Главная страница


1 ... 3 4 5 6 7 8 9 ... 16
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 27 янв 2017, 19:25 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 7 месяцев 28 дней
(3)
ДОМОХОЗЯЙКА,КОТОРАЯ ПИЛА ДОМА

Так уж получилось, что моя история - особого рода: о жен­щине, пьющей дома. Я вынуждена была оставаться дома, ведь у меня было двое маленьких детей. Когда алкоголь захватил власть надо мной, моим баром стали кухня, гости­ная, спальня, ванная и две корзины для белья.
Было время, когда признание того факта, что я была и явля­юсь алкоголиком, означало для меня позор, поражение и про­вал. Однако в свете того нового понимания, которое я нашла в АА, я смогла увидеть в поражении, провале и позоре заро­дыш будущей победы. Ибо только благодаря ощущению того, что я потерпела поражение, благодаря моей неспособности справляться с жизненными трудностями и контролировать свой алкоголизм я смогла сдаться и принять, как данность, что я страдаю этой болезнью и должна снова научиться жить без алкоголя.
В компании я никогда не пила слишком много. Но около тринадцати лет назад, когда у меня выдался особенно напря­женный и тяжелый период, я начала употреблять алкоголь дома, одна. Я использовала его как средство, дающее времен­ное облегчение и позволяющее немного лучше высыпаться.
У меня были проблемы. Они бывают у всех, и я думала, что капелька бренди или вина время от времени никому не повредит. По-моему, когда я начинала, мне и в голову не приходило, что я пью. Я должна была спать, должна была избавляться от беспокоящих мыслей, должна была расслаб­ляться. Тогда я выпивала стаканчик-два после полудня или вечером. Но моя суточная норма быстро росла. В скором вре­мени я уже пила весь день. Я нуждалась в этом вине. В конце концов, единственным побуждением, заставлявшим меня одеваться по утрам, стала необходимость пойти в магазин и «запастись», чтобы спиртное помогло мне начать мой день. Однако начинался только процесс пития.
Она прятала бутылки в комодах и бельевых корзинах. Придя в АА, она обнаружила, что ничего не потеряла, зато обрела все, что ей нужно.
Так уж получилось, что моя история - особого рода: о жен­щине, пьющей дома. Я вынуждена была оставаться дома, ведь у меня было двое маленьких детей. Когда алкоголь захватил власть надо мной, моим баром стали кухня, гости­ная, спальня, ванная и две корзины для белья.
Было время, когда признание того факта, что я была и явля­юсь алкоголиком, означало для меня позор, поражение и про­вал. Однако в свете того нового понимания, которое я нашла в АА, я смогла увидеть в поражении, провале и позоре заро­дыш будущей победы. Ибо только благодаря ощущению того, что я потерпела поражение, благодаря моей неспособности справляться с жизненными трудностями и контролировать свой алкоголизм я смогла сдаться и принять, как данность, что я страдаю этой болезнью и должна снова научиться жить без алкоголя.
В компании я никогда не пила слишком много. Но около тринадцати лет назад, когда у меня выдался особенно напря­женный и тяжелый период, я начала употреблять алкоголь дома, одна. Я использовала его как средство, дающее времен­ное облегчение и позволяющее немного лучше высыпаться.
У меня были проблемы. Они бывают у всех, и я думала, что капелька бренди или вина время от времени никому не повредит. По-моему, когда я начинала, мне и в голову не приходило, что я пью. Я должна была спать, должна была избавляться от беспокоящих мыслей, должна была расслаб­ляться. Тогда я выпивала стаканчик-два после полудня или вечером. Но моя суточная норма быстро росла. В скором вре­мени я уже пила весь день. Я нуждалась в этом вине. В конце концов, единственным побуждением, заставлявшим меня одеваться по утрам, стала необходимость пойти в магазин и «запастись», чтобы спиртное помогло мне начать мой день. Однако начинался только процесс пития.
Мне следовало бы осознать, что алкоголь берет мою жизнь под контроль, когда я стала скрывать то, что с ним связано. У меня появилась потребность иметь под рукой выпивку для людей, которые «могут придти». Полупустую бутылку, разу­меется, не было смысла хранить, поэтому я ее приканчивала и естественно, сразу же нужно было пополнить запас на слу­чай, если кто-то «неожиданно придет». Но этим нежданным гостем, которому приходилось допивать бутылку, всегда ока­зывалась я. Я не могла отправиться в винный магазин, без стеснения посмотреть в лицо продавцу и купить вина, как я делала раньше, когда устраивала вечеринки, развлека­лась и выпивала, как все нормальные люди. Теперь же мне нужно было обязательно сочинить для него целую историю, и в который раз задать один и тот же вопрос: «А на скольких человек рассчитана эта бутылка?» Я хотела убедить его, что не собираюсь выпить все вино сама.
Мне, как и очень многим членам АА, приходилось прятать спиртное. Я засовывала бутылки в корзины, ящики шкафов. Когда человек начинает делать подобное, значит, с ним что- то не так. Я нуждалась в алкоголе и знала, что пью слиш­ком много, но не отдавала себе отчета в том, что мне следует остановиться, и продолжала. В то время мой дом был мес­том, где я слонялась из угла в угол. Я бродила по комнатам, размышляя и выпивая, выпивая и размышляя. На глаза мне попадались швабра, пылесос, все, что угодно, но я ни за что не бралась. Ближе к пяти часам я с грехом пополам приби­ралась и сооружала ужин, а после него довершала начатое и напивалась до отключки.
Я не знала, что появилось сначала-думанье или питие. Если бы я только смогла перестать думать, я бы не пила. Если бы я только смогла перестать пить, возможно, я бы не думала. Нооба процесса перемешались, а я находилась в середине этого клубка. И все же мне необходимо было пить. Должно быть, вы знаете, какое разрушающее, разлагающее влияние оказывает на людей хроническое пьянство. Меня совершенно не забо­тила моя внешность. Мне было все равно, как я выгляжу и что делаю. Принять ванну для меня означало всего лишь побыть в таком месте, где можно спокойно пить наедине с собой. Ночью я тоже должна была иметь при себе бутылку на случай, если я проснусь, и мне потребуется глоток спиртного.
Не знаю, как я справлялась с домашней работой. Я про­должала пьянствовать, осознавая, во что превращаюсь, нена­видя себя за это, чувствуя горечь, кляня жизнь, виня все, что угодно, но, не признавая, что следует остановиться и что-то делать со своим алкоголизмом. В конце концов, мне все стало безразлично; я уже была неспособна о чем-то волноваться. Я просто хотела дожить до определенного возраста, выпол­нить то, что я считала своими обязанностями по отношению к детям, а что потом - неважно. Лучше уж наполовину мать, чем совсем никакой.
Я нуждалась в алкоголе. Я не могла жить без него. Без него я ничего не могла делать. Однако наступил момент, когда я почувствовала, что больше не могу жить с ним. Это произошло после трехнедельной болезни моего сына. Доктор порекомен­довал давать мальчику чайную ложку бренди, чтобы облег­чить его ночной кашель. Конечно, это было все, что мне нужно
на три недели переключиться с вина на бренди. Я ничего не знала об алкоголизме и белой горячке, но, проснувшись утром в последний день болезни сына, заклеила замочную скважину в двери, потому что «там кто-то был». Вся в холодном поту, я шагала взад-вперед по дому. Затем по телефону кричала своей матери, чтобы она ко мне приехала, потому что что-то должно произойти, не знаю, что именно, но, если она сейчас же не приедет, со мной случится что-то страшное. Позвонила мужу и сказала, чтобы он приехал домой.После этого я провела неделю, когда тело мое сидело в кресле, а разум витал в космосе. Я думала, что они уже не соединятся. Я знала, что мне необходимо расстаться с алко­голем. С ним я не могла больше жить. А с другой стороны, как мне жить без него? Я не знала. Я была полна горечи и ненависти. Мой гнев обратился на того самого человека, который вместе со мной прошел через все это и больше всех мне помогал - моего мужа. Кроме того, я злилась на свою семью, свою мать. Люди, которые готовы были придти на помощь, были всего-навсего людьми, с которыми у меня не было ничего общего.
Как бы то ни было, я стала пытаться жить без алкоголя. Но преуспела я только в том, чтобы завязать с ним борьбу. А алкоголик, поверьте мне, не может побороть алкоголь. Я сказала мужу: «Я постараюсь заинтересоваться чем-нибудь вне дома, чтобы выбраться из этой наезженной колеи». Я думала, что схожу с ума. Если я не выпью, нужно делать что-то другое.
Я превратилась в одну из самых активных женщин в округе, участвуя в деятельности всевозможных общественных орга­низаций и движений. Я вступала в какую-нибудь организа­цию и вскоре становилась членом ее комитета, а затем - его председателем; если же я присоединялась к какой-нибудь группе, то скоро меня назначали казначеем или секретарем. Но я не была счастлива. Я вела двойную жизнь. Пока я рабо­тала и находилась среди людей, я не пила. Несмотря на это, я должна была выпить первый стакан. И, как только я это делала, обычная карусель снова начинала кружиться. От этого страдала моя семья.
Я пришла к выводу, что со мной все будет в порядке, если я найду себе занятие, которое мне будет нравиться. Итак, когда время с девяти до трех часов дети стали проводить в школе, я создала собственный небольшой бизнес и явно в нем преус­певала. Но все равно не была счастлива. Потому что уяснила,что все, за что я берусь, становится заменой алкоголя. А когда вся жизнь - это заменитель пьянки, нет ни счастья, ни мира. Я все еще вынуждена была пить; мне это все еще было нужно. Пока у алкоголика остается потребность в спиртном, ему недо­статочно одного лишь воздержания. Я переключилась на пиво. Я всегда его ненавидела, но теперь полюбила, так что это тоже не решило проблемы.
Я снова обратилась к своему доктору. Он знал о том, что я делаю и как пытаюсь завязать. Я сказала: «Я не могу найти в жизни срединный путь. Просто не могу. У меня получа­ется или только работать, или только пить». Он ответил: «А почему бы тебе не попробовать метод Анонимных Алкого­ликов?» Я была готова попробовать что угодно, так как чувс­твовала себя опустошенной. Уже во второй раз. Первый раз был, когда я поняла, что не могу жить с алкоголем. Но сейчас я обнаружила, что не могу нормально жить без него, и мне стало хуже, чем когда-либо.
То чувство товарищества, которое я нашла в АА, дало мне силу взглянуть на свою проблему честно и прямо. Находясь в кругу родных и друзей, я не могла этого сделать. Никто не желает признавать, что он - пьяница, неспособный контро­лировать свое пагубное пристрастие. Но когда мы приходим в АА, мы можем посмотреть в лицо своей болезни и при­знать, что страдаем ею. Я ходила на закрытые и открытые собрания. И принимала все то, что предлагали мне АА. Не усложняй; сначала - главное; каждый раз - только один день. Именно на этом этапе я доросла до того, чтобы препоручить свою жизнь Высшей Силе. Как-то я слышала, как одна очень больная женщина сказала, что она не верит в ту часть про­граммы, где говорится о капитуляции. Подумать только! Для меня она означает способность успешно вести домашнее хозяйство, должным образом выполнять свои обязанности, принимать жизнь такой, какой она приходит день за днем, и трудиться над решением своих проблем. Вот что для меня капитуляция. Раньше я отдавалась во власть бутылке и была неспособна все это осуществлять. Поскольку я препоручила свою волю АА, я стараюсь как можно лучше делать все то, чего от меня хочет Сообщество. Когда меня просят нанести визит позвонившему нам человеку, я иду к нему. Иду не я; это Сообщество ведет меня туда. АА показывает нам, алкого­ликам, как можно жить, не нуждаясь в алкоголе. Такой жиз­нью я живу день за днем, позволяя будущим проблемам оста­ваться в будущем. Когда настанет время их решать, Бог даст мне силу это сделать.
Я была воспитана в вере, но знаю, что до прихода в АА никогда не верила в реальность существования Бога, реаль­ность Его силы, которая теперь со мной во всех моих делах.
Свернуть

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 27 янв 2017, 20:09 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 12 дней
Пешком к спокойствию"

«Когда я уставал и не мог сосредоточиться, я пришел к выводу, что порой ощущения жизни можно достичь простой прогулкой, делая глубокие вдохи. Иногда я признавался себе, что не в состоянии сделать даже этого, настолько я был слаб. Но я понял, что это как раз тот случай, когда я не имею права сдаваться, чтобы не впасть в еще большее отчаяние.
Поэтому я поставил перед собой маленькую цель. Я решил проходить пешком четверть мили. И я сосредотачивался и считал вдохи и выдохи — каждые шесть шагов медленный вдох и каждые четыре шага выдох. Пройдя чет верть мили, я с обнаружил, что могу пройти еще полмили, а потом еще и еще...
Это меня вдохновило. Ложное ощущение физической усталости покинуло меня (это чувство всегда присутствовало во мне при депрессиях.) Эти прогулки, и особенно, дыхание, убедили меня, что я все еще живу и увели от отчаяния и гибели.
Этот подсчет дыхания был минимальным упражнением на концентрацию, отдыхом от телесной слабости, раздирающего страха и чувства вины.»
Письмо, 1960.

© Как это видит Билл.

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 30 янв 2017, 13:32 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 7 месяцев 28 дней
(4)
ЛЕКАРЬ, ИСЦЕЛИ САМОГО СЕБЯ!

Психиатр и хирург, он сбился с пути и снова нашел его, лишь осознав, что Великий Целитель - не он, а Бог
Я - доктор, и у меня есть лицензия, позволяющая мне прак­тиковать в одном западном штате. Кроме того, я - алкоголик. Возможно, я немного отличаюсь от других алкоголиков по двум причинам. Во-первых, все мы слышим на собраниях АА истории тех, кто теряли в своей жизни все - семью, матери­альные ценности, свободу, когда попадали в тюрьму. Я же не терял ничего из этого. Я никогда не оставался на обочине. За последний год своего пьянства я сделал больше денег, чем за всю свою жизнь. Моя жена ни разу не намекнула, что может меня бросить. С ранних лет я добивался успеха во всем, за что ни брался. В начальной школе я был президентом учени­ческого совета. В средней школе я был старостой в каждом классе, а на последнем году - президентом ее ученического совета. В университете я тоже был старостой и президен­том студенческого общества. Меня считали человеком, кото­рый с наибольшей вероятностью из всех будет преуспевать в жизни. То же самое происходило и в медицинской школе. Я принадлежу к большему количеству медицинских и почет­ных обществ, чем люди, которые старше меня на десять- двадцать лет.

Психиатр и хирург, он сбился с пути и снова нашел его, лишь осознав, что Великий Целитель - не он, а Бог
Я - доктор, и у меня есть лицензия, позволяющая мне прак­тиковать в одном западном штате. Кроме того, я - алкоголик. Возможно, я немного отличаюсь от других алкоголиков по двум причинам. Во-первых, все мы слышим на собраниях АА истории тех, кто теряли в своей жизни все - семью, матери­альные ценности, свободу, когда попадали в тюрьму. Я же не терял ничего из этого. Я никогда не оставался на обочине. За последний год своего пьянства я сделал больше денег, чем за всю свою жизнь. Моя жена ни разу не намекнула, что может меня бросить. С ранних лет я добивался успеха во всем, за что ни брался. В начальной школе я был президентом учени­ческого совета. В средней школе я был старостой в каждом классе, а на последнем году - президентом ее ученического совета. В университете я тоже был старостой и президен­том студенческого общества. Меня считали человеком, кото­рый с наибольшей вероятностью из всех будет преуспевать в жизни. То же самое происходило и в медицинской школе. Я принадлежу к большему количеству медицинских и почет­ных обществ, чем люди, которые старше меня на десять- двадцать лет.
Меня занесло от успеха. Когда вашу машину заносит в большом городе, последствия печальны. То же самое проис­ходит и при заносе от успеха.
Вторая причина, в силу которой я, может быть, отлича­юсь от некоторых других алкоголиков, такова. Многие алкоголики утверждают, что им не очень-то нравится вкус алкоголя, но зато нравится его эффект. Я же обожал спир­тное! Я, бывало, любил обмакивать в него пальцы, чтобы облизать их и ощутить иной вкус. Процесс пития достав­лял мне много удовольствия. Я безмерно наслаждался им.Потом, в какой-то неопределенный день, который я не могу припомнить, я перешел черту, так хорошо знакомую алко­голикам, и с того дня процесс стал неприятным. Раньше от нескольких порций спиртного мне становилось хорошо; теперь же они приводили меня в мрачное состояние духа. Пытаясь преодолеть это ощущение, я один за другим выпи­вал много стаканов, и тогда все исчезало. Алкоголь не смог выполнить свою задачу.
В последний день своего пьянства я пошел навестить одного своего друга. Раньше у него было множество про­блем на почве алкоголя, его несколько раз бросала жена. Тем не менее, он вернулся к нормальной жизни и ходил на соб­рания АА. Я, в своей обычной глупой манере, шел к нему с задней мыслью исследовать их программу с медицинской точки зрения. В глубине души я надеялся, что, возможно, получу там хоть какую-нибудь помощь. Друг дал мне бро­шюру АА. Я принес ее домой и попросил жену прочесть ее мне. Из услышанного меня поразили два предложения: «Не считай себя мучеником из-за того, что ты перестал пить» и «Не считай, что ты бросаешь пить для кого-то другого, кроме себя». Эти фразы попали мне не в бровь, а в глаз. После того, как жена окончила чтение, я сказал ей, как в отчаянии говорил уже не раз: «Я должен что-то с этим делать». Она, добрая душа, ответила: «Я не буду беспокоиться об этом; вполне возможно, что что-то произойдет». Потом мы под­нялись на склон холма, где у нас маленькая площадка для барбекю, чтобы разжечь огонь. По пути я подумал: «Пойду- ка я на кухню и выпью еще». И тут, в самом деле, что-то случилось.
Мне пришло в голову: «Это - последний стакан!». К тому времени я уже выпил больше четверти галлона. Как только у меня возникла эта мысль, я почувствовал себя так, будто кто- то снял с моих плеч тяжелый груз. Это действительно был мой последний стакан.Пару дней спустя мне позвонил один приятель из Невады брат лучшей подруги моей жены. Он спросил: «Это Эрл?» Я ответил: «Да». Он сказал: «Я - алкоголик; что мне делать?» Тогда я подал ему идею и тем самым сделал свой первый зво­нок по Двенадцатому Шагу, не успев даже присоединиться к Сообществу. То удовлетворение, которое я получил, поделив­шись с ним частицей знания, почерпнутого мной из брошюр АА, намного превосходило по силе любое из ощущений, которые я испытывал до этого, когда помогал своим пациен­там.
Итак, я решил сходить на первое в своей жизни собрание. Представлялся я психиатром. (Я принадлежу к Американс­кому психиатрическому обществу, но не практикую психиат­рию как таковую; я - хирург).
Как однажды сказал мне кто-то из членов АА, нет ничего хуже запутавщегося психиатра.
Я никогда не забуду первое собрание, которое посетил. На нем присутствовали пять человек, включая меня. Вок­руг стола сидели: наш местный мясник; один из плотников нашего района; мужчина, заправляющий булочной; и, нако­нец, мой друг, механик. Я помню, как, войдя в комнату, поду­мал про себя: «Вот он я, член Американской хирургической коллегии, Международной хирургической коллегии, Амери­канского психиатрического общества, и мне пришлось при­дти к мяснику, булочнику и плотнику, чтобы они помогли мне стать человеком!»
Со мной произошло кое-что еще. Под влиянием новых идей я достал всевозможные книги о Высших Силах и поло­жил Библию на свой прикроватный столик и в машину. Она до сих пор там. Я также положил ее в свой шкафчик в боль­нице и в свой письменный стол. Кроме того, я положил у своей кровати Большую Книгу, а в свой шкафчик в больнице книгу «Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций». Вдо­бавок я достал книги Эммета Фокса, и Бог знает, чьи еще,и стал все это читать. И, знаете, я поднялся над той груп­пой АА и взлетал выше, выше, еще выше, пока не очутился на розовом облаке и снова не почувствовал себя несчастным. Тогда я подумал, что с таким же успехом мог бы напиться.
Я пошел к Кларку, местному мяснику, и сказал ему: «Кларк, что со мной такое? У меня не все в порядке. Я уже три месяца занимаюсь по программе и все равно чувствую себя ужасно». Он ответил: «Эрл, заходи, поговорим немного». Он подал мне чашку кофе и кусок торта, усадил меня и сказал: «Пос­лушай, ты в порядке. Ты трезв целых три месяца и упорно трудишься. Ты все правильно делаешь». Но затем добавил: «Позволь мне сказать тебе кое-что. В нашем районе сущест­вует организация, которая помогает людям, и она известна как Анонимные Алкоголики. Почему бы тебе не присоединиться к ней?» Я спросил: «А что же я, по-твоему, делаю?» Он отве­тил: «Да, ты сохраняешь трезвость, но при этом витаешь в облаках. Пойди-ка ты домой, возьми Большую Книгу, открой ее на странице 56 и посмотри, что там написано». Я так и поступил. И вот что я прочел: «Мы редко встречали чело­века, который бы строго следовал по нашему пути и потерпел неудачу». Слова «строго» говорили о многом. Далее в книге говорилось: «Полумеры ничем не помогли нам. Мы подошли к поворотному моменту». Последнее предложение звучало так: «Все отринув, мы просили Его о попечении и защите».
«Все отринув», «полумеры не помогли», «строго следо­вать по нашему пути», «целиком подчинить свою жизнь этой простой программе» - эти фразы звенели в моей распухшей голове.
За много лет до этого я занялся психоанализом, чтобы мне стало легче. Я занимался им пять с половиной лет, и кончи­лось тем, что я превратился в пьяницу. Говоря это, я ни в коем случае не имею целью принизить психотерапию; это - вели­кий инструмент, правда, не слишком мощный, но великий. Я бы снова сделал то же самое.К каким только ухищрениям я ни прибегал, чтобы обрести спокойствие разума! Но только когда алкоголь поставил меня на колени, и мне пришлось придти в группу, членами которой были местный мясник, булочник, плотник и механик, способ­ные поделиться со мной знанием о Двенадцати Шагах, я, в конце концов, получил некое подобие ответа на вторую поло­вину Первого Шага. После того как я выполнил его первую половину и очень робко признал себя членом Сообщества Анонимных Алкоголиков, что-то произошло. Я тогда поду­мал про себя: «Представить только, алкоголик должен что-то признавать!» Тем не менее, я сделал это.
Третий Шаг гласит: «Мы приняли решение повернуть нашу волю и жизнь к Богу, как мы Его понимаем». Теперь нас просят принять решение! И мы должны довериться какому- то парню, которого даже не можем увидеть! Для алкоголика это убийственно. Он, бессильный, неспособный себя контро­лировать, весь во власти того, что сильнее него, должен еще и препоручить все это дело кому-то другому! Это наполняет алкоголика гневом. Мы же великие люди. Мы можем спра­виться с чем угодно. И начинаешь задумываться - а кто такой этот Бог? Кто этот тип, которому мы, как предполагается, должны все препоручить? Что же Он может сделать для нас такого, чего мы сами для себя не можем сделать? Конечно, я не знаю, кто Он такой, но у меня есть кое-какие мысли по этому поводу.
Для себя самого у меня есть абсолютное доказательство существования Бога. Как-то я сидел в своем кабинете после того, как провел длинную и сложную операцию у одной женщины. Прошло уже девять или десять дней, и она пре­красно поправлялась. В тот день мне позвонил ее муж и ска­зал: «Доктор, спасибо вам огромное за то, что вы исцеля­ете мою жену!» Я поблагодарил его за звонок, и он повесил трубку. Тогда я почесал затылок и сказал себе: «Как абсурдны слова этого человека. Вот я сижу в своем кабинете, а его женаежит в больнице. Меня даже нет рядом с ней, а если бы я и был там, то единственное, что я мог бы для нее сделать - это оказать ей моральную поддержку. И, несмотря на это, он бла­годарит меня за исцеление жены». И я призадумался - что же действительно исцеляет эту женщину? Да, швы ей наложил я. Но талант диагностировать и оперировать мне дал Вели­кий Босс; Он дал мне его взаймы, чтобы я им пользовался до конца своих дней. Он не принадлежит мне. Бог наделил меня им, и я сделал свою работу, но она закончилась девять дней назад. Так что же исцеляет те ткани, которые я сшил? Это не я. На мой взгляд, этот факт доказывает существование Силы, превышающей мою собственную. Я не смог бы зани­маться медициной без Великого Лекаря. Все, что я делаю - это выполняю очень простую работу, помогая Ему исцелять моих пациентов.
Вскоре после того, как я начал работать по программе, я осознал, что я - нехороший отец и муж, зато хороший кор­милец. Я никогда ни в чем не ограничивал свою семью. Я давал им все, кроме величайшей вещи в мире - спокойствия. Поэтому я пошел к жене и спросил ее, можем ли мы вдвоем сделать что-нибудь, чтобы наладить отношения. Она повер­нулась на каблуках, прямо посмотрела мне в глаза и произ­несла: «Тебе наплевать на мои проблемы». Я готов был ее ударить, но сказал себе: «Сохраняй спокойствие!»
Она вышла из комнаты, а я сел, молитвенно сложил ладони, посмотрел вверх и попросил: «Ради Бога, помоги мне». И тогда у меня возникла глупая и такая простая мысль. Я не знаю ничего о том, каким должен быть отец; я не умею при­ходить домой и работать по выходным, как другие отцы. Я не умею развлекать свою семью. Но я припомнил, что каж­дый вечер после ужина моя жена встает и моет посуду. Это мог бы делать и я. Итак, я опять подошел к жене и сказал: «В своей жизни я хочу лишь одного, и мне не нужно от тебя и Джейни ни похвалы, ни вознаграждения, ни чего-либо другого - только возможности всегда делать все, чего бы вы ни захотели, и я хочу начать с мытья посуды». И теперь я мою эту проклятую посуду каждый вечер!
Докторам, как известно, не удается добиться успеха, помо­гая алкоголикам. Они потратили громадное количество вре­мени и усилий, пытаясь решить нашу проблему, но, похоже, они неспособны остановить ваш или мой алкоголизм.
Священнослужители также прикладывают для этого много сил, но безрезультатно. Тысячи психиатров много раз уклады­вали вас и меня на кушетку, но особых улучшений не было, несмотря на упорные старания. Мы испытываем ко всем этим людям глубокую благодарность, но они не помогли нам побороть алкоголизм, за исключением редких случаев. Зато это сделали Анонимные Алкоголики.
Какой же силой обладает Сообщество? Что это за цели­тельная сила? Я не знаю этого. Полагаю, доктор мог бы ска­зать: «Это - психосоматическая медицина». Психиатр, воз­можно, сказал бы: «Это - благожелательные межличностные отношения». Другие, думаю, сказали бы: «Это - групповая психотерапия».
Для меня же это - Бог.
Свернуть

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 30 янв 2017, 13:51 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 7 месяцев 28 дней
Mishaho13 написал(а):
OOВо-первых, все мы слышим на собраниях АА истории тех, кто теряли в своей жизни все - семью, матери­альные ценности, свободу, когда попадали в тюрьму. Я же не терял ничего из этого. Я никогда не оставался на обочине.
Так-же было и со мной. Никаких потерь в материальном плане.Кроме пропитых денег, конечно)

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 31 янв 2017, 22:21 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 7 месяцев 28 дней
(5)

МОЙ ШАНС НА ЖИЗНЬ

"АА дали этой девушке-подростку инструменты, с помо­щью которых она выбралась из темной бездны отчаяния.
Я вошла в дверь Сообщества Анонимных Алкоголиков в возрасте семнадцати лет, представляя собой ходячее про­тиворечие. Внешне я выглядела бунтующим тинэйджером, безгранично самоуверенным. Внутри же я была истерзана, истекала кровью и не хотела жить. Моя поступь выражала уверенность, которой я не чувствовала. Одета я была, как крутой уличный парень, с которым вы предпочли бы не свя­зываться. В душе же я дрожала от страха при мысли, что кто- нибудь сможет сквозь мои заградительные укрепления разглядеть настоящую меня.
Если бы люди увидели, кто я на самом деле, они бы с отвращением отвернулись или же воспользовались бы моими мно­гочисленными слабостями, чтобы меня уничтожить. Я была убеждена, что, так или иначе, буду испытывать боль. Я не могла этого допустить и потому прятала свое истинное лицо за стеной суровости. Для меня до сих пор остается загадкой, как я попала в Сообщество."
АА дали этой девушке-подростку инструменты, с помощью которых она выбралась из темной бездны отчаяния.
Я вошла в дверь Сообщества Анонимных Алкоголиков в возрасте семнадцати лет, представляя собой ходячее про­тиворечие. Внешне я выглядела бунтующим тинэйджером, безгранично самоуверенным. Внутри же я была истерзана, истекала кровью и не хотела жить. Моя поступь выражала уверенность, которой я не чувствовала. Одета я была, как крутой уличный парень, с которым вы предпочли бы не свя­зываться. В душе же я дрожала от страха при мысли, что кто- нибудь сможет сквозь мои заградительные укрепления раз­глядеть настоящую меня.
Если бы люди увидели, кто я на самом деле, они бы с отвра­щением отвернулись или же воспользовались бы моими мно­гочисленными слабостями, чтобы меня уничтожить. Я была убеждена, что, так или иначе, буду испытывать боль. Я не могла этого допустить и потому прятала свое истинное лицо за стеной суровости. Для меня до сих пор остается загадкой, как я попала в Сообщество.
Я выросла в любящей семье среднего достатка. У нас бывали и проблемы, а у какой семьи их нет? Но не было никакой агрессии - ни вербальной, ни физической, - и ни в коем случае нельзя сказать, что мои родители не сделали для меня всего, что могли. Мои дедушки были алкоголиками, и меня воспитывали на историях о том, как это пагубное пристрастие разрушило их жизни и жизни их близких. Нет уж, я не хотела становиться алкоголиком.
В ранний подростковый период меня начало беспокоить ощущение, что я не вписываюсь в общество. До этого момента я игнорировала тот факт, что не являюсь в толпе одной из «своих». Я думала, что, если буду достаточно стараться, то рано или поздно впишусь. В четырнадцать лет я оставила эти попытки. Скоро я обнаружила, какое утешение дает спирт­ное. Говоря себе, что я буду осторожнее, чем мои несчастные дедушки, я вознамерилась улучшить свою жизнь.
Алкоголь освобождал меня от стесняющего дыхание страха, чувства собственной неадекватности и надоедливых голосов в голове, которые ныли, что я никогда не буду «соответство­вать». Когда я пила, все это исчезало. Бутылка была моим другом, компаньоном, карманным отпуском. Всегда, когда жизнь становилась чересчур напряженной, выпивка сглажи­вала остроту проблемы или на какое-то время совсем стирала ее из моего сознания.
Моей целью стали провалы в памяти. Это, возможно, зву­чит странным, но они никогда меня не пугали. Порядок моей жизни определяли школа и дом. Когда у меня случались про­валы, остаток дней я просто продолжала функционировать на автопилоте. Меня весьма привлекала мысль пройти через свой подростковый период, не сохранив о них ни единого воспоминания.
Я собиралась игнорировать не всю жизнь, а только детские годы. Всем заправляли взрослые. Они устанавливали все правила. А я была всего лишь сосунком. Мне бы только продер­жаться до восемнадцати лет, и моя жизнь перевернется. В то время я и не представляла, насколько правдивыми окажутся эти слова.
С головой окунувшись в остатки субкультуры шестиде­сятых годов, я превзошла принцип «веселись, пока тебя не начнет рвать». Мне нравилось пить, нравился эффект алкоголя, но совсем не хотелось, чтобы меня рвало. Скоро я открыла, что существуют другие вещества, употребле­ние которых помогает «контролировать» процесс пития. Немножко того или другого, и вот я уже могу лелеять выпи­тое весь вечер. Тогда я хорошо проводила время, и меня не рвало.Я очень быстро добилась успехов в общении с людьми - по крайней мере, на мой взгляд. У меня появилась компания приятелей для гуляния. Мы занимались очень увлекатель­ными вещами. Отлынивание от учебы, скитания по дорогам, выпивка - все это было частью новой жизни. Какое-то время я чувствовала себя просто потрясающе. Вызовы в кабинет директора, неприятности с полицией - такие эпизоды, кото­рых я раньше стыдилась бы, превратились в знаки отличия. Моя способность проходить через подобные ситуации, не выдавая никакой информации и не теряя присутствия духа, принесла мне уважение и доверие товарищей.
Со стороны я казалась девушкой, которая вполне довольна собой. Однако эти поступки - в глубине души я знала, что они плохие - постепенно стали прогрызать во мне дыры. Моей первой реакцией было начать пить еще больше. Результат не оправдал моих ожиданий. Я продолжала увеличивать дозу спиртного, но желаемого эффекта не было. Провалы в памяти стали редкими и случались через большие промежутки вре­мени. Сколько бы я ни выпивала, с какими бы веществами не сочетала алкоголь - ничто не приносило мне облегчения, которого я искала.
Что касается моей жизни дома, она разрушалась вокруг меня. Что бы я ни делала, это заставляло мою мать плакать. В школе изыскивали способы избавиться от меня. Замести­тель директора счел нужным разъяснить мне свою позицию в конкретных выражениях: «Возьмись за ум, или вылетишь отсюда. Навсегда».
С того момента, как я начала употреблять спиртное, про­шло едва ли два года, а я уже все быстрее и быстрее опуска­лась на дно. Это было болезненно. Понимая, что нужно окон­чить школу, я изменила свой образ жизни, чтобы меня оттуда не вышвырнули, и лишь наблюдала, как мои друзья продол­жают веселиться. Мной овладела депрессия, окутав все вок­руг серой пеленой. Мне больше нельзя было прогуливать школу; мой парень приехал из учебного лагеря новобранцев с другой девушкой; моя мама продолжала плакать, и во всем этом была виновна я.
Я несколько раз пыталась покончить с собой, но, благо­дарение Богу, безуспешно. Тогда я решила, что, поскольку больше не получаю удовольствия, то перестану пить и при­нимать что-либо. Зачем тратить хорошую выпивку, если в опьянении тебе так же плохо, как и в трезвости? Я не надея­лась, что мне станет лучше, когда я брошу пить. Я просто не хотела зря тратить выпивку.
Мне и в голову не приходило, что я не могу остановиться. Каждый день я изобретала какой-нибудь новый способ оста­ваться трезвой. Если я надену эту блузку, то не буду пить. Если я буду с этим человеком или в этом месте, я не буду пить. Однако такой метод не работал. Каждое утро я просыпалась, полная новой решимости сохранять трезвость. К полудню же я, за редкими исключениями, была в таком состоянии, что не могла выговорить собственного имени.
Голоса в моей голове становились все более злобными. Каждый раз, когда очередная попытка проваливалась, они говорили: «Вот видишь, ты снова потерпела поражение. А ты ведь знала, что тебе не полегчает. Ты - неудачница. Тебе никогда не добиться успеха. Так зачем пытаться? Просто пей, пока не умрешь».
В те редкие дни, когда мне удавалось продержаться за полдень, находилось мало людей, достаточно храбрых, чтобы подойти ко мне ближе, чем на сотню ярдов. В трезвом виде я была неприятной личностью. Я была сердита и напугана и хотела, чтобы другие чувствовали себя так же ужасно, как и я. Бывали случаи, когда мне навязывали выпивку: «На вот, выпей это; может быть, тогда с тобой будет полегче». Сначала я всегда говорила в ответ какую-нибудь гадость, а потом брала то, что мне предлагали. Ближе к концу я каждую ночь молилась Богу, чтобы он забрал меня во сне, а утром проклинала Его за то, что он позволил мне жить.Я не собиралась обращаться в АА. Если кто-то осмеливался предположить, что я, возможно, пью слишком много, я смеялась этому человеку в лицо. Я ведь пью не больше, чем мои друзья. Я никогда не напиваюсь, когда не хочу этого - и неважно, что я всегда этого хотела. Я не могу быть алкоголиком. Я слишком молода. Моя проблема - это сама жизнь, а также другие вещества. Мне бы только взять ситуацию под контроль, и я смогу пить.
Я пошла работать официанткой в местной блинной. Мы работали допоздна, и потому наша клиентура была разно­образной. Приходило и несколько членов Сообщества Ано­нимных Алкоголиков. Мне не нравилось их обслуживать. На деле, они заставляли меня пить. Им было трудно угодить, они были шумными, переходили от стола к столу, а чаевых давали немного. Прежде чем мне дали выходной, я шесть недель непрерывно обслуживала эту компанию.
Теперь я пришла к выводу, что моя проблема заключается в моем сумасшествии. То, что произошло в мой выходной, подтвердило эту догадку: я заскучала по этой пестрой шайке, которая больше месяца отравляла мне существование. Мне не хватало их смеха и радостных улыбок. Поэтому я пошла выпить с ними кофе.
Благодаря цепи событий, о которых я предпочитаю думать как о промысле моей Высшей Силы, они убедили меня схо­дить на их собрание. Мне сказали, что это будет специаль­ное открытое собрание, посвященное годовщине АА, то есть на нем может присутствовать любой. Я подумала: «А кому это навредит? Я ведь обслуживаю этих людей; возможно, это поможет мне лучше их понять».
В условленный вечер я пришла, но оказалось, что празднич­ное собрание будет на следующей неделе. Однако они прого­лосовали и решили, что я могу остаться. Я была шокирована и смущена. Неужели эти люди хотят, чтобы я находилась среди них? Мне было трудно переварить этот факт. Я осталась и слу­шала их, дав им понять, что у меня нет никакой проблемы.На следующей неделе я посетила праздничное собрание, не намереваясь больше туда ходить. Я ведь не была алкоголи­ком. У меня были другие проблемы, которые требовали вни­мания к себе; когда я с ними справлюсь, со мной все будет нормально. Через неделю один приятель, который призна­вал себя алкоголиком, спросил меня, пойду ли я на собрание. Мой мозг лихорадочно заработал. Если он думает, что мне нужно идти, возможно, мне действительно нужно. Но я все равно не алкоголик.
Я сходила на собрание и решила, что моя проблема - в таб­летках. Начиная с того вечера, я полностью от них отказалась. В результате - резкое усугубление пьянства. Я знала, что так не пойдет. Однажды, когда я ночью приплелась домой, до меня дошло, что, если я на какое-то время перестану пить, мне, может быть, удастся наладить свою жизнь, и тогда я снова смогу пить.
Мне потребовалось около трех месяцев, чтобы осознать, что моя проблема - это я сама, а пьянство делает ее гораздо более серьезной. Другие вещества были всего-навсего инс­трументами, позволяющими контролировать процесс пития. Если бы у меня был выбор, я бы, не раздумывая, выбрала спиртное. Разгневана - это самое мягкое слово, какое можно подобрать, чтобы описать мое состояние, когда я была вынуж­дена признать себя алкоголиком.
Несмотря на то, что я была благодарна за то, что я - не сумасшедшая, как предполагала сначала, я чувствовала себя обманутой. Всем тем людям, которые приходили на собрания Анонимных Алкоголиков, было даровано гораздо больше лет питья, чем мне. Так нечестно! Кто-то заметил мне, что жизнь редко бывает справедливой. Это меня не порадовало. Но про­должать пьянствовать - это больше был не вариант.
Девяносто дней в трезвости достаточно прояснили мое сознание, чтобы я увидела, что достигла своего дна. Если бы я снова начала пить, было бы лишь вопросом времени, когдалучится одно из двух: мне удастся совершить самоубийство, или же я стану жить подобно живому мертвецу. Последних я видела и предпочла бы этому настоящую смерть.
Дойдя до этой точки, я сдалась. Я признала, что я - алко­голик, не имея ни малейшего понятия, что с этим делать. Многие из окружающих хотели, чтобы я прошла лечение, но я сопротивлялась. Я не хотела, чтобы ребята в школе узнали, что со мной происходит. Если я лягу в клинику, через неделю все будут в курсе. Что еще более важно, я боялась. Я опасалась, что в лечебном центре меня обсле­дуют и скажут: «Ты - не алкоголик. Ты просто сумасшед­шая». Мое сердце знало, что это не правда, но голова гово­рила несколько более убедительно. Меня ужасала мысль о расставании с АА. Сообщество было моим якорем в море замешательства. Я сразу же отметала все, что могло пред­ставлять угрозу моему чувству безопасности. Я ничего не имела против лечебных центров - ни тогда, ни сейчас. Я просто не хотела туда и потому отказалась.
Тем не менее, я оставалась трезвой. Одно лето, проведен­ное с людьми, которые наслаждались жизнью, сохраняя трез­вость - вот все, что потребовалось, чтобы трезвость стала для меня желаннее алкоголя. Я не могу сказать, что делала все, что мне говорили, когда и как мне говорили, потому что это не так. Подобно большинству новичков, я вознамерилась найти более легкий и удобный путь. Как и говорит Большая Книга, это мне не удалось.
Не найдя такого пути, я взялась за поиски человека с вол­шебной палочкой, одного конкретного члена АА, который сразу же сделал бы меня лучше. Этот план также потерпел крах, и я, наконец, осознала, что, если я хочу жить, как дру­гие в Сообществе, то мне необходимо делать то же, что и они. Никто не заставлял меня пить, и оставаться трезвой меня тоже никто не будет заставлять. Эта программа - для тех, кто хочет ею пользоваться, а не для тех, кому она нужна.Если бы все, кто нуждается в помощи АА, пришли в Сооб­щество, оно бы колоссально разрослось. К несчастью, боль­шинство таких людей никогда не переступают наш порог. Я считаю, что мне повезло. Не только потому, что я обрела АА в столь юном возрасте; я счастлива, что это вообще случилось. Мой подход к употреблению спиртного довел меня до кри­тической точки, которая описана в Большой Книге, гораздо быстрее, чем кто-либо мог бы вообразить.
Я убеждена, что, если бы продолжала двигаться своим кур­сом, то долго бы не прожила. Не думаю, что я была умнее других, как мне часто говорят пришедшие в Сообщество в более позднем возрасте. Просто мое время настало, мне выпал шанс на жизнь, и я им воспользовалась. Оставайся в моем пьянстве некоторая радость или хотя бы ничтожный шанс на ее возвращение, я бы не бросила пить тогда.
Ни один, кто пьет так же сильно, как это делала я, не очнется однажды утром, обнаружив себя на краю пропасти и сказав себе: «Плохи мои дела; думаю, лучше мне остановиться, пока я не упал». Я была уверена, что могу зайти так далеко, как пожелаю, а затем выбраться наружу, когда это больше не будет доставлять мне удовольствия. На самом же деле я ока­залась на дне глубокого ущелья и думала, что никогда снова не увижу солнца. АА не вытаскивали меня из этой дыры. Зато они дали мне инструменты, чтобы я построила лестницу - из двенадцати ступеней.
Трезвость ничуть не похожа на то, какой я ее себе рисо­вала. Поначалу вся она представляла собой одни большие американские горки, полные резких взлетов и падений. Мои эмоции были новыми, ранее не испытанными, и я была не вполне уверена, что хочу иметь с ними дело. Я плакала, когда мне следовало бы смеяться. Я смеялась, когда сле­довало бы плакать. Те события, которые я считала концом света, обернулись дарами. Все это приводило меня в силь­нейшее замешательство. Но постепенно жизнь приходила в норму. Когда я начала работать по Шагам, мне стало ясно, какова была моя роль в том, что я дошла до такого жалкого состояния.
Если бы меня спросили, какие две вещи наиболее важны для выздоровления, я бы назвала готовность и действие. Я была готова поверить в то, что в АА мне говорят правду. Я хотела верить в истинность этого так, что не передать сло­вами. Я хотела, чтобы это сработало. Потом я начала пред­принимать рекомендуемые Сообществом действия.
Я не всегда чувствую себя комфортно, следуя принципам, изложенным в Большой Книге, и не претендую на то, что достигла совершенства. Я еще не видела в Книге фразы: «Вот ты и выполнил Шаги; теперь наслаждайся жизнью». Наша программа - это план, которого следует придерживаться в повседневной жизни до конца своих дней. Бывали случаи, когда искушение ослабить свое рвение побеждало. Каждый из них я рассматриваю, как возможность вынести для себя какой-то урок.
Когда я готова поступать правильно, в награду я получаю такое внутреннее умиротворение, какого мне никогда бы не дало сколь угодно большое количество алкоголя. Когда же я не готова поступать правильно, я становлюсь беспокойной, раздражительной и недовольной. И выбирать всегда мне. Посредством Двенадцати Шагов мне даруется такая возмож­ность. Я больше не нахожусь во власти болезни, которая гово­рит мне, что единственный выход - пить. Если готовность - это ключ, чтобы отомкнуть ворота ада, то действие - это то, что их открывает, чтобы мы могли свободно передвигаться среди живых.
За время моей трезвости мне выдавалось множество воз­можностей для роста. Были битвы, были и достижения. Я прошла через все это, и мне ни разу не пришлось выпить, и я никогда не была одна. На пути меня сопровождали готов­ность и действие под руководством любящей Высшей Силы и нашего Сообщества. Когда я испытываю сомнения, я верю, что все получится так, как и должно. Когда мне страшно, я тянусь к другому алкоголику, чтобы он успокоил меня.
Жизнь не осыпала меня материальными благами или сла­вой. Те дары, которые я получаю, нельзя измерить в этих тер­минах. С тем, что мне даровано, не сравнятся никакие деньги и известность. Сегодня я могу пройтись по любой улице или где угодно, не боясь встретить кого-нибудь, кому я при­чинила вред. Сегодня мои мысли не поглощены страстным желанием выпить или сожалением по поводу того плохого, что я наделала, когда выпила в предыдущий раз.
Сегодня я нахожусь среди живых, и я ни лучше и не хуже любого другого из детей Божьих. Сегодня я гляжу в зеркало, когда делаю макияж, и улыбаюсь, тогда, как раньше избегала смотреть самой себе в глаза. Сегодня я чувствую себя уютно в собственной шкуре. Я живу в мире с самой собой и окру­жающим миром.
Так как я расту в АА, Бог благословил меня детьми, кото­рые никогда не видели свою маму пьяной. У меня есть муж, который любит меня просто потому, что я есть. Я завоевала уважение своей семьи. Чего еще может желать некогда слом­ленный алкоголик? Видит Бог, это больше, чем я когда-либо считала возможным, и гораздо больше, чем я заслуживаю. И все потому, что я была готова поверить, что Сообщество АА, может быть, поможет и мне.
Свернуть

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 07 фев 2017, 20:39 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 7 месяцев 28 дней
(6)
УЧЕНИЦА ЖИЗНИ

"Я испытывала глубочайшее отчаяние. Разве я не делала все, чего от меня ожидали? Разве я не окончила колледж и не про­должила учебу, чтобы получить степень магистра? Я никогда не попадала за решетку, не разбивала машину и не попадала в беду, как настоящий алкоголик. Когда я работала, я не про­пустила из-за своего пьянства ни одного дня. Я никогда не влезала в долги, не обижала своего супруга и детей. Конечно, я пью много, но это для меня - не проблема, ведь я не сделала ни одной вещи, которая доказывала бы, что я - алкоголик. Так в чем же тогда дело? Все, что мне, на самом деле, нужно
это приличная работа, чтобы я могла ни от кого не зависеть и заниматься полезным трудом. Я не могла понять, почему жизнь не желает дать мне шанс."

Живя с родителями, она пыталась силой собственной воли побороть тягу к пьянству. Но трезвость победила только тогда, когда она встретша другого алкоголика и пришла на собрание АА.
Я начала пить в возрасте восемнадцати лет - по современ­ным понятиям, довольно поздно. Но, когда я начала, алкого­лизм прибрал меня к рукам, с лихвой наверстав потерянное время. Однажды, когда я пила уже несколько лет и всерьез задавалась вопросом, нет ли у меня и в самом деле проблемы с алкоголем, я прочла опросник «Алкоголик ли вы?» И с огромным облегчением обнаружила, что почти никакие из приведенных там признаков ко мне не применимы: я никогда не теряла из-за алкоголя работу, мужа, детей или какие-либо материальные блага. Тот факт, что мое пьянство не позволяло мне обзавестись чем-либо из этого списка, я осознала, только придя в АА.
Я ни в коей мере не могу винить в своем пагубном при­страстии ту среду, в которой я выросла. Мои родители, про­жившие в браке тридцать пять лет, любили и поддерживали меня. Кроме меня, никто из членов моей семьи не демонс­трирует ни проблемного пьянства, ни алкоголического пове­дения. Однако, несмотря на те ресурсы, которые были мне доступны в детстве и юности, я по неизвестной причине пре­вратилась во взрослую женщину, испытывающую страх перед окружающим миром. Я не чувствовала себя в безопасности, хотя тщательно скрывала это. Я была неспособна управлять своими эмоциями и понимать их; мне вечно казалось, что все остальные разбираются в происходящем и знают, что следует делать, и только к моей жизни нет инструкции.
Когда я открыла для себя алкоголь, все переменилось. По-настоящему я впервые напилась в первый свой вечер в колледже. Я пошла на первую из множества вечеринок студенческого братства. Пива я не хотела и потому направи­лась к чану с пуншем, который выглядел безобидным. Мне сказали, что в него добавили пшеничной водки. Я не помню, сколько тогда выпила, и мои воспоминания о событиях остальной части того вечера весьма расплывчаты. Но мне запомнилось, что, когда я пила, со мной все было в порядке. Я все понимала. Все имело смысл. Я могла танцевать, болтать и быть самой собой. Казалось, раньше я была незаконченным пазлом, в котором не хватало одной детали; и, как только я выпила, эта последняя деталь мгновенно и без малейшего усилия с моей стороны стала на место.
Я не помню, как добралась до дома в ту ночь. На следу­ющее утро я проснулась полностью одетая и накрашенная. Меня жутко тошнило, но я кое-как доползла до душа и при­вела себя в порядок перед первым днем в колледже. Все заня­тие я просидела, взглядом умоляя преподавателя отпустить нас пораньше. Но он продержал нас до самого звонка. Когда он прозвенел, я полетела в туалет, ворвалась в первую же кабинку, и меня обильно вырвало.
Безумие болезни проявилось уже тогда. Я помню, как, стоя на коленях перед унитазом, думала, что все это - просто фан­тастика. Жизнь прекрасна; наконец-то я нашла ответ - алко­голь! Да, прошлой ночью я перебрала, но я ведь новичок в этом деле. Нужно просто научиться правильно пить, и все будет нормально.
На протяжении последующих восьми лет я пыталась «пить правильно». Прогресса я достигла феноменального; за всю историю моего пьянства совершенно не было такого пери­ода, который можно было бы описать словами «умеренно выпивала в компании». Почти каждый раз, когда я заливала в свой организм спиртное, у меня бывали провалы в памяти, но я решила, что смогу жить с этим. Нужно было заплатить эту малую цену за те силу и уверенность, которые давал мне алкоголь. После менее чем полугода его употребления я стала пить почти ежедневно. В первом семестре второго курса я попала в черный список по успеваемости (в средней школе я всегда была одной из лучших учеников), и моей реакцией на это было изменение своей специализации. Моя жизнь в студенческом городке вер­телась вокруг вечеринок, выпивки и парней. Я окружила себя людьми, которые пили, как я. Несмотря не то, что несколько человек выразили свое беспокойство по поводу моего пьянс­тва, я убеждала себя, что всего лишь делаю то, что и любой другой крутой студент.
Как бы то ни было, мне удалось окончить колледж, но, в то время как большинство моих товарищей нашли себе хоро­шую работу и резко бросили пьянствовать, я, похоже, отстала ото всех. Я решила, что мне тоже пора остепениться и пить правильно. Однако, к своему огорчению, обнаружила, что не могу.
Я устроилась агентом по сбыту - жалкая работенка, за кото­рую я получала гроши, поэтому я продолжала жить с родите­лями. На ней я продержалась два года по одной-единственной причине - она позволяла мне пить с минимальными неудобс­твами. Схема была такова: объезжая клиентов, я покупала где- нибудь четверть галлона виски и прятала его под свое сиденье в машине. Придя вечером домой, я садилась перед телевизо­ром, выпивала не менее половины виски и смотрела одни и те же передачи, пока не отрубалась. Так я пила сама с собой каждый вечер на протяжении почти двух лет. Я превратилась в пьяницу-одиночку и понемногу становилась нервной.
Мое поведение в этот период было классическим: я пря­тала бутылки по всему дому; тайком попивала из родитель­ских маленьких запасов спиртного, когда мои собственные истощались; высчитывала, сколько бутылок выбросить за раз, чтобы в мусорном мешке не звенело; доливала воды в бутылки водки и джина, которые держали у себя родители, и так далее. Кроме того, я записывала на видео свои любимые старые передачи, когда смотрела их, потому что всегда засы­пала, не дождавшись конца.Примерно в это время в эфир вышел фильм под названием «Меня зовут Билл У.», об одном из основателей АА. Заинтри­гованная, я уселась его смотреть, прихватив виски и содовой. Когда Билл глотнул из фляжки, припрятанной в его машине, чтобы набраться храбрости перед визитом к своему тестю, я испустила вздох облегчения и подумала: «Ну, мои дела не настолько плохи». Затем я продолжила пить и отключилась; больше об этом фильме я ничего не помню.
Мои родители пребывали в полной растерянности. Я никуда не ходила, была раздражительной и злобной. Поскольку они раньше не сталкивались с алкоголизмом, то не имели ни малейшего понятия, что же со мной не так и что нужно делать. Не знала этого и я. Я осознавала, что пью слишком много и влачу жалкое существование, но для меня эти два факта не имели между собой никакой связи. Родители сде­лали мне единственное предложение, которое казалось им разумным - оказать мне финансовую помощь, если я захочу продолжить учебу. Не видя иного выхода, я ухватилась за эту возможность.
Два года я провела в аспирантуре за 750 миль от дома и могу честно сказать, что знаю, почему говорят, что расстоя­ние лечит. Месяцев на девять у меня получилось резко умень­шить количество выпиваемого спиртного. Я продолжала пить почти каждый день, но не доводила себя до обычного сту­пора, и провалы в памяти случались не слишком часто. Мне удалось сконцентрироваться на учебе и завести множество друзей. Однако лечение расстоянием дает лишь временное улучшение; для меня оно продлилось немного меньше года. Затем я медленно начала возвращаться к старым привыч­кам. Постепенно я перешла на то же количество виски, какое выпивала дома, и провалы в памяти возобновились. Успева­емость моя начала снижаться, а друзья - удивляться. Я даже снова стала смотреть старые передачи - я взяла с собой свои самодельные видеокассеты.К счастью, я смогла окончить аспирантуру, но поиски работы результатов не дали, и я вернулась к родителям. И вот я опять оказалась в своей старой спальне и стала, как раньше, каждый вечер напиваться до отключки. Пьянство мое усугуб­лялось. Я начинала пить все раньше и поглощала все больше. У меня не было ни работы, ни друзей; я не виделась ни с кем, кроме своих родителей.
Я испытывала глубочайшее отчаяние. Разве я не делала все, чего от меня ожидали? Разве я не окончила колледж и не про­должила учебу, чтобы получить степень магистра? Я никогда не попадала за решетку, не разбивала машину и не попадала в беду, как настоящий алкоголик. Когда я работала, я не про­пустила из-за своего пьянства ни одного дня. Я никогда не влезала в долги, не обижала своего супруга и детей. Конечно, я пью много, но это для меня - не проблема, ведь я не сделала ни одной вещи, которая доказывала бы, что я - алкоголик. Так в чем же тогда дело? Все, что мне, на самом деле, нужно
это приличная работа, чтобы я могла ни от кого не зависеть и заниматься полезным трудом. Я не могла понять, почему жизнь не желает дать мне шанс.
Я выполняла разнообразную работу по дому, чтобы родите­лям окупалось мое содержание, пока не устроилась к одному местному предпринимателю. Эта должность не предлагала осо­бых возможностей для роста, да и платили не слишком много. Зато эта работа дала мне повод выбраться из дома и, во многих отношениях, была захватывающей. В то время я вела ожесто­ченную борьбу, чтобы контролировать свое пьянство. Я знала, что, если выпью хоть глоток, полностью потеряю контроль над собой и буду пить, пока не отключусь. Тем не менее, день за днем я старалась победить эту одержимость алкоголем.
Однажды после работы я купила полгаллона виски и в тот же вечер выпила более трети менее чем за четыре часа. На следующий день мне было жутко плохо, но я все же пошла на работу. Вечером, придя домой, я присела на диван, зная, зная, что сейчас буду допивать те полгаллона, несмотря на то, что до сих пор ужасно себя чувствовала после вчераш­него. Кроме того, я понимала, что не хочу пить. Я осознала, что теперь старое «я могла бы остановиться, если бы хотела, но я просто не хочу» не соответствует действительности, потому что я не хочу пить. Я наблюдала за собой, когда вста­вала с дивана и наливала себе виски. Сев обратно, я начала плакать. Мое отрицание дало трещину; полагаю, в ту ночь я достигла дна, но тогда не поняла этого, а просто подумала, что я - сумасшедшая. И прикончила свои полгаллона.
Через полгода мой босс взял меня с собой в Калифорнию, чтобы устроить выставку. Я ненавидела работать на выстав­ках, но любила путешествовать и потому полетела с ним. Я чрезвычайно нервничала по поводу этой поездки, потому что босс любил вечеринки, и с нами летел парень с Гавайев, наш ровесник, который должен был нам помогать. К тому моменту я смогла продержаться тридцать один день без выпивки, и я очень опасалась, что поддамся искушению в ходе этого путе­шествия, в котором все затраты оплачиваются, когда окажусь в городе развлечений в компании двух любителей повесе­литься. Мне было очень трудно оставаться трезвой тридцать один день; меня каждый день тянуло к бутылке.
Мы прибыли на место поздно вечером в пятницу, и мне удалось не выпить. И на следующее утро, во время выставки, мне была дарована возможность, которая изменила всю мою жизнь. Наш гавайский агент выглядел расстроенным; я поду­мала, что это из-за того, что у него не получилось убедить ту пару, с которой он только что закончил работать, сделать у нас заказ. Я подошла утешить его. Он сказал, что его настро­ение никак с этим не связано, и объяснил, что на этой неделе его бросила девушка, он вылетел из университета, потерял квартиру и свою основную работу. Он добавил: «Я - алкого­лик. Я не пил полтора года, а на прошедшей неделе сорвался. Я в замешательстве из-за этого». В этот момент у меня в мозгу всплыло всего одно слово
«сейчас». Я знала, что это значит «Скажи что-нибудь
сейчас!»
К собственному изумлению, я выговорила: «Майк, думаю, я - тоже алкоголик». Его настроение мгновенно изменилось. Теперь я понимаю, что у него появилась надежда. Мы стали беседовать. Помимо прочего, я сказала ему, что не пью уже около месяца, но на собраниях АА не бывала. Когда он спро­сил, почему я избегаю АА, я ответила - потому что думаю, что еще не достигла дна. Как ни странно, Майк не засмеялся, а произнес: «Дна достигаешь, когда перестаешь копать». Именно он отвел меня на три первых собрания.
Моя решимость сохранять трезвость окончательно укрепи­лась на втором из них. На нем присутствовало около трид­цати пяти человек, но места было мало, поэтому казалось, что участников очень много. Так как я была не из этого города, я встала и представилась, когда секретарь попросил меня об этом. В ходе собрания он предложил мне высказаться. Я встала и, нервничая, как никогда в жизни, подошла к мик­рофону. Но, когда я начала описывать события, приведшие меня туда, слова полились сами собой.
Рассказывая о себе, я смотрела в лица людей в этой комнате и видела. Видела понимание, сочувствие, любовь. Сегодня я верю, что впервые увидела свою Высшую Силу на тех лицах. Когда я еще не закончила говорить, меня озарило - вот что я искала всю жизнь. Вот он, ответ, прямо передо мной. Я почувствовала неописуемое облегчение, поняв, что битва окончена.
Позже в тот вечер, все еще в экстазе от обретенной надежды, я припомнила свой первый день в колледже, часть которого я провела около унитаза, когда я была так уверена, что нашла решение своих проблем в алкоголе. Теперь я ясно видела, что это было ложью. На мой взгляд, лучше всего алкоголь можно описать так: это - ложь, злая, коварная ложь. Я долго за ней гналась - даже тогда, когда было очевидно, что я иду в никуда и при этом убиваю саму себя. И вот, на том собрании АА, глядя на лица всех присутствующих, я наконец-то уви­дела истину.
Вернувшись домой, я с головой окунулась в АА. Я посетила девяносто собраний за девяносто дней, нашла себе спонсора, присоединилась к конкретной группе. Я делала все, что мне рекомендовали. Готовила кофе, бралась за различные пору­чения, участвовала в служении. Я оказалась на американских горках ранней трезвости, и каждая ее секунда стоила того, если учесть, как я живу сейчас.
Для моего выздоровления очень важно изучать Шаги и работать по ним. Я до сих пор хожу минимум на два собра­ния, посвященных Шагам, в неделю. У меня есть спонсор, которая мягко, но твердо руководит мной при прохождении Шагов. Она-делает это с такой уверенностью, какой, я наде­юсь, мне удается подражать при общении с двумя своими подспонсорными. Мои желания стали материализоваться, но мне еще предстоит проделать очень большую работу.
Хотя я всего лишь шесть лет в Сообществе, у меня не хва­тает слов, чтобы должным образом выразить, сколько всего оно мне дало. Я уже пять лет живу в собственной квартире, сама себя содержу и в следующем году планирую купить дом. Я устроилась на хорошую работу, где мне открываются многообещающие перспективы; с момента обретения мною трезвости мой доход возрос более чем на 150 процентов.
Но подобно тому, как материальные потери не являются обязательным признаком алкоголизма, материальные при­обретения не являются истинным отражением трезвости. Настоящие дары Божьи по своей природе нематериальны. Теперь у меня есть друзья, потому что я умею сама быть другом, подпитывать и стимулировать ценные дружеские отношения. Вместо «продленных романов на одну ночь», как я раньше называла своих парней, в моей жизни есть особенный мужчина, с которым мы вместе уже почти пять лет. И, что самое важное, я знаю, кто я такая. Мне известны мои цели, мечты, ценности и границы, и я умею защищать, беречь и укреплять их. Таковы подлинные блага трезвости, и именно их я всегда искала. Я так благодарна, что моя Высшая Сила вмешалась в мою жизнь, чтобы показать мне путь к истине. Каждый день я молюсь о том, чтобы никогда с него не сойти. Я пришла в АА, чтобы бросить пить, а вза­мен получила жизнь.
Свернуть

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 07 фев 2017, 20:48 
Аватара пользователя
я нет.
бред
я не пью ,пытаюсь

_________________
Старик закинул в море невод
корыто,бабку и избу
и тихо про себя промолвил
в пейсду (c)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 07 фев 2017, 20:50 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 7 месяцев 28 дней
Изображение  07 фев 2017, 23:48  Вылысыпыдыстка  написал(а):
OOя нет.
бред
я не пью ,пытаюсь
Ничего не понятно, но удачи тебе :-|-:

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 07 фев 2017, 20:56 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 12 дней
Вылысыпыдыстка написал(а):
OOя нет.
бред
я не пью ,пытаюсь
когда я начинаю врать себе - я начинаю пить..

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 07 фев 2017, 21:03 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 7 месяцев 28 дней
Эдди Дин написал(а):
OOкогда я начинаю врать себе - я начинаю пить..
Тебя я сейчас понимаю, других очень часто нет. Ну и куй с ней, с моей понималкой)))

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 07 фев 2017, 21:04 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 12 дней
Mishaho13:-)

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 07 фев 2017, 21:06 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 12 дней
Mishaho13, Миха,что то действительно должно произойти с человеком,в человеке что бы он проснулся...Мну так же мотало когда то как Лену...Щас смотрю на нее,понимаю - блуждание в ночном лесу без фонаря..

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 07 фев 2017, 21:17 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 7 месяцев 28 дней
Эдди Дин написал(а):
OOМиха,что то действительно должно произойти с человеком
Лёх, ты знаешь, что то, как это произошло со мной, считаю милостью Божьей. Верю в это.

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 08 фев 2017, 09:13 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
25 дней
Эдди Дин написал(а):
OOМиха,что то действительно должно произойти с человеком,в человеке что бы он проснулся...Мну так же мотало когда то как Лену...Щас смотрю на нее,понимаю - блуждание в ночном лесу без фонаря..
Эдди Дин, а я даже и не знаю, чего должно произойти.
Вот скажи мне, ты в АА или нет?
Mishaho13, а тебя я боюсь.
Ты точно уверен, что тебе сейчас хорошо?
А если не копаться ни в чем, а просто жить - трезвости не получится?


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 08 фев 2017, 09:20 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 12 дней
Лена123 написал(а):
OOВот скажи мне, ты в АА или нет?
да..но я не экстремал как Мишка :-) я не ультра h:i:hih:igif

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 08 фев 2017, 09:24 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 12 дней
Лена123 написал(а):
OOчего должно произойти.
ну например подыхать в прямом смысле в одиночестве,не дотянувшись до телефона потому что тело умирает а мозг уже умер...Или лишить жизни кого нить по пьяни..Кого то вразумляет потеря близкого человека или работы..Кто то устал пить настолько что больше не в моготу а жить хочется - это мой случай вкупе со вторым...Что то страшное должно произойти...Пока мне было хоть чуточку комфортно даже обоссашись на людях - мне не было страшно.. :ne_vi_del:

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 08 фев 2017, 09:29 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
25 дней
Эдди Дин, ну хорошо. А то я прям боюсь АА, после прочтения некоторых.
Хотя, все равно, я уверена - человек все делает сам.
А уж способ - код, АА, зашивка или "зубы" - не важно.
Я вот слетаю всегда из чувства огромной агрессии.
Из меня злость - прям плещет. Если бы это снимать - думаю и не пила бы.
А может нет.
Мне лично - чтение форума помогает.
И употребление стало редким - раза 2-3 в месяц - только одни вечер.
Причем очень-очень тихо-мирно.
Без продолжения ни утром ни на следующий день.
Однако - боюсь прогрессии.
Кстати- у АА почти все постулаты из Дейла Карнегги. Прям цитаты.


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 08 фев 2017, 09:31 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 12 дней
Лена123 написал(а):
OOвот слетаю всегда из чувства огромной агрессии.
Из меня злость - прям плещет. Если бы это снимать - думаю и не пила бы.
гнев - это роскошь для алкаша..А еще гнев - это страх

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 08 фев 2017, 09:38 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
25 дней
Эдди Дин написал(а):
OOА еще гнев - это страх
Эдди Дин, да, я даже точно знаю его причину.
Только она неустранимая в ближайшее время.
И это не муж, дети и т.п.


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 08 фев 2017, 11:13 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 21 день
Лена123 написал(а):
OOМне лично - чтение форума помогает.
извини залезу, а если тырнет грохнет - забухашь?

_________________
сегодня трезв :-):


Наверх   Не в сети   Вниз
  
1 ... 3 4 5 6 7 8 9 ... 16


Сейчас этот раздел просматривают:

CommonCrawl [Bot] (в этой теме) и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти: