Главная страница


1 ... 117 118 119 120 121 122 123 124
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 25 сен 2017, 13:31 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
4 года 5 месяцев
Mishaho13, Миша, прими мои соболезнования.
Только что прочитал....

_________________
Итак,во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними
Мф. 7:12


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 25 сен 2017, 13:33 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
5 месяцев 10 дней
Mishaho13, прости что потревожил твою тему...как то я не подумал о последствиях :nez-nayu:

_________________
Все стрелы сломаны,я ими печь топлю..(с)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 25 сен 2017, 13:37 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 6 месяцев 26 дней
Лаэрт, спасибо!Эдди Дин, все нормально, Лешка! :-|-:

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 25 сен 2017, 13:39 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
4 года 5 месяцев
Mishaho13, Миша, и поздравляю! три с полтиной - это здорово! :co_ol:

_________________
Итак,во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними
Мф. 7:12


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 25 сен 2017, 20:41 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
4 года 8 месяцев 15 дней
Mishaho13, доброго времени суток! :-|-: :-|-: :-|-:
Mishaho13 написал(а):
OOЯ не пью уже:
3 года 6 месяцев
Михаил, поздравляю с 42 месяцами трезвости! po:zdr1

_________________
Изображение


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 25 сен 2017, 20:45 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 6 месяцев 26 дней
Dantes, спасибо!

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 25 сен 2017, 20:52 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
4 года 8 месяцев 15 дней
Mishaho13 написал(а):
OOСегодня остановилось сердце моего папы. Но теперь хочу жить и я трезв. Бог делает это возможным.
Михаил, если рай существует и твой папа видит тебя сейчас с небес, я думаю ему будет приятно на душе, что ты не взял в руки стакан, даже по такому поводу.
Прими мои соболезнования.

_________________
Изображение


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 25 сен 2017, 20:57 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 6 месяцев 26 дней
Dantes, я верю в то, что Дух, даюший нам жизнь, бессмертен. Спасибо за добрые слова!

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 25 сен 2017, 21:00 
Аватара пользователя
Mishaho13 написал(а):
OOЯ не пью уже:
3 года 6 месяцев
Мишка, поздравляю! :co_ol: Так держать! :-|-:

_________________
Изображение


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 25 сен 2017, 21:13 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 6 месяцев 26 дней
Владимир Д, спасибо! :-|-:

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 27 сен 2017, 19:40 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 5 месяцев 28 дней
В Манголоре в Индии 60 лет АА. 25 января приглашают.
Съездить что ли :-) Океан, тепло, АА,курорт. :-):

_________________
Изображение
Свернуть


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 27 сен 2017, 20:17 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
5 месяцев 10 дней
Sableson, не люблю индийское кено

_________________
Все стрелы сломаны,я ими печь топлю..(с)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 03 окт 2017, 10:17 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
5 месяцев 10 дней
Рождение АА (из истории движения АА)

Один великий философ сказал о сущности человеческой жизни так: «Работать, любить, быть необходимым». Последнее требование, пожалуй, нигде не выражено столь ярко, как феномене АА. Именно этому условию обязано Сообщество успехом в преодолении самого коварного и смертельного заболевания из известных человеку.
АА зародилось весной 1935 года. Билл В., нью-йоркский биржевой брокер, к этому времени не пил пять месяцев. Он находился в отеле города Акрон, штат Огайо, куда прибыл по делам. Впоследствии Билл так описал случай, определивший его дальнейшую судьбу и сыгравший немаловажную роль в жизни миллионов людей. «Я спустился в вестибюль и подошёл к дверям бара. «Пожалуй, можно зайти и выпить», — подумал я про себя. «Вот оно, то самое «рациональное» мышление, — вспомнил я. — Все мои усилия останутся тщетны, если я не помогу другим, как помогли мне. Если я хочу спасти себя, я должен немедленно найти в этом городе другого алкоголика».
Билл наугад выбрал из справочника по местным церквам фамилию священника, надеясь с его помощью узнать адрес алкоголика, нуждающегося в поддержке.
Так началась удивительная программа, которую мы знаем, как Программу Двенадцати Шагов Анонимных Алкоголиков. Началом ее Билл считает момент, когда он смог произнести: «Мне нужен другой алкоголик». Случилось это 11 мая 1935 года в субботу.

Генриетте Сиберлинг позвонил совершенно незнакомый человек. «Я из Оксфордской группы, — представился Билл. — Я пьяница из Нью — Йорка».
Генриетта попыталась устроить ему встречу с доктором Бобом, доктор в тот день был слишком пьян. Знаменательная встреча состоялась на следующий день вечером. Вот как рассказывает об этом сам доктор Боб.
«Несмотря на отвратительное самочувствие, желая остаться вежливым, я сказал жене: «Ладно, давай зайдем», — и заручился ее обещанием не задерживаться больше пятнадцати минут. Мы вошли в дом ровно в пять часов вечера, а когда уходили, было без пятнадцати двенадцать».
Доктор Боб также был членом Оксфордской группы, евангелистской организации. О своей деятельности в ней он рассказывал: «Я уделил всему этому массу времени и сил в течение двух с половиной лет, но по-прежнему напивался каждый вечер. Я читал все, что только мог найти, и говорил со всеми, кто как мне казалось, мог что-либо знать». Но вернемся к его первой встрече с Биллом. Доктор Боб так продолжает свой рассказ: «Это был человек, который пережил многие годы ужасного пьянства, который знал все мыслимое, что только может пережить пьяница, и который вылечился тем самым способом, которым я пытался овладеть, то есть с помощью духовности. Он сообщил мне сведения об алкоголизме, которые вне всяких сомнений оказались полезными. Но гораздо более важное значение имел тот факт, что я впервые встретился с человеком, знавшим по личному опыту то, что он говорил об алкоголизме. Иными словами, он говорил на моем языке».
Доктор Боб рассказал Биллу историю своей жизни в надежде, что тот поймет его и поможет избавиться от лежавшего на нем ужасного проклятия. И Билл понял, понял так, как может понять только алкоголик алкоголика. Впервые в жизни доктор Боб не чувствовал себя одиноким в своей болезни. Ожидая, что Билл станет читать ему лекции, давать непрошеные советы, он удивился, когда Билл сообщил ему: «Мне нужен был другой алкоголик, вероятно, ты был мне нужен гораздо больше, чем я когда-либо буду нужен тебе. Так, что спасибо за то, что выслушал меня. Сейчас я знаю, что не выпью, и благодарен тебе за это».
Почти одновременно они поняли, что единственным способом для них оставаться трезвыми будут разговоры с другими алкоголиками о своей общей беде.
Для того, чтобы понять АА, необходимо сделать некоторое отступление и вернуться во время, предшествующее общепризнанному моменту сознания Сообщества, когда Билл и доктор Боб поняли благотворность общения друг с другом. История АА представляет собой ряд невероятных, но необходимых событий, совпадающих таким образом, что кажутся предопределенными. В деятельность и не руководили Сообществом, как какой-нибудь деловой или общественной организацией. Со своего «непредсказуемого начала» оно всегда было живущим, развивающимся организмом — организацией без иерархий, списков членов или взносов. Это было чудом, родившимся в сердцах двух безнадежных пьяниц, которым никто не мог помочь и которые обрели надежду, обратившись друг к другу за помощью. История этой программы — эта история нужных людей, на нужном месте, в нужное время. Началась она за несколько лет до зарождения трезвости Билла и доктора Боба.
Итак, по мнению Билла первое звено в цепи событий, приведших к сознанию АА, было выковано в поисках трезвости другим алкоголиком. Молодой, состоятельный финансист Роланд Х., перепробовавший все доступные ему медицинские средства лечения алкоголизма, в конце отчаявшись, отправился в Цюрих (Швейцария), к великому психиатру того времени доктору Карлу Густаву Юнгу.
После года лечения Роланд уехал от доктора с полным, как он считал, пониманием самого себя, своей беды и способов защиты. Он думал, что излечился, но через короткое время снова напился и вернулся в Цюрих. Доктор Юнг рассказал Роланду о двух основных принципиальных особенностях этого заболевания — принципах, которые стали основополагающими для АА. Юнг полагал, что алкоголик является «безнадежным» с точки зрения медицинского и психиатрического лечения , а надежда на выздоровление кроется в «глубоком духовном или религиозном опыте» (странная мысль для психиатра 20-х годов).
Когда в 1961 году Билл написал Юнгу, интересуясь историей о Роланде, доктор подробно объяснил, что он имел в виду. «То, о чем я размышлял, было результатом многочисленных опытов общения с людьми такого рода. Его страстное стремление к алкоголю являлось эквивалентом (на подсознательном уровне) нашей духовной жажды целостности, которая в средние века выражалась понятием «союз с Богом». Как можно сформулировать такое понятие в наши дни, чтобы оно было ясным? Единственно верным и правильным путем к такому опыту является то, что это действительно происходит с вами только тогда, когда вы идете по пути высшего восприятия. К этой цели вы можете идти через откровение свыше, или через личное и честное общение с другими, или через духовное воспитание разума, выходящее за пределы простого рационализма». Узнав об этом от Юнга, Роланд стал членом Оксфордской группы, к которой впоследствии примкнули и Билл с доктором Бобом.
«Религиозный опыт», описанный Юнгом, был ключевым в понимании Оксфордской группы. Их философия выделяла также самоанализ, исповедь, возмещение ущерба и служение — принципы, которые позднее были вплетены в ткань программы выздоровления АА.
В Оксфордской группе Роланд приобрел некоторые навыки, временно освободившие его от стремления к пьянству. Однако, данного опыта оказалось недостаточно для продолжительной трезвости.
Роланд поделился новообретеным «способом излечения» со своим другом Эбби Т., который из-за алкоголизма был на грани лишения права на дееспособность, Эбби согласился с тем, что наравне с опытом общения религия есть единственная надежда, и вступил в Оксфордскую группу. Затем Эбби обратился к Биллу В., поделившись своим открытием с самым «безнадежным алкоголиком», которого он знал.
Вот как Билл рассказывал потом эту историю: «Эбби услышал, что его старый собутыльник переживает трудные времена из-за пьянства. Позвонив, он пришел ко мне. Он был трезвым. Я давно не слышал о том, чтобы Эбби был «сухим», но, тем не менее: Несмотря на алкогольный туман в голове, я почувствовал в нем какие-то изменения. Я пригласил его в дом. Он сел за стол, и я протянул ему стакан джина.
— Спасибо, мне не надо. Я не пью, — сказал Эбби.
— Не пьешь? Почему? Подзавязал?
— Нет, не это. Просто я не пью.
Я настаивал, как мог и, наконец выпалил: «Что с тобой, Эбби?»
— Понимаешь, ответил он, дружелюбно улыбаясь, — я обрел религию.
Эбби рассказал о своем «духовном пробуждении» в Оксфордской группе. Хотя я не совсем уловил это во время первой встречи в ноябре 1934 года, но был в достаточной мере поражен переменой, происшедшей с моим другом. Следовало обдумать это дело, обдумать достаточно хорошо и посетить собрание группы, чтобы узнать о ней самому. Хотя по прибытии на группу я и был пьян, собрание на меня подействовало. Впоследствии я понял, что не чувствовал потребности выпить в течение нескольких дней, не считая незначительных количеств алкоголя, необходимых для снятия похмелья. Заинтересовавшись, я решил, что необходимо «подсушить» мозг и полностью изучить это дело с «религиозным опытом». Дело в том, что я был совсем невосприимчив к любым положениям, которые не считал «рациональными». Я испытывал стойкое отвращение к любым абсолютным понятиям, а Оксфордская группа придерживалась четырех «абсолютных» принципов в качестве необходимых условий излечения: абсолютная честность, абсолютная чистота, абсолютное отсутствие эгоизма и абсолютная любовь.
Осуществляя свое решение, Билл добровольно ложится в госпиталь Чальза Б. Таунса, учреждение для лечения алкоголизма в Нью-Йорке. Это было его последним визитом в заведение подобного рода. Четыре раза с 1933 по 1934 год Билл находился в стационаре под наблюдением доктора Вильяма Д. Силкворта, который был известен, как «маленький доктор, который любит пьяных». Силкворт, по образованию психиатр, объяснял Биллу, что алкоголизм — это аллергия организма к спиртному и в то же время психическая одержимость им.
Основываясь на большом опыте лечения (более 50-ти тысяч алкоголиков), доктор Силкворт был убежден в том, что алкоголизм является не простым пророком или привычкой, что это стремление — патологическая тяга, заболевание. Он считал, что алкоголик «безнадежен». Навязчивое состояние сознания обрекает на смерть.
Без полного психического изменения, объяснял доктор Силкворт Биллу и его многострадальной жене Ло, надежды на выздоровление нет. До тех пор, пока Билл не научится трезво относиться к своему навязчивому стремлению, ему необходимо жить взаперти, в противном случае — или сумасшествие, или смерть.
Эбби навестил Билла в больнице, напомнив ему о необходимости признания перед самим собой бессилия перед алкоголем, и предложил выход из тупика через религию. Почувствовав неприятие Биллом любого упоминания о Боге, Эбби изменил терминологию на понятие Высшей Силы. Даже находясь в алкогольной мгле, Билл понимал необходимость выбора между смертью или пожизненным заточением в психическую больницу и «зависимостью» от такого иррационального понятия, как религия.
Размышление о необходимости выбора привели Билла в подавленное состояние, которое он впоследствии сравнит с «опусканием на дно».
Его неприятие было слишком основательным, чтобы согласиться с утверждениями своего доктора и действовать согласно им. В то же время он не мог бездумно отмахнуться от рассуждений Эбби, поскольку тот, обладая «алкогольным авторитетом», сам, изнутри пришел к размышлению безнадежной проблемы.
Отчаяние Билла было столь велико, что он решил испробовать все, что можно, — вплоть до препоручение собственной воли Силе, более могущественной, чем он сам и его алкоголизм. Что из этого вышло, Билл опишет через тридцать лет. Философия Оксфордской Группы оказала огромное влияние на программу и цели АА, а сам Билл на всю жизнь установил дружеские отношения с одним из ведущих представителей Группы — преподобным Самуэлем Шумейкером.
К сожалению, хотя Эбби первым сделал Двенадцатый Шаг, ему предстояло еще несколько тяжелых лет пьянства. Он умер через несколько месяцев после своей последней выпивки, когда у Билла был тридцать один год трезвости. Тот факт, что Билл называл этого человека своим спонсором, подчеркивает особое смирение извечной таинственной связи между алкоголиками, которые остаются трезвыми, и теми, кто еще борется со своим недугом. Это также доказывает, что в АА нет иерархии и нет иммунитета к алкоголизму, но есть надежда, так как в конце концов трезвость Эбби не уступала в качестве трезвости Билла и доктора Боба, как и трезвости сотен тысяч других людей, которым помогает АА.
Из своих ранних попыток вытрезвления Билл скоро сделал вывод, что преодоление навязчивого стремления происходит менее болезненно при общении людей, решающих ту же проблему. Даже если они не приходили к идее полного выздоровления, им становилось лучше.
Доктор Силкворт, внимательно наблюдая за деятельностью Билла, как-то сказал ему: «Вы ставите телегу впереди лошади. Прежде всего надо сбить спесь с этих людей. Сначала как можно более сурово преподнесите им медицинскую сторону этого дела. Расскажите, как одержимость, вынуждающая их пить, и физическая аллергия организма на алкоголь обрекают их на сумасшествие или смерть, если они не остановятся. Когда один алкоголик поговорит об этом с другим, это может помочь разрушению в них подавляющего разум самомнения».
Эта беседа с доктором Силквортом случилась незадолго до встречи Билла с доктором Бобом и была еще одним удачным совпадением, которым так богата история АА. Если бы Билл занимался проповедями перед доктором Бобом, вместо того, чтобы, следуя совету Силкворта, изложить медицинскую сторону дела, доктор Боб, вполне возможно, отверг бы его. Если бы Билл не признал того факта, что Боб необходим ему так же, как он Бобу, то возможно, доктор Боб не обратил бы на Билла никакого внимания.
Как позднее вспоминал доктор Боб, именно это странное заявление благодарности от Билла, его желание иметь рядом другого алкоголика для того, чтобы добиться собственной трезвости, позволило ему преодолеть собственную настороженность и прислушаться.
После того как Билл рассказал о своем общении с другими алкоголиками, доктор Боб понял, почему Биллу удается оставаться трезвым, а ему нет. Это происходило благодаря тому, что Билл признал необходимость протянуть руку и передать свое послание другим алкоголикам с тем, чтобы получить собственную трезвость.
Из этого визита доктор Боб сделал вывод, что трезвость возможна и для него. В результате постоянного общения с Биллом ему в течение нескольких недель удавалось оставаться трезвым. Затем доктор Боб отправился один на медицинский симпозиум в другой город и напился. Возвратившись домой, 10 июня 1935 года он выпил в последний раз. По иронии судьбы это было пиво, которое ему дал Билл, чтобы унять дрожь в руках перед предстоящей операцией.
Теперь доктор Боб был уверен в своем пути. После операции он обратился к своим коллегам, пациентам, кредиторам и другим людям с открытым признанием своего алкоголизма и намерением достичь трезвости, устроить свои дела надлежащим образом.
С этого дня, официальной даты создания АА, Билл В. и доктор Боб посвятили себя обращению к другим алкоголикам. Они были полностью убеждены в необходимости поступать так для своей собственной трезвости, и они убеждали в этом других алкоголиков.
Тогда это были предварительные идеи, ставшие первоначальной программой АА:

признание безнадежности состояния алкоголика;
вера в необходимость достигнуть «дна», поскольку духовное «обращение» или изменение психики не произойдут до тех пор, пока не будут достигнута крайняя степень отчаяния;
вера в то, что «обращение» необходимо для долговременной трезвости;
убеждение в том, что личность должна перейти от разрушительной концентрации внимания на себя к активному взаимодействию с другими людьми.



Может быть, невольно, но именно Эбби принес все эти идеи Биллу В. (о безнадежности и необходимости «обращения») и своим опытом продемонстрировал необходимость помощи другим для сохранения собственной трезвости.

Два основателя посветили свои жизни этому «посланию надежды»:

Мне нужны другие алкоголики, чтобы стать трезвым.

Мне нужны другие алкоголики, чтобы оставаться трезвым.

У меня теперь есть, что отдать, и мне нужны те, кто нуждается в моих знаниях, те, кому они необходимы.

Это является необходимым условием моей собственной трезвости, сущностью сообщества АА, основой его успешного шествия по изменяющимся судьбам «безнадежно» больных людей.

28 июня Билл с доктором Бобом совершили свой первый совместный визит к алкоголику, тем самым приведя в действие программу выздоровления, известную теперь по названием «Анонимные Алкоголики»

Они навестили Билла Д., который стал известен, как «человек на кровати». Переговорив сначала с его женой, они сказали, почему пришли к нему, откровенно заявив, что если он не заинтересован в их присутствии, им придется найти другого алкоголика для своего собственного блага. Такой подход был спасителен для Билла Д. Свое собственное состояние не имело для него значения, но его значимость для выздоровления других сломала стену безразличия и покорности судьбе.

Развитие в их работе с алкоголиками не было ни гладким, ни простым. Основным и единственным утверждением их программы было: «Она работает!»

На некоторое время Билл и Ло превратили свой дом ? 182 на Клинтон -стрит в Бруклине во временный приют для алкоголиков. Но это стало неудобным и дорогим делом. Они обнаружили, что наиболее важным аспектом достижения трезвости является разговор алкоголиков друг с другом. Они стали устраивать по вторникам вечером собрания для алкоголиков и их жен. Жены участвовали в этих собраниях до тех пор, пока не появлялся новый «кандидат». Тогда трезвые алкоголики уединялись с ним и проводили своего рода «допрос», который заканчивался «поражением» новообращенного.

Такой порядок был предшественником «открытых» и «закрытых» собраний АА. Группа поддержки, состоявшая из жен (ее инициатором была жена Билла Ло), в конце концов, стало сообществом Ал-Анон. Для Ло нечто не имело большого значения, чем трезвость Билла. Это оставалось самым важным делом ее жизни.

Свое участие в Оксфордской Группе Билл с доктором Бобом теперь ограничивали работой с алкоголиками. Они полагали, и это со временем нашло свое подтверждение, что собрание по вторникам, ставящие в центр внимание разговор алкоголиков друг с другом, приносит им большую помощь и удовлетворение, чем Оксфордские встречи, религиозный акцент которых, а особенно «абсолютные принципы», мало что давали для достижения трезвости.

Черт возьми эти «абсолютные принципы», — говорил алкоголик, — я просто желаю быть трезвым сегодня».

Так, возник, был опробован и стал ключевым в программе АА лозунг «Только сегодня».

В свою очередь Оксфордская Группа не очень поддерживала алкогольное направление в своем движении. Она старалась быть на виду, выдвигая свою организацию и своих членов вперед посредствам публичных выступлений и мероприятий, имеющих широкую огласку.

Алкоголики, особенно наиболее влиятельные, желали оставаться по возможности анонимными. Основным мотивом здесь был не стыд, а то, что дурные известность и слава могли повлечь за собой тщеславие, тем самым ставя под угрозу их трезвость.

Помня, что духовный аспект является необходимой частью выздоровления, Билл допускал возможность веры в Высшую Силу вне церкви, на обычном собрании группы. Два или три алкоголика, собравшиеся вместе для помощи друг и другу, становились силой более могучей, чем сила отдельной личности. Это было спасением для тех, кто не мог принять религиозного учения как такового. Группа становилась для них Высшей Силой. Они могли оставаться трезвыми благодаря принадлежности к группе и вере в силу общения с другими алкоголиками для сохранения трезвости.

У Билла и доктора Боба были планы создания сети больниц для алкоголиков с наймом персонала со стороны и публикации четких положений и принципов программы. По мере того, как молодая организация получала обнадеживающие результаты в обретении трезвости алкоголиками, увеличивалась привлекательность этой работы. Билл получил предложение заработать деньги на этой программе, когда ему

Предложили место в больнице св. Фомы для создания и руководства группой по лечению алкоголизма на коммерческой основе.

Рассказав о заманчивом с материальной точки зрения предложении на собрании группы, он не получил одобрения. Алкоголики решили, что профессионализм скомпрометирует программу.

Политикой АА и одной из ее традиций стало то, что ни один из ее членов не будет извлекать личной выгоды из принадлежности АА.

Другим немаловажным следствием предложения, сделанного Биллу, была традиция предоставления всех дел, затрагивающих программу, на совесть группы для обдумывания и принятия решений. Это стало предтечей порядка Генеральной Конференции для руководства делами АА.
Свернуть

_________________
Все стрелы сломаны,я ими печь топлю..(с)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 03 окт 2017, 18:34 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 6 месяцев 26 дней
Спасибо, Лешка!

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 03 окт 2017, 18:37 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
5 месяцев 10 дней
p:r:i:v

_________________
Все стрелы сломаны,я ими печь топлю..(с)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 07 окт 2017, 17:43 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 6 месяцев 26 дней
Мозг разводит не только нашего брата o:l:ca:sh
phpBB [media]

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 07 окт 2017, 17:52 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 3 дня
Mishaho13,соболезную.

_________________
То бела полоса,
То черна беспросветно,
Рассинить бы...
да нет у меня акварели такой.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 07 окт 2017, 17:55 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 6 месяцев 26 дней
Stranger, спасибо.

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 07 окт 2017, 18:05 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
2 месяца 9 дней
А мне вот этот семинар очень понравился.
Признаки духовного заболевания в трезвости
phpBB [media]

Особенно он может быть полезен для тех, кто имеет некоторые сомнения алкоголик ли он.

_________________
У каждого в голове свои тараканы, но мои стопудово гениальные личности.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Хочу поделиться....
СообщениеДобавлено: 08 окт 2017, 20:45 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
5 месяцев 10 дней
Самый знаменитый анонимный алкоголик: интервью с Джеймсом Хетфилдом.
"Если Джеймс Хетфилд смог избавиться от пьянства, то любой может"

За 30 лет существования Metallica продала по всему миру более 10 миллионов своих пластинок. Многолетним ядром группы являются гитарист Джеймс Хетфилд и ударник Ларс Ульрих, противостояние которых напоминает тандемы Джаггера/Ричардса или Леннона/Маккартни. МЫ публикуем интервью, вышедшее после премьеры концертного 3D-фильма «Metallica – Through The Never». В нем лидер одной из самых популярных рок-групп мира за последние 20 лет рассказывает о личных проблемах, самоуничижении, падении и новом взлете, детстве и источниках вдохновения.

Spiegel: Мистер Хетфилд, наибольшее впечатление в фильме производит агрессия, которую вы демонстрируете на сцене.

Хетфилд: Да, я знаю. Выглядит пугающе. Я знаю и то, что немногие могут этому противостоять.

Spiegel: Ваше появление имеет некую возбуждающую телесность.

Хетфилд: Часто это понимают как ярость, злость или отчаяние. И так оно и есть, но это и радость. Благодарность за то, что все это есть в моей жизни.

Spiegel: Почему благодарность?

Хетфилд: Боже мой, я вспоминаю, когда мне было 14 лет, я брал старую теннисную ракетку и играл на ней как на гитаре под музыку Led Zeppelin. Теперь 35 лет спустя уже я стою на сцене, играю перед тысячами людей. Играю громко. Мощь звука может изменить мир. Иногда я во время саундчека стараюсь сыграть аккорд максимально громко: ваууммм! Тогда мне кажется, что все загорается вокруг, у меня учащается пульс, холодеют конечности. Сердце толкает кровь.

Spiegel: Сейчас ваша группа выглядит в намного лучшей кондиции, чем в 2004 году, когда вышел ваш предыдущий фильм «Some Kind of Monster». В нем были показаны ваши разногласия с Ульрихом, вам пришлось тогда обратиться к психотерапевту.

Хетфилд: Вообще, да. Но фильм заканчивался тем, что мы снова вместе стояли на сцене. В этом нам помог терапевт. На самом деле, мы любим друг друга. Зачем нам спорить по мелочам? Тогда нам удалось посмотреть правде в глаза.

Spiegel: Что вы под этим подразумеваете?

Хетфилд: То, что наше эго иногда требует выхода наружу, чтобы идти дальше, снова оценить то, что мы имеем.

Spiegel: Во времена «Some Kind of Monster» вы попали в передрягу, хотя были на пике своей карьеры.

Хетфилд: Был, но быстро все потерял. Мы начали верить, что по отдельности мы круче, чем группа. Я начал верить, что моя жизнь зависит от одобрения фанов, что они нужны мне, чтобы быть собой. В этом очень легко потеряться, и я начал верить всему, что говорили мне люди.

Spiegel: Например?

Хетфилд: Ну, например, «твоя музыка спасла мне жизнь» или «благодаря тебе я смог осилить школу», или «мы женились под твою песню». Это, блин, такая ответственность, такой напряг. И тогда я подумал, что никогда не смогу закончить, потому что я - пример для всех этих людей. А если начинаешь думать, что ты для кого-то пример, значит, ты им уже не можешь быть.

Spiegel: Слава – это зло?

Хетфилд: Стопроцентное. Дело в том, что я такой человек, который постоянно себе говорит: я кусок дерьма. Только когда я стою на сцене, я чувствую себя королем. И это постоянное шатание туда-сюда. Моя проблема в том, что я не могу найти середину.

Spiegel: А кто вы сейчас?

Хетфилд: Сейчас я не на сцене, значит все тот же кусок дерьма. Но вы мной заинтересовались, значит, все нормально.

Spiegel: А где бы могла быть эта желанная середина?

Хетфилд: Там, где я могу чувствовать себя тем, кем я есть. Но вот я могу выйти отсюда и сказать себе: чувак, у тебя друзья по всей планете, которые любят твою музыку. Но что будет потом...

Spiegel: Потом вы придете вечером домой. Разве это не утешает?

Хетфилд: Нет, не помогает. Я сижу там один. Кто я? То, о чем мы здесь говорим, называется утратой идентичности. С этим столкнулись все из Metallica. В определенный момент произошел взрыв.

Spiegel: Вы пытались разобраться, откуда появился голос, который говорит, что вы дерьмо?

Хетфилд: В том, чем занимаются рок-звезды, есть большая доля избалованности. Они выходят на сцену, и люди падают ниц. А после концерта становится дерьмово, ведь они очень быстро привыкают к постоянному вниманию. Привыкают быть избалованными и уже не могут оставаться наедине с собой. Появляется зависимость от этого всего. Как только адреналин иссякает, им начинает казаться, что жизнь - дерьмо. Тогда появляются разные вещи, чтобы ее улучшить. Как правило, это наркотики, алкоголь и секс. Поначалу кажется, что это может вернуть к нормальности, но потом погружаешься в это все глубже и глубже. Я не претендую на истину в последней инстанции, но могу сказать: да, популярность - это очень тяжело. Но это моя история. Для других все может быть иначе.

Spiegel: Каковы ваши отношения с Ульрихом, является ли он вашим антагонистом?

Хетфилд: Отношения хорошие. В том числе и потому, что мы сумели пройти через все эти разногласия. Иногда мы провоцируем его, чтобы проверить, работает ли его кнопка ярости. И да, она работает. Я постоянно наблюдаю, насколько он может быть разъярен. Мы все также часто спорим. И я бываю в бешенстве, когда чувствую, что он меня не слышит. Такое я испытывал, еще когда жил с родителями. И этот тип скоро будет праздновать свои 50! Мне уже 50. И теперь я могу сказать, что все наши баталии не влияют на конечный результат.

Spiegel: Когда-то Ларс сказал, что трудно найти большие противоположности, чем вы и он.

Хетфилд: Но нас объединяет общий опыт - в детстве нас не слышали родители. Мы были непоняты, пусть и совершенно по разным поводам. Ларс все-таки был сыночком, у которого с детства было все. Его отец был знаменитым теннисистом, они переехали в Лос-Анджелес, когда ему было 16 лет. У него тогда были все пластинки, весь нужный прикид, он пересмотрел все самые крутые фильмы. Но даже если у тебя есть все, это не означает, что ты по-настоящему любим. Когда я рос, я чувствовал себя невидимкой. Ну это вы должны знать, я об этом песню написал.

Spiegel: «Invisible Kid»?

Хетфилд: Да. Мне все время хотелось убежать из дома. Семья никогда не была для меня тихим местом.

Spiegel: Почему?

Хетфилд: Я вырос в очень религиозной семье. Если я вдруг осмеливался заявить что-то в духе «я ничего не понимаю, я не понимаю это религию, и я вам не верю», тогда … ох, лучше и не вспоминать.

Spiegel: И все же.

Хетфилд: ...Тогда мой отец, который был священником, начинал читать мне Библию, иногда это длилось целые выходные. «Здесь, сынок, есть все, что нужно в жизни», - говорил он. И, конечно, у нас дома была целая система наказаний. Самые разнообразные, о чем я здесь предпочитаю умолчать.

Spiegel: Ваши родители были членами церкви «Наука Христа». Они пропагандировали сострадание и понимание.

Хетфилд: Все это был обычный имидж-менеджмент. Мой отец очень много говорил о сострадании, но у нас дома эти слова никак не действовали. И, конечно, он чего-то боялся. Если кто-то слишком религиозен, если слепо поклоняется объекту веры, значит он что-то скрывает о себе. Это известный факт. Но я узнал о нем еще ребенком, наблюдая за своими родителями.

Spiegel: Вы тогда вели скитальческий образ жизни.

Хетфилд: Отец покинул нас, когда мне было 13. Мать умерла, когда мне было 16. Меня воспитывал старший брат.

Spiegel: Из-за чего умерла мать?

Хетфилд: У нее был рак. И она отказывалась от лечения, так как ей это запрещала ее религия. Из-за этого она и умерла. Да уж, своеобразное у меня было детство. Когда я оглядываюсь назад, я думаю, что это была полная жопа. Но маленьким я на самом деле любил своих родителей.

Spiegel: Потом вы открыли для себя heavy.

Хетфилд: Сначала вообще музыку. Она всегда говорила со мной. К родителям я не мог обратиться без страха быть наказанным. А вот играть на гитаре и петь я мог сколько угодно.

Spiegel: Можно ли сказать, что heavy metal воспитывает отшельников и социопатов?

Хетфилд: Это делает каждое музыкальное направление. Как насчет джаза? Любители джаза, например, тоже любят заявлять, что они неконтролируемые придурки. Или панк: мир против меня - вот моя борьба! Поп-музыка: меня должны признать, поэтому я буду носить такие же модные шмотки, что и все. Каждое направление музыки воспитывает определенный тип людей.

Spiegel: Почему вы остановились на heavy?

Хетфилд: Это все из-за моего старшего брата. Он был барабанщиком в группе. Они играли вещи Джимми Хендрикса. И они играли громко. Я заметил, что к моему брату прислушиваются. Он громко играл, и всем приходилось с этим мириться. Я все время рылся в его пластинках. Больше всего мне нравились Black Sabbath. Меня заводил этот мощный жирный рифф. Он уводил меня в какие-то будоражащие места. И мне это очень нравилось. Риффы Тони Айомми, гитариста Black Sabbath, производили на меня самое большое впечатление. Я решил играть на гитаре или петь.

Spiegel: Вы основали Metallica вместе с Ларсом Ульрихом в 1981 году и почти сразу же стали одной из самых значительных банд 80-х, а позже, когда вы начали писать баллады, вы сделались одной из величайших групп мира. Когда же начался спад?

Хетфилд: Во время съемок «Some Kind of Monster», то есть десять лет назад, я дошел до точки полного развала. Пьянство, наркотики, беспорядочный секс - в определенный момент у жены закончилось терпение. Она меня выгнала. И слава Богу. Она сказала тогда, что я болен, и нашим детям не нужен такой отец. И только тогда из страха потерять семью так же, как мой отец, я пришел к единственно правильному решению.

Spiegel: Отказ от алкоголя.

Хетфилд: Да. Я почти год лечился в клинике. Многолетние проблемы с алкоголем отравляли не только мою жизнь, но и всех окружающих. В туре (а мы годами находились в турах) я пил каждую ночь. Дорога на столе, толпы женщин, готовых на все, и очень много алкоголя - выбирай, что хочешь! В конце концов я весь этот образ жизни перенес и в свой дом.

Spiegel: Теперь вы не пьете?

Хетфилд: Не могу. Не в состоянии сделать ни одного глотка. Если я это сделаю, сразу же отправлюсь туда, где я был.

Spiegel: Вы принадлежите к обществу анонимных алкоголиков?

Хетфилд: Да. Я даже участвую сразу в нескольких программах. Я признал в себе эту слабость. Годами я искал костыль, который бы помог мне жить. В один момент им стал алкоголь. Это происходит из страха, неуверенности, стыда, конечно же, из детства и постоянной боязни показаться нехорошим парнем.

Spiegel: Нехорошим парнем?

Хетфилд: Я как раз такой. Я вызываю раздражение. Я не люблю людей.

Spiegel: Ну сейчас вы не производите такого впечатления.

Хетфилд: Но у меня в голове снова и снова проигрывается эта хреновая запись, которая засела там с детства.

Spiegel: А вы пробовали терапию?

Хетфилд. Конечно! Очень помогает. Благодаря ей я понял, что подобные чувства имеет каждый. А я не должен давать этим эмоциям управлять моей жизнью. Теперь у меня в башке появилась и другая пластинка: «Так, я знаю, что я сейчас не на высоте, но все в порядке, я делаю все, что могу». Вот то, что я сейчас признаюсь вам в своих слабостях, уже меня расслабляет. Но это не значит, что на всех можно вываливать все свое говно. Это тоже диагноз.

Spiegel: Все эти ощущения вы всегда старались выразить в своих песнях.

Хетфилд: Ну, да. В каждой из песен что-то есть от этого.

Spiegel: Одним из поворотных пунктов в вашем творчестве стала песня «Nothing Else Matters». В ней вы открыто рассказали о своих личных переживаниях.

Хетфилд: Мне было так неловко впервые показывать ее Ларсу. Я тогда сказал ему, что эта песня не для Metallica. Это только я. Но он послушал и сказал, что песня фантастическая. Я думал, что с этой песней я становлюсь очень уязвимым. Вроде как, я раскрываю сердце, по которому могут потоптаться.

Spiegel: И?

Хетфилд: А получилось совсем и не так. У каждого есть страх, у каждого в голове какая-то хрень.

Spiegel: Считаете ли вы, что все эти личные проблемы помогли вам как сочинителю?

Хетфилд: Эти проблемы - как колодец, полный бензина, из которого я зачерпываю. Отличный материал для песен. Высшего качества.

_________________
Все стрелы сломаны,я ими печь топлю..(с)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
1 ... 117 118 119 120 121 122 123 124


Сейчас этот раздел просматривают:

CommonCrawl [Bot] (в этой теме) и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти: