Главная страница


1 ... 6 7 8 9 10 11 12 ... 16
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 25 фев 2017, 19:04 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
"Душевный покой приходит, когда исчезает «моя позиция». У меня больше нет «позиции». Это не моё дело определять, как оно всё должно быть. Это Божье дело. А моя задача держаться как можно ближе к Нему. Это называется «духовным соприкосновением». Когда я там – у меня нет проблем. В духовном мире проблемы не решаются. Вы думали, что их надо решать? А как насчёт - от них избавляются! Вот что происходит.
И когда все эти проблемы не имеют значения, ну и что, что мне не заплатили на этой неделе?! Я счастлив и без денег. Я так счастлив, что потрачу на своего друга последний доллар. Потому что я не волнуюсь по этому поводу. У меня уже есть абсолютно всё, что я бы хотел иметь.
Но потом я могу решить, что вся эта духовность - бред. И тогда я возвращаюсь на круги своя...
... И для этого мы ходим на собрания. Потому что однажды вы собьётесь с пути, и я укажу вам его, а потом я собьюсь с пути, и тогда вы укажите его мне. Ведь всё духовное нелогично. Мы не способны додуматься до этого в одиночку. Поэтому мы нужны друг другу, чтобы помнить, что является главным. А главным является наше духовное состояние. И именно на него надо обращать внимание в первую очередь. И только через него следует рассматривать остальные проблемы. Поразительная вещь."
Сэнди Бич,
трезвый с 7 декабря 1964 года

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 25 фев 2017, 21:37 
Аватара пользователя
Любопытные рассказы.

_________________
Изображение


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 26 фев 2017, 06:48 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 8 месяцев
(8)
ПОТОМУ ЧТО Я - АЛКОГОЛИК
"Эта пьющая женщина, в конце концов, нашла ответ на свой навязчивый вопрос «Почему?»
По-моему, я всегда задавалась вопросом, кто я такая. Детство мое прошло в сельской местности, в уединении, и я сочиняла разные истории, выдумывая саму себя, а также воображаемых партнеров для игр. Позже, когда мы пере­ехали в большой город, и я оказалась среди других детей, я чувствовала себя одиночкой, отверженной. Несмотря на то, что по мере взросления я научилась соответствовать куль­турной норме, в глубине души я все равно ощущала себя не такой, как все.
Алкоголь помогал мне. По крайней мере, я так думала, пока не разглядела ту тягостную тень длиной в тридцать лет, кото­рую он бросил на мою жизнь. Я открыла для себя спиртное в колледже, и, хотя поначалу пила нечасто (не было возмож­ности), зато, как только начинала, продолжала, пока остава­лась хоть какая-нибудь выпивка. Это был рефлекс. Не помню, чтобы мне нравился вкус алкоголя, но нравилось, что он, каза­лось, возвращает меня к жизни и наделяет способностью раз­говаривать во время свидания или вечеринки. Он вытаскивал меня из дыры, которую я в себе ощущала, и делал ниже стену, которую я воздвигала между собой и любым человеком или ситуацией, заставляющими меня чувствовать себя неуютно."

Читать историю полностью
Эта пьющая женщина, в конце концов, нашла ответ на свой навязчивый вопрос «Почему?»
По-моему, я всегда задавалась вопросом, кто я такая. Детство мое прошло в сельской местности, в уединении, и я сочиняла разные истории, выдумывая саму себя, а также воображаемых партнеров для игр. Позже, когда мы пере­ехали в большой город, и я оказалась среди других детей, я чувствовала себя одиночкой, отверженной. Несмотря на то, что по мере взросления я научилась соответствовать куль­турной норме, в глубине души я все равно ощущала себя не такой, как все.
Алкоголь помогал мне. По крайней мере, я так думала, пока не разглядела ту тягостную тень длиной в тридцать лет, кото­рую он бросил на мою жизнь. Я открыла для себя спиртное в колледже, и, хотя поначалу пила нечасто (не было возмож­ности), зато, как только начинала, продолжала, пока остава­лась хоть какая-нибудь выпивка. Это был рефлекс. Не помню, чтобы мне нравился вкус алкоголя, но нравилось, что он, каза­лось, возвращает меня к жизни и наделяет способностью раз­говаривать во время свидания или вечеринки. Он вытаскивал меня из дыры, которую я в себе ощущала, и делал ниже стену, которую я воздвигала между собой и любым человеком или ситуацией, заставляющими меня чувствовать себя неуютно.
На протяжении десяти лет, пока я училась в колледже и аспирантуре и меняла разные работы, я пила лишь время от времени, так что считать себя человеком, иногда выпиваю­щим в компании, было достаточно легко. Оглядываясь назад, я вижу, что алкоголь помогал мне создавать образ утончен­ной городской женщины, ослабляя ощущение того, что я - отсталая сельская девчонка. Я изучила высококачественные вина и тщательно их подбирала для гурманских блюд, кото­рые научилась готовить. Прочитала, какие спиртные напитки принято подавать по различным поводам. Приобрела при­вычку добавлять в мартини капельку сухого вермута. При этом росла моя устойчивость к алкоголю: сначала меня от него тошнило, или же я отключалась, но со временем я обрела способность поглощать все большее количество без видимых отрицательных последствий. Не считая похмелья наутро.
За благополучным фасадом моя реальная жизнь, каза­лось, находилась вне пределов досягаемости. Я хотела счи­тать себя взрослой, но внутри чувствовала себя маленькой и беспомощной, едва существующей. Я, бывало, смотрела на своих друзей - очаровательных, интересных, славных людей,пытаясь по их отношению определить, какая я. Если они видят во мне что-то, что вызывает у них желание со мной общаться, значит, у меня есть что дать людям. Но их любовь ко мне не могла заменить любви к самой себе; она не запол­няла пустоту внутри меня.
Итак, я продолжала фантазировать, только теперь мои мечты подпитывал алкоголь. В них я совершала великие открытия, получала Нобелевскую премию в области меди­цины и литературы. Предметом мечтаний всегда было нечто отдаленное, находящееся в каком-то другом месте. Поэтому в поисках себя я не раз пробовала лечение расстоянием. Когда мне предложили работу в Париже, я ухватилась за эту возможность. Я собрала чемодан, оставила квартиру своему парню и отправилась туда с мыслью, что наконец-то найду свой настоящий дом и настоящую себя.
Там я начала пить ежедневно, аргументируя это тем, что во Франции прием пищи, само собой, должен сопровождаться вином. А после обеда с вином принято пить ликеры. Мои дневники и письма свидетельствуют о том, что ближе к концу вечера мой почерк становился хуже, потому что я писала и пила одновременно. Именно там начала проявляться моя зависимость от алкоголя. После работы, направляясь на заня­тия, я стала заходить в какое-нибудь бистро, чтобы выпить для храбрости рюмку коньяка. Моя потребность в этом акте пересиливала то смущение, которое испытывала женщина в 50-х, пьющая в одиночестве. Однажды во время отпуска я поехала навестить своих друзей, живущих в Шотландии. Это было неторопливое путешествие через сельскую местность Англии и Уэльса. Те бутылки коньяка и ликера «бенедик­тин», которые я везла им в подарок, я выпила в номерах раз­ных отелей за много миль до конца поездки. Это позволяло мне обходиться без пабов.
Европа не произвела в моей жизни такой перемены, кото­рая наладила бы ее, поэтому я снова отправилась на запад. В Кембридже я впервые дала себе обещание меньше пить
то самое новогоднее обещание, которое я повторяла более десяти лет, в то время как мое пьянство все усугублялось, а жизнь все ухудшалась. Алкоголь поработил меня. Я попала в его кабалу, хотя и продолжала уверять саму себя, что употреб­ление мной спиртного - удовольствие и осознанный выбор.
У меня начались провалы в памяти - пробелы в моей жизни, когда многие часы оказывались исчезнувшими, поте­рянными. В первый раз это случилось после одного званого обеда, который я устроила. На следующее утро я просну­лась, не помня, что проводила гостей и сама пошла спать. Я обошла свой дом в поисках зацепок. На столе стояли десер­тные блюда и кофейные чашки. Бутылки и стаканы были пусты. (У меня была привычка допивать все остатки). Пос­ледний момент, который я помнила, был где-то во время обеда. Закончили ли мы его? Но вот же тарелки. Я мучилась опасениями, что сделала что-нибудь ужасное, пока не позво­нили друзья, чтобы сказать, что они получили большое удо­вольствие от этого вечера.
Как-то мы плыли с Гваделупы на маленький островок, чтобы устроить там пикник. С корабля мы добирались до берега вплавь. После ланча и большого количества вина я вместе с одним французом, инструктором по лыжам, беседовала с группой мальчиков, направлявшихся со школы домой, пытаясь объяснить этим жителям тропиков, что такое снег. Я помню, как они хихикали. Следующее из сохранив­шихся у меня воспоминаний таково: я снова в лагере, на пути в столовую. Очевидно, что я попала туда после того, как вплавь вернулась на корабль, на нем доплыла до порта и, наконец, проехалась по острову на расшатанном автобусе. Однако я не запомнила ничего из того, чем занималась в эти несколько часов.
Провалы в памяти учащались, и мне становилось все страшнее. Из счетов за телефонные переговоры я узнавала о том, что поздно ночью звонила в разные отдаленные места. По номерам я могла определить, кому звонила, но что я при этом говорила? Иногда утром я просыпалась рядом с незна­комцем, который привез меня домой после вчерашней вече­ринки. Подобные случаи ложились на мою душу тяжким гру­зом, но я не могла устранить причину - перестать пить. Этот факт подтачивал те крохи самоуважения, которые у меня еще оставались. Я была неспособна контролировать свое пьянс­тво и свою жизнь.
Куда бы я ни собиралась - в театр, на вечеринку, на сви­дание, а позже и на работу, - мне необходимо было выпить. Я, бывало, выходила из квартиры, замыкала дверь, начинала спускаться по лестнице, но потом возвращалась обратно, чтобы проглотить еще стаканчик, который помогал мне доб­раться туда, куда я планировала пойти. Алкоголь был мне нужен для любого дела - чтобы писать, готовить, убирать квартиру, красить стены, принимать ванну.
Когда я рано отключалась и падала в кровать, то просыпа­лась в четыре или пять утра и делала себе кофе, чтобы начать день. Я обнаружила, что пиво лучше помогает от похме­лья, чем апельсиновый сок. Опасаясь, что мои коллеги или студенты почувствуют запах спиртного, я тщательно соб­людала дистанцию. Когда же я вставала поздно и неслась в лабораторию, подкрепившись только кофе, мои руки тряс­лись так сильно, что невозможно было взвешивать милли­граммы компонентов, необходимых для опытов. Когда во время ланча я оказывалась в компании другого алкоголика, мы могли в тот день так и не вернуться к работе.
Каким-то образом мне все еще удавалось сохранять работу и большинство своих умеренно пьющих друзей, которые настоятельно советовали мне быть аккуратнее с алкоголем. Такие слова только злили меня, но я и сама была обеспокоена. Я спрашивала терапевта, которого посещала, иногда держа в руке бутылку пива, стоит ли мне бросить пить? Он отвечал, что нужно выяснить, почему я это делаю. Я уже пыталась, но мне не удалось найти ответ, пока я не узнала его в АА: потому что я - алкоголик.
В попытках сократить употребление алкоголя я решала не держать его дома и допивала весь оставшийся, снова и снова обещая себе больше не покупать. Затем, возвращаясь домой после работы или вечеринки, я вынуждена была подсчиты­вать, хватит ли тех денег, что у меня с собой, на бутылку. Винные магазины были почти в каждом квартале, и я их чередовала, чтобы продавцы не заметили, сколько я пью. По воскресеньям, когда они были закрыты, мне приходилось обходиться пивом или крепким сидром из бакалеи.
А ужас все возрастал. Мой внутренний ужас. Со стороны казалось, что со мной все более или менее в порядке, но внутри я день за днем умирала, полная смутных страхов, которые охватывали меня до глубины души. Самым сильным из них был страх, что я - алкоголик. Я точно не знала, что это значит, кроме того, что, будь я им, в конце концов, могла бы оказаться в придорожной канаве, подобно тем пьяницам, которых мне доводилось видеть. И я дала себе очередное новогоднее обещание - полностью отказаться от спиртного, пока не возьму себя в руки, и тогда, говорила я себе, можно будет вернуться к вину и пиву. С дрожащими руками, трясущаяся всем телом, с раскалы­вающейся головой, я кое-как прожила первый день, нахо­дясь в относительной безопасности своей квартиры, где не осталось алкоголя. Каким-то образом мне удалось протя­нуть еще пару дней, но воздержание делало меня несчаст­ной. Несмотря на то, что я смогла продержаться это время без спиртного, я ничуть не сомневаюсь, что, если бы не попала в АА, то нарушила бы это обещание, как и прежние, и снова бы начала пить.
Я перестала посещать того терапевта, который не смог ска­зать мне, почему я пью, и в канун Нового Года пошла на вече­ринку в дом своего нового доктора. Через несколько дней занятий в группе он сказал мне: «Ты пьешь даже больше, чем я думал. Ты - алкоголик. Думаю, тебе следует бросить пить, проконсультироваться у специалиста и обратиться в АА».
Я воздерживалась уже три дня и потому запротестовала: «Я - не алкоголик!» Это был мой самый последний акт отрицания.
«Скажи это наоборот», - посоветовал он. «Я - алкоголик». Я произнесла эти слова шепотом, но они прозвучали, как правда. С тех пор я тысячи раз это говорила и чувствовала благодарность. Именно то, что я больше всего боялась при­знать, впоследствии освободило меня.
Тогда терапевт сказал мне, чтобы я тут же позвонила одной женщине из нашей группы, которая была доктором в штате одной клиники, занимающейся лечением алкоголизма. Я заявила, что позвоню ей завтра, но он настоял, чтобы я сде­лала это сейчас же и вручил мне телефон.
Когда я спросила эту женщину, алкоголик ли я, она ответила, что, судя по ее наблюдениям, возможно, да, и посоветовала мне переговорить с её начальником. Я в страхе назначила встречу и пришла на нее. Она перечислила мне симптомы алкоголизма, и оказалось, что у меня все они присутствуют. Затем она дала мне расписание собраний АА и порекомендовала одно из них. Я отправилась на него. Это была маленькая женская группа. Я продолжала воздерживаться от алкоголя и была напугана. Кто-то меня поприветствовал, и я назвала свое имя. Кто-то принес мне чашку кофе. Все давали мне свои телефонные номера и упрашивали вместо стакана поднимать трубку и звонить им. Они были такие доброжелательные и дружелюб­ные. Сказали, чтобы я приходила еще.
И я приходила. Много недель я просидела в заднем ряду, храня молчание, пока другие делились своими опытом, силой и надеждой. Я слушала их истории и находила, что они во многом пересекаются с моей - пусть совпадали не все собы­тия, зато мы испытывали одинаковые угрызения совести и чувство безнадежности. Я узнала, что алкоголизм - не порок, а болезнь. Это уменьшило мое ощущение вины. Кроме того, я узнала, что мне не нужно бросать пить навсегда, а доста­точно день за днем, час за часом просто не выпивать первый стакан. Уж на это я была способна. В комнатах, где прохо­дили собрания, звучал смех, иногда бывали и слезы, но всегда присутствовала любовь, и, когда я смогла впустить ее в свою душу, она помогла мне исцелиться.
Я читала всевозможные книги о своей болезни. В них я нашла подробный анализ прожитой части своей жизни, а также предсказание, каким будет мой конец, если я про­должу пить. У меня был доступ к хорошей медицинской биб­лиотеке, но через какое-то время я осознала, что генетика и химия моей болезни для меня, алкоголика, бесполезны. Все, что мне нужно о ней знать, что может помочь мне оставаться трезвой и выздоравливать, я узнаю в АА.
Мне повезло, что я жила в городе, где собрания АА прохо­дили в любое время дня и ночи. Здесь я была в безопасности. Именно здесь, за несколько кварталов от дома, я, наконец, нашла ту самую себя, в поисках которой проехала тысячи миль. Надписи на стенах, поначалу вызывавшие у меня содрогание, превратились для меня в жизненные истины:«Каждый раз - только один день», «Не напрягайся», «Живи проще», «Живи и давай жить другим», «Доверься Богу», «Молитва о спокойствии»...
Преданность Сообществу и служение были важными усло­виями выздоровления. Мне сказали, что нам нужно делиться тем, что мы имеем, чтобы его сохранить. Сначала я готовила кофе, позже пошла добровольцем в интергруппу - дежурить на телефоне в вечернюю смену. Я отвечала на звонки по Две­надцатому Шагу, выступала на собраниях, исполняла различ­ные обязанности в группе. И постепенно начала открываться миру. Сначала я лишь слегка приоткрыла дверцу своей души, держась за ручку, чтобы захлопнуть ее, если станет страшно. Но мои страхи тоже уходили. Я обнаружила, что могу, нахо­дясь здесь, среди разных людей, открыто общаться с ними благодаря нашему общему прочному основанию. Затем я снова начала выходить в свет, неся с собой эту силу.
Оказалось, теперь я способна делать без алкоголя кучу вещей писать, отвечать на звонки, обедать в ресторане, ходить на вечеринки, заниматься любовью, проживать дни и вечера. Засыпать ночью и наутро просыпаться готовой к новому дню. Я была удивлена и горда, когда смогла продержаться без выпивки неделю, потом - месяц. Так я прошла трезвой через события целого года - свой день рождения, Рождество, непри­ятности, успехи, всю ту мешанину, из которой состоит жизнь.
Мое здоровье пришло в норму, я стала чувствовать себя хорошо и вновь обрела способность к восприятию окружаю­щего мира. Я начала слышать тихий шелест листьев на ветру осенью, ощущать прикосновение снежинок на своем лице, видеть первые молодые листочки весной.
Затем я начала выздоравливать эмоционально и испытывать чувства, которые уже давно были похоронены так глубоко во мне, что атрофировались. Какое-то время я витала в розовых облаках. Потом год плакала, еще год - злилась. Вернувшись, мои чувства начали сокращаться до нормальных размеров. Однако важнее всего, что я исцелилась духовно. На путь выздоровления меня привели Шаги. Я признала, что бес­сильна перед алкоголем, что моя жизнь стала неуправляемой. Так я прошла через двери программы. Затем я поверила, что Сила, превышающую мою собственную, может вернуть мне здравомыслие. Наконец, я приняла решение препоручить свою волю и жизнь заботе Бога, как я его понимаю. Много лет назад в поисках себя я исследовала множество религий и отвергла их, потому что они проповедовали веру в некого патриархального Бога, а это мне не подходило. Мне сказали, что Анонимные Алкоголики - программа духовная, а не религиозная. Несмотря на годы блужданий во мраке во мне оставалась искра духовности, которая помогала мне выжить, пока я не обрела АА. Тогда, подпитываемая программой, моя внутренняя сила стала расти, пока не заполнила ту пустоту, которую я так долго в себе ощущала. Шаг за шагом я двига­лась к духовному пробуждению. Шаг за шагом я расчищала завалы прошлого и училась жить в настоящем.
Теперь АА - это мой дом, и он - повсюду. Я хожу на соб­рания, когда путешествую по стране или за границей, и все эти люди - моя семья. На двадцать восьмом году трез­вости, когда я пишу это, я изумляюсь, оглядываясь назад, вспоминая ту женщину - или ребенка, - какой я была тогда, и видя, как далеко я отошла от той пропасти. Анонимные Алкоголики дали мне возможность перейти от фантазий о том, что я могла бы сделать в жизни, к реальному прожива­нию ее день за днем. Совершив первый в своей жизни пере­езд, не имеющий целью лечение расстоянием, я покинула город и поселилась в сельской местности. Я оставила свою исследовательскую работу и превратилась в садовника. Я обнаружила, что я - лесбиянка и люблю женщин. Сейчас я осуществляю свою давнюю мечту - пишу художествен­ные произведения, которые публикуются. Но все это - мои действия, аспекты той жизни, которую я веду в трезвости. Самое же ценное открытие заключается в том, кто я есть на самом деле — как и все люди, существо, очень далекое от того, кем я себя воображала.
То самое ощущение своей непохожести на других, которое так долго отравляло мое существование, исчезло, когда я уви­дела нити, связывающие всех нас. Когда мы делимся своим опытом и чувствами, меня впечатляет именно то, в чем мы схожи. Наши различия - не более чем восхитительные блики на поверхности, подобные разноцветным костюмам, и я наслаждаюсь ими. Но теперь мне ясна общность нашей чело­веческой природы. Я поняла, что все мы - едины, и больше не чувствую себя одинокой.
Свернуть

Книга "Анонимные Алкоголики". Раздел личных историй "Они остановились вовремя".
https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q= ... 3327,d.bGg

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 26 фев 2017, 20:56 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
ОТПУСТИТЬ КАМЕНЬ

Следующим проявлением смирения является служение. Снова и снова, нам говорят, что через служение мы укрепляем нашу трезвость, в то же самое время мы помогаем кому-то ещё. Сосредоточив внимание на нуждах других, мы пытаемся быть для них полезными и помочь им. Заботясь о потребностях других людей, так как мы бы хотели, чтобы они ответили нам, мы на практике применяем наши новые духовные ценности и принципы. На других людях мы практикуем наш новый образ жизни. Мы практикуем смирение.

Говорят, что примерно в той же степени, как мы полезны другим, в той же степени мы будем счастливы. Результатом нашего духовного пробуждения является работа в служении, которую мы призваны делать в процессе выздоровления. Когда-то большинство из нас думали, что служение это помощь в ресторане, хлопоты по дому, или мытье окон. Мысль о служении была обременительной, если не прямо-таки раздражительной. Мы, вероятно, планировали на протяжении всей жизни делать служений как можно меньше, насколько это возможно. Каждый раз мы отдавали меньше, чем потратили бы на себя. Это вполне понятно, потому что мы были полностью эгоистичными. Даже те из нас, кто действовал «как будто» заботились обычно получить гораздо больше, чем отдать.

Идея Шестого и Седьмого Шага приносит другие приоритеты. По милости Бога, заботиться меньше о себе и больше, об окружающих.

По словам Джо McQ: «Мы рождены, чтобы помогать друг другу».

Когда мы передаем наше выздоровление другим людям, мы оставляем его для нас самих. Этот духовный парадокс становится всеопределяющей реальностью для нас: чтобы сохранить, мы должны отдать. Служение становится образом жизни.

Желательно пересмотреть в свете вышесказанного нашу работу по Двенадцати Шагам и служению. Что такое подлинное смирение? Может быть, это открытость для обучения у тех, кому мы служим? Или это самонадеянность, что у нас есть лучший способ нести весть о выздоровлении, и, если кто-то не принимает его, то главное, что мы остаёмся трезвыми и это тоже хороший опыт? Этот Шаг требует от нас очень внимательного взгляда на те ценности, которыми владеем, и каким образцом этих ценностей мы являемся.

Мы должны быть образцами смирения. Практикуйте смирение. Мы делаем Шестой Шаг через капитуляцию, чтобы стать полностью готовыми и осознать наши дефекты и недостатки. Тогда Седьмой Шаг становится естественным.

Как насчёт других духовных ценностей, как мы на практике применяем их? Видят ли окружающие в нас наши духовные принципы? Внимательно ли мы изучили смысл и цель нашей жизни? Шестой и Седьмой Шаги действительно спрашивают нас: «Что для нас важно?» и «Если это так важно, где это видно в нашей жизни?». Мы должны добраться до основ. Очень легко этого избежать, и думать, что «мы сделали Шаги», но если мы внимательно не разберёмся со смыслом и целью того, что делаем, то весь контекст действий потеряет свою ценность.

Мы должны задавать себе трудные вопросы, так же, как в Шестом Шаге. Какие ценности важны в нашей жизни? Что наша жизнь значит для других? Должны ли мы помогать? Мы часть решения или часть проблемы? Где это видно? Какую часть нашей жизни занимает Высшая Сила и как это видно? Какое значение мы придаём духовности, и где это проявляется в наших действиях? Из ответов на эти вопросы приходит способность делиться, давать, действовать, и практиковать смирение.

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 27 фев 2017, 20:08 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
ОТПУСТИТЬ КАМЕНЬ

Давайте посмотрим на опыт Сэма:

Я узнал из опыта, что оставаться трезвым, работая по Программе, а также посещение собраний, в тяжелые времена является гарантией изменения личности. Мы больше не должны избегать нашей боли, прячась в употреблении. Программа дала нам инструмент – смирение, который, при регулярном использовании, преобразует боль в рост. Вооруженные смирением, мы, когда-то боявшиеся перемен пуще смерти, можем научиться сталкиваться в реальной жизни с новым мужеством и надеждой.

До того как пришел в Сообщество, я жил в мире фантазии, который я сам создал. Пытался контролировать не только мои усилия, но и последствия. У меня не было признания взлетов и падений в повседневной жизни. Я искал нереальный мир полной безопасности, романтики, и самоутверждения, и чем больше я пытался контролировать (требовал), тем больше хаоса создавал. Становится ясно, чтобы получить трезвость, мы должны изменить. Мне нравится то, что Билл У. сказал о пробуждении в отрывке из книги Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций:

«Наши стремления к душевному покою, богатству, личному престижу и значимости, к счастливым любовным взаимоотношениям и счастливой семейной жизни должны быть введены в определенные рамки и переориентированы. Мы поняли, что удовлетворение природных инстинктов не является единственным смыслом жизни. Если мы придаем им первостепенное значение, то, как бы ставим телегу впереди лошади, и нас неизбежно потянет назад к разочарованию. Но если мы готовы считать главным наш духовный рост, тогда и только тогда у нас появляется реальный шанс» (стр. 129).

Смирение является основным ингредиентом для преобразования страдания в рост. В Седьмом Шаге в книге Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций, смирение определяется как понимание того, что «главное внимание должно уделяться развитию личности и духовным ценностям и что удовлетворение материальных потребностей не является целью жизни». Мы узнаем, что искреннее желание искать и выполнять Волю Бога необходимо для смирения.

«Что за режим. Я не смогу следовать ему до конца» было моей обычной первой реакцией на рост в Шагах. Интеллектуально я мог принять решение, но когда дело доходило до практического применения, возникала проблема. Сегодня я знаю, я не могу сделать это идеально; нужно время, чтобы стать лучше; я знаю, что не должен делать этого в одиночку, что в моём распоряжении есть сокровищница мудрости и поддержки в Сообществе, и это дает мне надежду на изменение, рост и новые рубежи.

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 27 фев 2017, 20:45 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
1 год 8 месяцев 9 дней
Эдди Дин, обожаю эту книженцию :co_ol:
Эдди Дин написал(а):
OO«Наши стремления к душевному покою, богатству, личному престижу и значимости, к счастливым любовным взаимоотношениям и счастливой семейной жизни должны быть введены в определенные рамки и переориентированы. Мы поняли, что удовлетворение природных инстинктов не является единственным смыслом жизни. Если мы придаем им первостепенное значение, то, как бы ставим телегу впереди лошади, и нас неизбежно потянет назад к разочарованию. Но если мы готовы считать главным наш духовный рост, тогда и только тогда у нас появляется реальный шанс» (стр. 129)
Это для меня стало откровением пол года назад))) удивительно осознать как ты заблуждался всю жизнь)

_________________
Счастье это просто. Оно - в каждом дне. Как в детстве.
Счастье - внутри тебя самого, здесь и сейчас.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 01 мар 2017, 19:58 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 8 месяцев
(9)
МОГЛО БЫТЬ И ХУЖЕ

"...Могу ли я быть алкоголиком, если в моей жизни не слу­чалось таких ужасающих катастроф, о которых я слышал на собраниях? Первый из Двенадцати Шагов АА дал мне очень простой ответ. «Мы признали, что бессильны перед алкого­лем; признали, что наша жизнь стала неуправляемой». Здесь не говорится, что мы должны десять, пятьдесят или сто раз попасть за решетку. Здесь не сказано, что мы должны поте­рять одну работу, пять или десять. Здесь не подразумевается, что мы должны остаться без семьи. Здесь не имеется в виду, что мы должны, в конце концов, очутиться в придорожной канаве и пить дешевое спиртное. Этот Шаг просто предлагал мне признать свое бессилие перед алкоголем и неуправляе­мость моей жизни...."
Читать полностью
Алкоголь был сгущающейся тучей на ясном небе этого банкира. С редкой проницательностью он осознал, что туча может превратиться в торнадо.
Как человек с хорошей семьей, прекрасным домом, отлич­ной репутацией, занимающий важную должность в крупном городе, может стать алкоголиком?
Как я позже узнал в Сообществе Анонимных Алкоголиков, алкоголь не признает различий в экономическом положении, социальном и деловом статусе и образовании.
Подобно большинству американских мальчишек, я вырос в семье среднего достатка, ходил в бесплатные школы, вел обычную для маленького городка на Среднем Западе жизнь, работая неполный день и немного занимаясь спортом. Жела­ние преуспеть в меня вселяли мои родители-скандинавы, переехавшие в эту страну великих возможностей. «Будь всегда занят какой-нибудь созидательной деятельностью». После школы и на каникулах я брался за разнообразную работу, пытаясь определить, что для меня наиболее привле­кательно в качестве объекта труда всей жизни. Затем реали­зацию моих планов отсрочила военная служба, а после нее
необходимость получить образование. Потом я женился, начал свою деловую карьеру, родились дети. Моя история не очень отличается от историй тысяч других молодых людей моего поколения. В ней нет ничего и никого, что или кого можно было бы винить в моем алкоголизме.
Из-за стремления двигаться вперед и преуспевать я в тече­ние многих лет был слишком занят, чтобы вести активную светскую жизнь. Я жалел на это время, а также деньги на спиртное. На деле, я боялся окунуться в эту среду, опасаясь, что все закончится так же, как и у многих виденных мной в армии людей, которые чрезмерно увлекались алкоголем. Я не переносил тех, кто пьет, в особенности тех, кто пил так много, что это отражалось на их работоспособности. Со временем я стал членом правления и директором одного из крупнейших коммерческих банков страны. Мне удалось добиться общенационального признания в своей профес­сиональной сфере, а также стать членом правления многих важных учреждений, имеющих отношение к общественной жизни города. У меня была семья, которой я мог гордиться; таким образом, я выполнял обязанности добропорядочного гражданина.
Я начал пить только в возрасте тридцати пяти лет, когда уже сделал весьма успешную карьеру. Однако успех привел к тому, что я стал чаще участвовать в светских мероприятиях. Я понял, что многие из моих приятелей, выпивая в компа­нии, получают удовольствие и не наносят явного ущерба ни себе, ни другим. Мне не нравилось быть не таким, как все, поэтому, в конце концов, я начал время от времени присоеди­няться к ним.
Сначала этим все и ограничивалось. Затем я стал с нетер­пением ждать выходных. У меня вошло в привычку еже­дневно пить коктейли после обеда. Постепенно количество употребляемого мной спиртного возрастало, и поводы для выпивки находились все чаще: трудный день, тревоги, напря­жение, плохие и хорошие новости. Почему мне стало требо­ваться все больше алкоголя? Пугало, что спиртное заменяло все больше тех вещей, которыми мне действительно нрави­лось заниматься. Гольф, охота и рыбалка стали не более чем оправданием для чрезмерно обильных возлияний.
Я давал обещания себе, семье, друзьям - и нарушал их. Короткие периоды трезвости оканчивались тяжелыми запо­ями. Я пытался скрывать, что пью, отправляясь в такие места, где нереально было встретить кого-нибудь из знакомых. Меня постоянно мучили похмелье и угрызения совести.
Следующим моим шагом было начать прятать бутылки и находить предлоги для поездок, чтобы пить безо всяких ограничений. Алкоголизм - болезнь хитрая, коварная и могущественная; постепенное возрастание частоты и коли­чества, а также последствия этого для пьющего очевидны для всех, кроме него самого.
Когда мое пьянство стало настолько заметным, что люди начали мне об этом говорить, я изобрел ряд способов тайно выпивать на стороне. Частью схемы были «репетиции» - остановки в барах по дороге туда, где подают спиртное, и на обратном пути. Мне всегда было мало алкоголя, вечно хоте­лось еще. Это пагубное пристрастие мало-помалу начало доминировать над всей моей деятельностью, особенно во время путешествий. Планирование пьянок стало для меня важнее любых других планов.
На многих мероприятиях я старался воздерживаться, но при этом чувствовал себя несчастным и обделенным. Обра­щался за помощью к психиатру, но, разумеется, не желал с ним сотрудничать.
Я жил в постоянном страхе, что меня арестуют за вождение в нетрезвом состоянии, поэтому иногда пользовался такси. Потом у меня появились провалы в памяти, которые тоже служили источником беспрестанного беспокойства. Просы­паться дома, не зная, как сюда добрался, и осознавая, что был за рулем - это была настоящая пытка. Меня приводило в отчаяние, что я не помню, где был и что делал.
Теперь у меня появилась потребность выпивать в полдень
сначала пару стаканов, затем - больше и больше. У меня был гибкий график, поэтому мое присутствие в офисе было не всегда обязательным. Я стал рассеянным и иногда возвращался на работу, когда в этом не было нужды. Это меня беспокоило. В последние два года своего пьянства я полностью изменился, превратившись в циничного, нетерпимого и высокомерного человека, совершенно непохожего на обычного меня. Именно в этот период у меня появились обиды. Я обижался на всех и каждого, кто смел мешать моим планам и препятствовал мне поступать так, как я хотел - в особенности, если это касалось алкоголя. Я был полон жалости к себе. Я никогда не узнаю, скольким людям сделал больно, сколь­ких друзей обидел; никогда не почувствую всю глубину уни­жения, которое испытала моя семья, и беспокойства моих коллег по бизнесу. Я до сих пор удивляюсь, встречая людей, которые говорят мне: «А ты ведь уже давно не пьешь, не так ли?» Меня изумляет тот факт, что я не знал, что эти люди видели, как далеко зашло мое пьянство. Вот где болезнь оставляет нас в дураках. Мы думаем, что можем пить сколько угодно, и никто не будет знать. На самом же деле знают все. Нам удается обмануть только самих себя. Мы готовы подыс­кивать аргументы и оправдывать свое поведение, выходя за всякие разумные пределы.
Мы с женой всегда поощряли своих детей приглашать дру­зей домой, когда угодно; но после нескольких инцидентов с пьяным отцом они исключили наш дом из числа мест, где можно провести время с друзьями. Тогда это меня особо не волновало, ведь я был слишком занят выдумыванием предло­гов для отлучек, чтобы встретиться с собутыльниками.
Мне все время казалось, что жена становится все более нетерпимой и ограниченной. Каждый раз, когда мы вместе где- нибудь бывали, она, похоже, прилагала все свои силы, чтобы не дать мне выпить больше одного стакана. А какому алко­голику этого достаточно? После каждой вечеринки она гово­рила, что не понимает, как я мог до такой степени опьянеть от одного стакана. Конечно, она не понимала, каким хитрым может быть алкоголик и на что он готов пойти, чтобы удовлет­ворить ту навязчивую потребность в последующих порциях, которая возникает после первой. Не понимал этого и я.
В конце концов, друзья, наученные опытом, стали все реже и реже нас приглашать.
За два года до моего прихода в АА жена отправилась в длинное путешествие и написала мне, что не сможет вер­нуться домой, если я не буду что-то делать со своим пьянс­твом. Естественно, для меня это было шоком, но я пообе­щал завязать, и она вернулась. Год спустя, во время нашего совместного отпуска, она собрала вещи и хотела ехать домой, потому что я слишком много пил. Я уговорил ее не делать этого, пообещав не пить, по меньшей мере, год. Однако через два месяца я снова нарушил обещание.
Следующей весной она просто оставила меня в полном замешательстве относительно того, куда она исчезла, надеясь тем самым привести меня в чувство. Через несколько дней ко мне зашел адвокат и объяснил, что мне необходимо что-то делать, так как она не сможет ко мне вернуться, пока я веду такой образ жизни. И снова я пообещал, что изменюсь. Нару­шенные обещания, унижение, безнадежность, беспокойство, волнение - и этого все равно было недостаточно.
У алкоголика наступает такое время, когда он не хочет больше жить, но боится умирать. Ты доходишь до критичес­кой точки, когда решаешь принять какие-нибудь меры для борьбы со своим пьянством - попробовать хоть что-нибудь. И тогда, в отчаянии, наконец, принимаешь помощь и предло­жения, которые некогда упорно отвергал.
Я окончательно утвердился в решении что-то делать, когда моя дочь, после того как я напился и испортил жене день рождения, сказала: «Иди в Анонимные Алкоголики или куда угодно еще!» Конечно, мне уже не раз давали такой совет, но, подобно всем алкоголикам, я хотел самостоятельно спра­виться со своей проблемой; на самом деле это означало, что я не хотел, чтобы что-нибудь мешало мне пить. Я пытался найти более легкий и удобный путь. К тому времени мне трудно было представить, как можно жить без алкоголя.
Однако я достиг своего дна. Я осознал, что падаю все ниже и ниже. Я сам был несчастен и делал несчастными всех, кому я был небезразличен. Мое тело больше не могло терпеть. Холодный пот, шалящие нервы, бессонница - все это стано­вилось невыносимым. Душе моей тоже не было покоя из-за страха, напряжения и кардинально изменившейся жизнен­ной позиции. Так жить было нельзя. Пришло время принять твердое решение, и я, согласившись на предложение семьи вызвать ко мне кого-то из Анонимных Алкоголиков, почувс­твовал облегчение, хотя до ужаса боялся и чувствовал, что это - конец.
На следующий день, рано утром, пришел мужчина, адво­кат, чье имя было мне хорошо известно. За тридцать минут я понял, что АА - то, что мне нужно. Большую часть дня мы наносили визиты разным людям, а вечером сходили на соб­рание. Не знаю, что я ожидал увидеть, но уж точно не группу людей, беседующих о своих проблемах с алкоголем, с легко­стью обсуждающих личные трагедии и в то же время получа­ющих удовольствие от жизни.
Тем не менее, услышав несколько историй о тюрьмах, психбольницах, распавшихся семьях, банкротстве, я засом­невался, действительно ли я - алкоголик. В конце концов, я начал пить не в юности, поэтому мной пока руководили ста­бильность и зрелость. Обязанности оказывали на меня сдер­живающее влияние. У меня не было столкновений с зако­ном, хотя их должно было быть много. Я еще не потерял ни работу, ни семью, хотя в обеих сферах наступил кризис. Мое финансовое положение не пошатнулось.
Могу ли я быть алкоголиком, если в моей жизни не слу­чалось таких ужасающих катастроф, о которых я слышал на собраниях? Первый из Двенадцати Шагов АА дал мне очень простой ответ. «Мы признали, что бессильны перед алкого­лем; признали, что наша жизнь стала неуправляемой». Здесь не говорится, что мы должны десять, пятьдесят или сто раз попасть за решетку. Здесь не сказано, что мы должны поте­рять одну работу, пять или десять. Здесь не подразумевается, что мы должны остаться без семьи. Здесь не имеется в виду, что мы должны, в конце концов, очутиться в придорожной канаве и пить дешевое спиртное. Этот Шаг просто предлагал мне признать свое бессилие перед алкоголем и неуправляе­мость моей жизни. Вне всяких сомнений, я был бессилен перед алкоголем, и моя жизнь, на мой взгляд, стала неуправляемой. Дело было не в том, как далеко я зашел, а в том, к чему я двигался. Для меня было важно увидеть, что алкоголь со мной сделал, и будет делать дальше, если я не прибегну к посторонней помощи.
Сначала, осознав, что я - алкоголик, я испытал шок; но тот факт, что есть надежда на выздоровление, облегчил процесс. Раньше меня приводило в замешательство, что я напиваюсь, даже когда твердо намереваюсь остаться трезвым; теперь моя задача упростилась. Когда оказалось, что мне больше не нужно пить вообще, мне стало гораздо легче.
Мне сказали, что я должен желать трезвости ради самого себя, и я убежден, что это правда. Когда человек впервые приходит в АА, у него на это может быть много причин; но в долгосрочной перспективе он должен сам хотеть сохранять трезвость и жить по программе.
Мне с самого начала понравилось в программе АА бук­вально все. Например, описание алкоголика как человека, который обнаружил, что алкоголь создает помехи в его соци­альной или деловой жизни. Мне была понятна идея об аллер­гии на спиртное, потому что у меня аллергия на пыльцу опре­деленных растений, а у некоторых членов моей семьи - на определенные продукты. Что может быть разумнее предпо­ложения, что у некоторых людей, в том числе и у меня, аллер­гия на алкоголь?
Объяснение, что природа алкоголизма как болезни двойс­твенна, так как он - это аллергическая реакция организма и одержимость разума, прояснило для меня ряд вопросов, кото­рые меня озадачивали. С аллергией ничего поделать нельзя. В силу каких-то причин наши тела больше неспособны усваи­вать алкоголь. Почему это так, неважно; факт состоит в том, что одна порция спиртного запускает в нашем организме реак­цию, которая потребует большего количества. Для нас один стакан - это слишком много, а сотня стаканов - недостаточно. Идею об одержимости разума понять было несколько труд­нее. Но ведь у всех есть разнообразные навязчивые стремле­ния. Просто у алкоголика они гипертрофированы. Со време­нем у него развивается жалость к себе и обида на каждого, кто мешает ему пить. Нечестность, предубежденность, эго­изм, враждебность по отношению к любому, кто смеет ему противоречить, тщеславие, критичность - эти отрицатель­ные черты проявляются у алкоголика постепенно и стано­вятся частью его жизни. Страх и напряжение неизбежно при­водят к тому, что он стремится их ослабить, а алкоголь на какое-то время помогает это сделать. Я не сразу осознал, что Двенадцать Шагов АА предназначены помочь нам исправить эти изъяны характера, что способствует избавлению от тяги к спиртному. Шаги, которые для меня - духовный образ жизни, скоро стали означать честное мышление, а не принятие жела­емого за действительное, а также восприимчивость, готов­ность пробовать новое и способность верить. Они подразу­мевают терпение, терпимость, смирение, а главное - веру в то, что Сила, превышающая мою собственную, может мне помочь. Я предпочитаю называть эту Силу Богом.
Мне было проще работать по программе, потому что я был готов делать все, что мне говорят. Изучать литературу АА - не просто читать. Мне рекомендовали ходить на собрания, и я до сих пор это делаю при любой удобной возможности, где бы ни находился - в своем городе или в каком-то дру­гом. Посещение собраний никогда не было для меня рутиной или обязанностью. Они расслабляют и освежают меня после трудного дня. Мне советовали: «Проявляй активность», поэ­тому я помогал Сообществу, чем только мог, и до сих пор помогаю.
Получать духовный опыт - для меня это означало следую­щее: ходить на собрания; наблюдать, как люди собираются вместе, чтобы помогать друг другу; слушать, как зачиты­вают Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций; слушать Молитву Всевышнему, исполненную великого значения - «Да будет воля Твоя, не моя». Слова «духовное пробужде­ние» скоро стали означать, что нужно каждый день стараться быть немного более чутким, внимательным и обходительным по отношению к людям, с которыми я контактирую.
У большинства из нас на исправление совершенных оши­бок уйдет вся оставшаяся жизнь, но мы можем начать прямо сейчас. Если мы будем просто оставаться трезвыми, это само по себе уже будет возмещением ущерба многим людям, кото­рых мы обидели своим поведением в пьяном виде. Иногда искупление вины подразумевает совершение того, что мы могли сделать, но не стали из-за своего пьянства - выпол­нение своих гражданских обязанностей, таких как жертвова­ние денег в пользу общественных фондов, Красного Креста, участие в деятельности образовательных и религиозных учреждений,-в зависимости от наших возможностей и энер­гичности.
Я отчаянно, усердно старался понять, что от меня требуется как от члена АА, выполнять это и как можно быстрее пройти все двенадцать шагов. Поэтому я рассказал всем знакомым, что присоединился к Сообществу; что не знаю, чего там от меня хотят, но, как бы то ни было, это для меня самое важное в жизни; что трезвость значит для меня больше, чем что-либо иное в нашем мире. Она настолько важна, что должна стоять на самом первом месте.
В АА бытует множество коротких фраз и выражений, пол­ных здравого смысла. «Сначала - главное». То есть лучше решать те проблемы, которые стоят перед нами непосредс­твенно сейчас, а потом уже - все остальные, чтобы не запу­таться в своих мыслях и действиях. «Не напрягайся». Рас­слабься немного. Старайся внутри быть довольным собой. Ни один человек не может нести на своих плечах все бремя мира. Проблемы бывают у всех. Напившись, ты их не решишь. «Двадцать четыре часа в сутки». Сегодня - тот самый день. Искусство жить заключается в том, чтобы проживать каждый день как можно более полно. Вчера уже ушло, и мы не знаем, будем ли живы завтра. Если мы хорошо проживем сегод­няшний день, и для нас настанет завтрашний, тогда велики шансы, что и его мы проживем хорошо. Так зачем беспоко­иться?
В АА нам предлагают такой образ жизни, к которому нам всегда следовало бы стремиться. «Дай нам спокойствие при­нять то, что мы не в силах изменить, мужество изменить то, что можем, и мудрость отличить одно от другого». Эти мысли становятся частью нашей повседневной жизни. Они означают не отстранение, а признание определенных основ­ных принципов жизни.
Тот факт, что АА - программа духовная, не пугал меня и не рождал у меня никаких предубеждений. Я просто не мог себе позволить такую роскошь, как предубежденность, ведь я уже пробовал идти собственным путем и потерпел поражение.
Когда я пришел в АА, у меня была всего одна цель - обрести трезвость и придерживаться ее. Я не знал, что найду здесь намного больше, но почти сразу же мне начало открываться новое, совершенно иное видение мира. Каждый день кажется мне намного более продуктивным и вызывает чувство боль­шего удовлетворения. Я получаю от жизни все больше и больше наслаждения. Я нахожу скрытое удовольствие в самых простых вещах. Жить только ради сегодняшнего дня
приятное приключение.
Главное же мое чувство - это благодарность к АА за мою трезвость, которая так много значит для моей семьи, друзей и партнеров по бизнесу, потому что Бог и АА смогли сделать для меня то, что я не мог сделать для себя сам.
Свернуть


Книга "Анонимные Алкоголики". Раздел личных историй "Они остановились вовремя".
https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q= ... 3327,d.bGg

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 01 мар 2017, 21:18 
Нет аватара

Я не пью уже:
100 лет 9 месяцев 15 дней
Mishaho13p:r:i:v привет


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 02 мар 2017, 14:13 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 8 месяцев
марфуша, привет :-|-:

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 03 мар 2017, 05:28 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
ОТПУСТИТЬ КАМЕНЬ

Шаг седьмой и обычная жизнь день за днем

Когда двое из нас впервые приняли Седьмо пой Шаг двадцать с лишним лет назад, мы были обеспокоены тем, как мы сможем зарабатывать на жизнь, если мы должны были быть бескорыстными, честными, вежливыми и внимательными. С тех пор мы узнали, что следование принципам это способ жить гораздо лучше, проще, разумнее и удобнее, – а также значительно менее напряженный путь. С одной стороны, эти принципы не вызывают какой-либо вины или раскаяния. С другой стороны, ваше самочувствие намного лучше – не приходится беспокоиться быть пойманным, совершая что-то, что доведёт до проблем. Вы также намного лучше ладите с людьми.

Седьмой Шаг просто нельзя сделать один раз, и покончить с этим. Вы должны практиковать его регулярно, на ежедневной основе.

Во-первых, это может означать заставлять себя делать то, что делать не хочется. Но, как только вы установите эту новую модель мышления, действий и жизни, вы будете сопротивляться все меньше и меньше, и в конечном итоге захотите делать всё то, что надо делать. На данный момент, вы не должны заставлять себя сделать что-нибудь большее. Вы просто делаете то, что вы знаете, и это правильно. И когда вы не уверены, что правильно, вы обращаетесь к руководству Высшей Силы.

Когда вы будете продолжать применять Седьмой Шаг и жить в соответствии с принципами Программы, вы начнёте реагировать с любовью и терпением; они постепенно станут все большей и большей частью вашей личности. Ваши старые идеи умрут и заменятся лучшими. Вы в конечном итоге придёте к революционным изменениям в вашей жизни. Ваши отношения с Высшей Силой, с самим собой и с другими людьми станут лучше.

~ • ~

Пришло время осознать наше тело. Большинство из нас идут по жизни, совершенно не зная о нашем теле и его реакциях. Мы живем в нашей голове и редко допускаем много «мыслей» о нашем теле. Если хотим познать страх и гнев, мы должны познать наше тело.

Первое осознание, которое нужно развить, это осознание того, что мы постоянно дышим. Дыхание напрямую связано с нервной системой. Мы можем контролировать наше дыхание. С одной стороны, мы можем управлять нашим дыханием, когда мы пробуждены, находимся в здесь и сейчас и концентрируемся на нем; с другой стороны, наше дыхание может продолжаться автоматически, когда мы не думаем об этом – в бессознательном состоянии, спящем, или если наше вниманием отвлечено. Дыхание является одной из немногих функций организма, через которое мы можем непосредственно влиять на наши чувства. Кроме того, что мы можем непосредственно проверить и увидеть, как мы себя чувствуем. Это очень легко сделать.

Вспомните, когда последний раз вам было на самом деле страшно. Абсолютно страшно. Подумайте об обстоятельствах и как вы себя чувствовали. Как вы дышали? Скорее всего, дышали быстро и неглубоко или, наоборот, задерживали дыхание. Обе эти реакции на страх очень общие. Люди почти никогда не обращают внимание на свое дыхание, когда им страшно. Если мы хотим знать наше ощущение, мы должны проверить наше дыхание. Если мы хотим изменить то, что чувствуем, нам нужно изменить то, как мы дышим.

Когда тренер, преподаватель, или кто-нибудь хочет, чтобы мы успокоились, что первое он говорит? «Сделайте глубокий вдох». Глубокие эмоции, как правило, заставляют нас дышать по-другому. Чем больше нам известно о нашем дыхании, тем больше связь с нашими эмоциями.

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 03 мар 2017, 05:30 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
Пришли к убеждению

ВДРЕБЕЗГИ РАЗБИТЫЙ СТАКАН

«Это было лучшее время, это было худшее время...» Этими словами начинается роман Чарльза Диккенса «История двух горо дов». Для меня именно таким был 1968 год. Буквально с самого его начала каждый шаг приводил меня на грань отчаяния. Семья давно перестала со мной общаться, выражая лишь надежду на то, что когда-нибудь я найду себя. К счастью, они позволили мне делать это в одиночку. Алкоголику редко предоставляется такая возмож ность. Меня могли бы вернуть домой и упрятать в соответствую щее заведение, или же объявить, что я безнадежна, и бросить одну. Однако любовь и вера в Высшую Силу подсказали моей семье, что надо смотреть и ждать.
Позвонив первый раз в АА, я попросила литературу. Получив ее, я залпом «проглотила» все книги до единого слова, но продол жала пить. Наконец, я снова позвонила в АА. Я боялась звонить домой и просить домашних направить меня в какое-либо лечебное
заведение, хотя была убеждена, что сошла с ума: ни один разум ный человек не будет пить, если не хочет.
В течение трех месяцев я ходила на собрания четыре раза в неделю. Хотя каждая встреча с Программой приносила результа ты, мне не удавалось достичь душевного покоя, о котором мы так часто молились. (В это время мне не говорили о Большой Книге). Однажды вечером, находясь в подавленном состоянии, я налила рюмку спиртного. Казалось, это делаю не я, а кто-то другой. Я выронила стакан.
Когда я налила другой стакан, то услышала, что молю о по мощи. Второй стакан упал и разбился вдребезги, как и первый. Не устрашившись, я налила еще один и, держа двумя руками, выпи ла. И вдруг мне стало ясно, что я сделала совсем не то, что хотела.
Меня охватил страх, я бросилась к телефону и трясущимися руками стала звонить своей новой подруге из АА. Она сразу при шла и провела со мной весь вечер. Мы обсудили Первый Шаг, и мне стал понятен его смысл. Когда же мы перешли ко Второму, то я полностью запуталась. Поздно ночью она оставила меня с 575 страницами вдохновения, которые называются Большой Книгой.
Я сразу принялась за чтение. В Четвертой Главе с ясностью высветилось слово «надежда». Я читала и перечитывала фразы, пока не осознала, что плачу и смеюсь одновременно, что я не сижу, а хожу по комнате словно помешанная. Казалось, с моих плеч свалилась гора. Впервые я начала понимать, что не могу пить, как другие люди, я не такая, как другие люди, и я больше не должна стараться быть такой, как они. Я чувствовала себя как Скрудж из классического произведения Диккенса «Воскресный Хорал», когда он просыпается и видит, что все-таки не проспал Рождество. Он танцует, плачет и громко смеется точно так же, как я. Скрудж и я родились вновь, чтобы жить жизнью, которой мы никогда не знали.
Это напряженное состояние продолжалось несколько часов. Когда я, выжатая как лимон, заснула, то уже знала, что начала наконец приспосабливаться к жизни как алкоголик. С того мо мента я начала внутренне меняться. Постепенно я стала распозна вать моменты, когда сама становилась у себя на пути, и теперь могла отойти в сторону, поскольку слова «Твоя воля, не моя» стали не просто словами. Было немало случаев, когда мне было трудно этого придерживаться, но мало-помалу, с каждым днем все легче было это делать. Мой путь выглядел так: два шага впе ред, шаг назад, затем еще два вперед, вместо постоянного от ступления. Теперь дни стали слишком короткими, но скучные среди них редки. Каждый день — это новая решимость остаться трезвой и двигаться только вперед.
Чарльстон, Западная Вирджиния

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 03 мар 2017, 07:37 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 7 месяцев 3 дня
Buddistka написал(а):
OOЭто для меня стало откровением пол года назад))) удивительно осознать как ты заблуждался всю жизнь)
тут Бравинка все искала инфу по 6-7 шагу ,хотел дать ей почитать но как то не решался .много споров в АА по поводу книжонки этой ,а так там хорошо расписан 6 и 7 шаг ..... :-):


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 04 мар 2017, 11:23 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 8 месяцев
(10)
КАНАТОХОДЕЦ

"Мое воспитание было консервативно религиозным, и меня отправляли в религиозные школы, то есть я жил в некотором удалении от дома. Поскольку я был сообразительным и хорошо занимался, то стал кем-то вроде учительского любимчика. В результате я стал серьезным, стеснительным, несколько заученным ребенком, а затем - подростком, которому трудно было найти общий язык с однокашниками. Так что по приезде в колледж я уже был потенциальным алкоголиком. Я с самого начала влюбился в алкоголь. Несмотря на то, что мне не особенно понравился его вкус, я пришел в восторг от эффекта. Он помогал мне скрывать свои страхи; для застенчивого юноши-одиночки способность общаться была почти чудесным даром.
В это же время меня стал мучить вопрос о собственной сексуальной ориентации. Мысль о том, что я - гомосексуалист (слово «гей» тогда не было в ходу), была для меня просто чудовищной. Алкоголь помогал мне забыться. Кроме того, он давал возможность маскироваться, ведь, когда ты пьян, люди не удивляются твоей неспособности или нежеланию завязывать отношения с женщинами. Моя внутренняя борьба про­должалась многие годы, в течение которых я безуспешно ходил на свидания и притворялся."

Читать полностью
Этот гей- алкоголик питал иллюзию, что сможет жить в разных мирах. Его одиночеству пришел конец, только когда он оказался в АА.
В моей семье выпивка была неотъемлемой частью жизни. У нас пили все мужчины. Отец был сильно пьющим, позже такими стали и мои братья. Считалось, что, пока человек держится на работе, не слишком часто доставляет неприятности семье и друзьям и не попадает в беду, он имеет право регулярно пить. Употребление спиртного было частью взросления. Думаю, мне и в голову не приходило, что мне не следует пить.
Мое воспитание было консервативно религиозным, и меня отправляли в религиозные школы, то есть я жил в некотором удалении от дома. Поскольку я был сообразительным и хорошо занимался, то стал кем-то вроде учительского любимчика. В результате я стал серьезным, стеснительным, несколько заученным ребенком, а затем - подростком, которому трудно было найти общий язык с однокашниками. Так что по приезде в колледж я уже был потенциальным алкоголиком. Я с самого начала влюбился в алкоголь. Несмотря на то, что мне не особенно понравился его вкус, я пришел в восторг от эффекта. Он помогал мне скрывать свои страхи; для застенчивого юноши-одиночки способность общаться была почти чудесным даром.
В это же время меня стал мучить вопрос о собственной сексуальной ориентации. Мысль о том, что я - гомосексуалист (слово «гей» тогда не было в ходу), была для меня просто чудовищной. Алкоголь помогал мне забыться. Кроме того, он давал возможность маскироваться, ведь, когда ты пьян, люди не удивляются твоей неспособности или нежеланию завязывать отношения с женщинами. Моя внутренняя борьба про­должалась многие годы, в течение которых я безуспешно ходил на свидания и притворялся.
Когда я, наконец, решил действовать сообразно собственным желаниям, мои чувства вины и стыда усугубились, как и мое пьянство. Теперь мне приходилось скрывать не только свои мысли, но и поведение. Я вечно пытался создать себе имидж консервативного, мужественного холостяка с низким голосом и загадочным, возможно, трагичным, но непременно гетеро­сексуальным любовным опытом. В конце концов, у меня обра­зовалось две отдельные, совершенно разные жизни - гея, имеющего соответствующих друзей и интересы, и правильного мужчины, чьи друзья и интересы были совсем иными.
Удерживая равновесие на этом канате, я в то же время пытался построить прочную карьеру. После колледжа я поступил в юридический университет, где ежедневное упот­ребление алкоголя стало для меня нормой. Я оправдывался сам перед собой тем, что несколько стаканов помогают мне расслабиться и «сосредоточиться» на учебе. Тем не менее, мне удалось успешно доучиться и впоследствии получить несколько престижных должностей. Скоро я понял, что мне нельзя пить днем; если я пропускал за ланчем стаканчик, то остаток дня был потерян. Вместо этого я дожидался конца рабочего дня и тогда наверстывал упущенное.
Когда я начал работать в юридической конторе, в моей уже и так разделенной жизни появилась третья сторона. Теперь мне приходилось поддерживать отношения не только со сво­ими друзьями - геями и обычными друзьями, но и с клиентами, коллегами и компаньонами. Нет необходимости говорить, что по мере усиления своего пьянства я все больше запутывался. Наконец, напряжение стало слишком огромным. У меня сложились серьезные любовные отношения, и я решил, что не буду больше поддерживать обман, сменю сферу своей деятельности и займусь преподаванием.
Какое-то время все шло хорошо. Однако мое движение к активному алкоголизму мало-помалу ускорялось. Несколько лет назад у меня случился первый провал в памяти.
Тогда я сказал себе, что, если это еще раз произойдет, я перестану пить. И это произошло, а потом - еще и еще, но я не перестал. У меня всегда были наготове какие-нибудь объяснения, предлоги или аргументы, чтобы оправдаться, почему я продолжаю. Со временем моя личность стала регулярно претерпевать изменения, когда я бывал пьян. Я всегда был остер на язык; выпивая, я часто становился язвительным. В другой раз я мог быть очень милым и нежным, иногда даже слишком. Люди никогда не знали, что я скажу или сделаю.
Через несколько лет я превратился в пьяницу, у которого каждый вечер были провалы в памяти. Мой возлюбленный тоже сильно пил, и я начал сравнивать свое пьянство и его. Я убеждал себя, что у меня не может быть проблемы с алкоголем, потому что он временами пил больше меня. Я даже посоветовал ему попробовать АА. Когда же он действительно пошел в Сообщество, я делал все возможное, чтобы его старания обрести трезвость не увенчались успехом - его выздо­ровление представляло бы очевидную угрозу моему пьянству, хотя я этого и не признавал. В конце концов, напряжение стало слишком большим, и мы расстались, но я успел подорвать процесс его выздоровления.
Мое движение вниз продолжалось. Большинство моих друзей не желали мириться с моим поведением - словесными, а порой и физическими оскорблениями, ночными телефонными звонками, забытыми приглашениями и эгоистичным равнодушием ко всему, кроме собственной потребности в выпивке. Тех немногих, кто от меня не отвернулся, я своими обидами и усиливающейся паранойей оттолкнул от себя. Я вычеркивал людей из своей жизни, отказываясь им перезва­нивать и игнорируя их при случайной встрече. На последнем этапе моего пьянства со мной были готовы общаться лишь двое человек; оба сами были пьяницами, и их мои действия не удивляли. Когда я пил вне дома, со мной все чаще происходили непри­ятности. Я выкидывал неуместные фокусы на вечеринках и при общении с людьми по работе - как с мужчинами, так и с женщинами. В других случаях я просыпался избитым, или без часов или бумажника, или в компании незнакомцев, чьих имен не помнил и не хотел знать. Бывали и неизбежные травмы и несчастные случаи. Меня выкидывали из баров, потому что, чтобы заплатить за спиртное, на которое у меня не оставалось денег, я воровал чаевые или сдачу у барменов и других клиентов. Бывало, меня принуждали уйти, потому что я затевал ссоры.
Как следствие, я принял, казалось бы, логичное решение не пить вне дома. Теперь я это делал по большей части в одиночестве. После работы я за обедом выпивал несколько рюмок чего-нибудь покрепче и отправлялся домой. Придя, заглядывал на кухню, чтобы взять стакан, лед и миксер. Потом шел в спальню, где у меня хранились бутылки с джином и водкой, и «читал», а тем временем лед таял, миксер выдыхался, стакан иногда разбивался. Каждую ночь я напивался до беспамятс­тва. Особенно тяжело было, когда среди ночи приходилось, покачиваясь и стараясь не спотыкаться, тащиться в винный магазин или бар, потому что я не рассчитал количество алкоголя, и он кончился.
Мне было все труднее заниматься чем-нибудь, кроме работы и пьянства. Я боялся пользоваться общественным транспортом и даже ходить по улицам. У меня были постоянные боли в животе, и мой доктор обнаружил у меня ряд кишечных расстройств. Несмотря на то, что я редко пил за пределами своего дома, тело мое было покрыто синяками, потому что я часто падал, когда отключался. Я никогда не носил рубашки с короткими рукавами, даже летом, иначе люди спрашивали бы меня, откуда у меня синяки. Однажды утром я проснулся, не чувствуя одной ноги, и оказалось, что я, пока был дома и «в отключке», каким-то образом повредил себе два спинных диска.Последние четыре года я жил один в небольшом доме. Потолок в одной из комнат обрушился, и повсюду была штукатурка, покрывая мусор и газеты, разбросанные по полу. Пустые упаковки от продуктов, пивные банки, бутылки, грязная одежда валялись там, куда я их кинул. В доме было ужасно много мышей, поэтому я завел кота, но не заботился о том, чтобы за ним убирать. Неудивительно, что у меня редко бывали посетители, а соседи старались меня избегать.
Последние несколько месяцев были наполнены страхом и жалостью к себе. Я все чаще размышлял о самоубийстве, но боялся смерти. Я помню, как думал, что такая жизнь будет тянуться и тянуться, ничуть не улучшаясь, медленно растворяясь в небытии.
Потом я начал слышать тихие голоса и пришел к убеждению, что в моем доме живут какие-то люди. Я их не видел, не считая того, что иногда улавливал уголком глаза какое-то движение, и потому заключил, что они маленькие и живут где-то в стенах или под лестницей. Я слышал, как они строили планы моего убийства. Бывали ночи, когда я шел спать с ножом в руке, чтобы защитить себя. В другие ночи я запирался в ванной, чтобы они до меня не добрались. Как-то ночью я оставил на каминной полке рюмку водки, чтобы они напились и оставили меня в покое.
Затем произошло чудо. Однажды вечером я решил пропустить в баре стаканчик и пойти прямиком домой. Выпив его, я направился к дому. Следующее, что я помню - как проснулся на следующее утро рядом с незнакомцем, которого где-то подцепил. Очевидно, впав в беспамятство всего от одного стакана, я действовал на автопилоте и устроил кутеж. Выра­жение отвращения и жалости на лице незнакомца дало мне тот самый толчок, который был нужен. Я внезапно осознал, что вся моя жизнь - полное сумасшествие, что мое пьянство не поддается контролю и что я - либо алкоголик, либо кандидат на попадание в местную психушку. Не желая, чтобы меня закрыли там, я решил попробовать АА.
Я позвонил своему бывшему возлюбленному, и он свел меня с человеком, который отвел меня на мое первое собрание. Несмотря на то, что я едва ли что-нибудь помню о том собра­нии, я услышал две фразы, которые врезались в мою память. Первая была такой: «Тебе больше не нужно пить». Это стало для меня настоящим откровением. Долгое время я полагал, что алкоголь - одна из немногих хороших вещей, оставшихся в моей жизни. Каждый день я с нетерпением ждал вечера, чтобы выпить первый стакан, и считал, что именно спирт­ное поддерживает мое существование. Я должен был пить, чтобы выжить, не говоря уже о том, чтобы получить какое-то утешение. И вот люди, находящиеся в одной лодке со мной, говорят мне, что мне не нужно пить. Думаю, в тот вечер я им не поверил, но получил достаточно надежды, чтобы не пить остаток дня.
Второе, что я услышал, было: «Тебе больше не нужно быть одному». И это тоже стало откровением. Я много лет отвергал друзей, возлюбленных, семью, Бога, и был отвергнут ими. Я был одинок и напуган. Моя жизнь ограничивалась работой и бутылкой, и работа оставалась на сцене только потому, что она была мне необходима, чтобы купить бутылку. Изоляция и одиночество, которые принес мне алкоголизм, давили на меня. После этих слов с моих плеч свалился огромный груз страха. Опять-таки, я не уверен, что полностью поверил в это, но определенно впервые за многие годы почувствовал надежду.
Я не испытал к АА любви с первого взгляда. Тот человек, который привел меня на первое собрание, позже стал моим первым спонсором, и ему пришлось мириться с моими возра­жениями, доводами, вопросами и сомнениями - всем тем, что мог ему выдать тренированный, но запутавшийся ум юриста. Он был мягок со мной, своих взглядов не навязывал. Ему хватило здравого смысла, чтобы понять, что я так боюсь и так привык быть один, что не перенесу жесткого подхода. Он выслушивал мои вопросы, отвечал на некоторые, про другие говорил, что я сам могу дать наилучший ответ. Он отказывался спорить со мной, зато был готов объяснять и делиться собственным опытом. Я попросил его стать моим спонсором, когда еще не знал, чем он зарабатывает на жизнь, а когда выяснил, что он - священник, почувствовал, что не могу прекратить с ним общение.
Мой алкоголизм и образ жизни привели меня к отрицанию тех представлений о религии и Боге, которые мне прививали в детстве, и я не искал им замены. Вместо этого я превратился в агностика, сомневающегося в существовании Бога, но боящегося это озвучить, чтобы не ошибиться. Жалея себя и ощущая себя жертвой обстоятельств, я сомневался, что есть какой-то любящий Бог; если же Он есть, то почему Он посылает на мою голову столько неприятностей? Поэтому я очень настороженно относился к тем членам Сообщества, которые говорили о своей духовной жизни.
Мой спонсор был живым амортизатором моей нетерпи­мости. Более того, он сказал мне, что, даже если я сомневаюсь в существовании Бога, все в порядке, потому что АА - не религиозное Сообщество, и, чтобы быть его членом, я не обя­зан придерживаться каких-либо представлений.
Он порекомендовал мне для начала просто признать, что мне не удалось заправлять всем миром. Короче, что я - не Бог. Кроме того, он посоветовал мне время от времени пытаться вести себя так, как если бы я верил в Него. Я где-то слышал, что легче сформировать у себя новый образ мышления путем действия, чем новый образ действий путем размышления, и в этом свете «как если бы» приобретало смысл.
Мне казалось, что иногда участники собраний слишком мало общаются со мной, новичком, зато уделяют слишком много внимания своим друзьям и знакомым. Уже готовый обидеться на такое отношение, я поделился своими ощущениями со спонсором. Он предположил, что, если я возьму на себя обязанность готовить кофе для своей группы, то, возможно, обнаружу, что люди стали общительнее. Несмотря на то, что я считал себя слишком особенным, чтобы готовить кофе, я все же решил, что тогда смогу выбирать вкусное печенье, и потому согласился. Мой спонсор снова оказался прав. Люди действительно начали со мной заговаривать, пусть только для того, чтобы пожаловаться на невкусный кофе и печенье. Однако, когда завязывается хоть какой-нибудь разговор, общение часто продолжается.
Я начал работать по Шагам. И, невзирая на то, что Третий Шаг и все связанное с Богом представляло для меня трудность, у меня стало развиваться чувство доверия к своей группе АА и идеалам Сообщества как к проявлениям Силы, превышающей мою собственную. Хотя я много лет не мог смириться с представлением о Боге, который лично и непос­редственно вмешивается в жизни отдельных людей, я смог принять идею о некой силе, которая наполняет комнаты соб­раний и вселяет в членов АА чувство безусловной любви. Этого хватило, чтобы в течение долгого времени удовлетво­рять мои духовные потребности.
Спонсор, который появился у меня позже, провел меня через Восьмой и Девятый Шаги и поддерживал меня, когда я переживал тяжелые времена. Когда моей трезвости шел тре­тий год, я месяц пролежал в кровати из-за того самого повреждения спинных дисков; у меня умер отец; закончились отношения с человеком, которого я любил; среди моих дру­зей и знакомых начала распространяться эпидемия СПИДа. В результате в течение нескольких последующих лет почти половина моих друзей - геев умерли. В тот год я узнал, что, если я буду просить о помощи, моя Высшая Сила никогда не даст мне того, с чем я не смогу справиться.
Именно в этот период я стал участвовать в обслужива­нии выше уровня группы. Я помогал основать в своей части города первую группу АА для геев. После того, как я поработал в различных службах, меня избрали представителем по общему обслуживанию. Тогда я еще ничего не знал об общем обслуживании, но решил лучше разобраться, что это такое, чтобы должным образом выполнить свои обязанности и ввести своего преемника в курс дела. По окончании двухлетнего срока я продолжил служение АА, занявшись другой работой на благо Сообщества.
На всех этих должностях я никогда не считал себя обязанным скрывать свою сексуальную ориентацию. Я видел, только то, насколько эффективно мы распространяем идеи АА, а не подробности моей личной жизни.
Я пришел в Сообщество, успев потерять здоровье, здра­вомыслие, друзей, многих родственников, самоуважение и Бога. С тех пор все это ко мне вернулось. У меня больше нет чувства, что меня неминуемо ожидает страшный конец. Я больше не желаю смерти и не испытываю отвращения, глядя в зеркало. .Я примирился со своей Высшей Силой; после более чем двенадцати лет в Сообществе я смог вступить в одну религиозную организацию и теперь активно участвую в ее деятельности. Я живу полноценной, счастливой жизнью, у меня есть друзья и любящая семья. Недавно я ушел на пенсию и начал путешествовать по миру. Куда бы я ни поехал, я посещаю местные собрания АА и чувствую, что мне там рады. Но важнее, что я возвращаюсь в свою родную группу, и меня до сих пор просят приготовить кофе. Я обрел огромную многонациональную семью, все члены которой связаны общей болью и радостью.
Свернуть


Книга "Анонимные Алкоголики". Раздел личных историй "Они остановились вовремя".
https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q= ... 3327,d.bGg

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 05 мар 2017, 10:20 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
9 месяцев 1 день
Хроника моего алкоголизма
Я алкоголик , потому что я не могу контролировать свои поступки, потому что желание выпить сильнее всех других желаний,оно затмевало собой мой разум и рассудок.
Попытаюсь описать развитие моего алкоголизма в некоторой хронологии.
С детства я ненавидела и боялась алкоголя. Папа алкоголик – насмотрелась. Пил по- страшному, буйствовал, обижал маму. Я , как мышка, пряталась, панически его боялась. Много раз убегали с мамой из дома по ночам. Когда дома были застолья и наливали выпить маме, я почему-то очень нервничала. Мне казалось, что если мама выпьет, то она станет другой, не той мамой, которую я люблю. Она не была алкоголичкой, выпивала одну-две рюмки, но я при этом чувствовала себя совершенно несчастной и беззащитной. Для себя я еще в детстве определила отношение к алкоголю, дала себе слово никогда его даже не пробовать. Но жизнь распорядилась по-другому.
Первую свою рюмку я выпила в 18 лет на Новый год. Я отказывалась, но мне так настойчиво предлагали. Под бой курантов, был выпит бокал шампанского. С него все и началось. Ощущений никаких я тогда не испытала, но в моем сознании произошли какие-то метаморфозы, и на месте страха зародилось любопытство. Я видела, что выпив, люди ведут себя по-другому. Было очень интересно, как же буду вести себя я. При каждом удобном случае стала выпивать, уже не отказывалась. Было весело, похмелья не было, наоборот после выпивки взахлеб делились впечатлениями и чувствовали себя героями. Обычно скромная и стеснительная я становилась веселой и раскованной. Период от моей первой рюмки до появления у меня первых признаков алкоголизма был довольно коротким – около 3 лет. Замуж я выходила уже алкоголичкой.
Помню свой первый раз, когда я выпила тайком. Сидели с мужем в компании, выпивали. Мне стало казаться, что слишком большие промежутки между рюмками, что слишком много говорят и мало наливают. Это уже тогда мой зарождающийся алкоголизм так отчетливо закопошился во мне. Улучшив момент, когда никого не было за столом, я открыла бутылку и прям из горла сделала несколько больших глотков. На тот момент я была беременна.
Родила дочку, через год сына. В этот период выпивала редко. Потом пьянки участились. Мы жили у родителей, они охотно отпускали молодых погулять. Мы ходили в гости, на природу, в кафешки.. Почти каждый раз я напивалась настолько сильно, что плохо помнила, как добиралась до дома. А дома вместо того, чтоб со стыдом поскорее лечь спать, я еще умудрялась добавлять из спрятанных запасов. Тем не менее ни я и никто из окружающих еще не догадывались, что у меня проблемы с алкоголем.
И даже очевидный случай никого не навел на это. Мы шли ночью с мужем из гостей, я была настолько неадекватна, что все порывалась от него куда-то бежать. Он озверел, сильно избил меня прям на улице. Домой к своим маленьким детям я явилась с синим бесформенным лицом.
Следующая стадия алкоголизма началась , когда мы переехали с мужем жить отдельно от родителей. Муж хозяин хлебосольный, материально мы жили хорошо, к нам вереницей приходили гости, все больше «нужные» люди, вино лилось рекой, со стола не успевало убираться. Да и без гостей муж почти каждый вечер приносил что-то спиртное. Я готовила вкусный ужин, сидели ели-пили у телевизора, строили, как нам казалось , чудесные и легкодостижимые планы на будущее. Детей досадливо отправляли играть в их комнату.
В стиральной машине в грязном белье у меня постоянно было припрятано спиртное на всякий случай, вдруг захочется добавить.
На работу часто стала приходить с похмелья. Старалась держаться бодро, врала, но обманывала только себя. Много раз сама себе давала слово не пить, если на следующий день на работу, но бесполезно. Я была неуправляема.
Стала выпивать в отсутствие мужа. Он одно время ездил в выходные в командировки подработать. Детей на эти дни я стремилась отдать родителям. Сама устраивалась вечером у телевизора, пила и по мере опьянения записывала свои ощущения в дневник.Это для меня был как эксперимент, чтоб видеть как меняется настроение и почерк под воздействием алкоголя. Выпив полторашку джин-тоника , во мне просыпалась «звезда», и я бежала на улицу. Там проводила время с такими же ночными жителями, как я. Легко находила их у ларьков. Они мне все были милы, независимо от пола, возраста, социального положения. Мне казалось, что это мое общество, что только тут меня истинно понимают, а не дома в семье. Чудовищное смещение ценностей.
Потом стала убегать на улицу от мужа. Начнем пить с ним вместе. Он выпьет, посмотрит телевизор и спать. Я же, еле дождавшись, когда он уснет, выскальзывала из кровати и убегала из дома. Там отрывалась. Муж просыпался, шел меня искать, тащил домой, бил. Несколько раз бил прям в присутствии детей. Наконец он не выдержал и развелся со мной. Я с детьми ушла жить к маме. Алкоголизм прогрессировал. Стала пить запоями по неделе-две через 2-3 мес. Запой начинался всякий раз, как только спиртное попадало мне в рот. Я совершенно не могла контролировать его потребление. На это время уходила из дома, обитала по притонам, гаражам, дачам. За глоток спиртного готова была на все. Натерпелась унижения, жестокости. Во время одного из таких запоев муж забрал детей.
За короткий промежуток времени я сменила несколько работ, но нигде больше 2-3 месяцев не задерживалась. Пожалуй что только тогда я начала серьезно задумываться, что у меня проблемы с алкоголем. Начала лихорадочно искать выход. Обращалась ко всякого рода целителям и специалистам, 3 раза кодировалась, пыталась верить в бога, ходила в церковь, напокупала религиозной литературы, регулярно молилась. Обращалась к всевозможным психологам, лежала в наркологии, пила антиалкогольные таблетки.Но как только наступало хоть какое-то улучшение в моей жизни, находила работу , более менее налаживала отношения с родственниками, я непостижимым образом напивалась.
Например, сижу дома, в голове ни одной мысли о выпивке, скучно, погода прекрасная. Собираюсь иду гулять. Хожу одна по улицам, почему-то подхожу к ларьку, покупаю баночку коктейля, сажусь на лавку выпиваю. И все – механизм запущен. Очухиваюсь в каком-нибудь притоне в полном недоумении : как же это опять могло произойти?
Очередной раз , потеряв работу, сломалась, устала бороться, не видела выхода, ненавидела себя. Решила, что мне не место в этом мире. После неудачной попытки суицида попала в психушку.
Потом было 9 месяцев «сухой» трезвости. Появился компьютер, в поиске я набрала АЛКОГОЛИЗМ, случайно попала на Весвало . Там я узнала о существовании АА.
Программу 12 шагов я приняла не сразу, там же было про Бога, а я в него никогда не верила. Тем не менее,за сайт зацепилась, стала читать, общаться. До этого я была алкоголиком-одиночкой, изгоем. А как попала на этот сайт, то поняла, что я не одна такая. Городок , где я живу, маленький и групп тут нет. Мне посоветовали съездить в реабилитационный центр в Питер «Дом Надежды на Горе». Я поехала туда и как- будто в другой мир попала. 28 дней там мне дались нелегко, потому что я настолько загнала себя в угол, что стала шарахаться от людей, сильно замкнулась в себе. А в РЦ я заново училась общаться и быть открытой. Там я поняла, что алкоголизм поражает людей разных социальных слоев и с разным интеллектом.Я почувствовала общность с ними.
После РЦ я нашла спонсора и стала работать по Программе. Жизнь налаживалась. Правда, у меня были еще срывы и потери, но я все равно всегда возвращалась в АА и бралась за прохождение шагов. На самом деле, я вижу выход только в этом. Бывает, что меня одолевает жалость к себе, по поводу того, что я одна , что у меня нет живых групп и я лишена возможности общаться с живыми алкоголиками. В этом случае я захожу на Весвало или на Алконар и общаюсь тут.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 06 мар 2017, 18:08 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
«ЧЕЛОВЕК - НЕ ОСТРОВ»

Задолго до того, как в мою жизнь вошло АА, и даже до того, как алкоголизм проник в меня, как паразит под кожу, я была духовным банкротом. У меня не было ничего, никакой веры, на которую можно бы было опереться. У меня не было веры в человека потому что через пьянство я потеряла веру в себя. Я никому не доверяла, поскольку другие были простым отражением меня, а я не могла доверять себе.
В АА я стала трезвой, и теплая волна реальности, которой я так боялась, как какое-то чудо окатила меня. В результате все страхи прошли. Я стала думать, почему. Вместе с трезвостью в мою жизнь вошло что-то новое.
Я начала проявлять заботу о других. Слова «забота» вместе с родственной ему «предупредительностью» были для меня чужими. Я верила в то, что способна влюбиться, верила, что являюсь любя­щей матерью, но эти чувства, как я теперь понимаю, были отраже­нием моего самолюбия. Ничего не проникало внутрь моего «я». На ранней стадии трезвости я стала проявлять сострадание к пьяницам, затем к собственным детям и бывшему мужу. Это сострадание, за которым последовала любовь, открыло ворота огромной внутрен­ней крепости, которые ранее были наглухо закрыты.
Странное дело — будучи трезвой, я не вернулась в прежнее состояние, в то «хорошее» состояние, которое потеряла, когда на­чала пить как алкоголик. Мне стало, как кто-то выразился, «луч­ше, чем хорошо». Исследуя собственную личность (по Четвертому Шагу), я нашла внутри себя нечто новое. Раньше там этого никог­да не было, даже в детстве. На этом месте был то ли камень, то ли пустота.
Теперь во мне что-то укоренилось. Я начала проявлять чувства по отношению к другим, обретала способность хотя бы на корот­кое время ставить себя на их место. Открылись новые миры. Я начала понимать окружающий мир. Я не являлась центром Вселен­ной. (Ну, прямо беда!) Я была частью гигантской, замечательной тайны. Я не могла исследовать ее, поскольку ничего не знала о ней. Я могла только кружиться вокруг нее с детским любопытством. И я все еще продолжаю делать это. Я никогда, так же как и другие, не разгадаю секретов Вселенной. Но мы можем принять тайну этих секретов, нашу часть во всем этом, нашу жизнь и нашу смерть как что-то духовное, находящееся за пределами нашего понимания.
Я стала присматриваться к своим детям. Это были маленькие, но очень важные люди. Я осознала, что в период пьянства обраща­лась с ними, как с какими-то созданными мною маленькими ма­шинами, как если бы я соорудила башню из детского конструктора и гордилась этим. Я увидела, как они начали расцветать, когда я стала проявлять заботу о них. Я кому-то протянула руку помощи, иногда просто выслушав, и почувствовала удовлетворение от того, что способна помочь, — потрясающее открытие для меня!
Я познала собственную версию того, что такое духовность. Это не значит, что я стала кем-то вроде тех святых, которые получают прямые советы и видения от Бога. Это означает, что я должна проявлять заботу о людях и только через это я смогу получать милость Господа, моей Высшей Силы, потому что пока, как ска­зал Джон Донн задолго до АА, «Человек — не остров».
Я начала ощущать себя в безопасности со своими новыми ду­ховными чувствами, и это продолжалось до тех пор, пока однаж­ды одна из моих подруг в АА не сказала: «Хорошо, теперь ты можешь применять Третий Шаг и веру в Бога к своей личной жизни, но как ты воспримешь все те ужасные беды, которые ежедневно случаются вокруг нас?»
Передо мной вновь встали опасные вопросы моего религиозно­го, но бездуховного детства — как я могу принять веру в Бога, который позволяет такие чудовищные преступления против чело­века, как Бухенвальд, Дахау, Хиросима? Со страхом я начала думать о смерти и страданиях — не о своих, а о страданиях челове­чества. У меня возникла масса вопросов в связи с моей новой верой, и я запаниковала. В поисках ответов я начала читать и дру­гую, кроме публикуемой в АА, литературу.
К счастью, прочтя совсем немного по предмету духовных ве­рований (область знаний, которая только еще больше запутала меня), я поняла, что хочу получить слишком много за слишком короткое время. Я поступила разумно, оставив философские кни­ги для более сильных умов. Я не могла рисковать, внося еще боль­шую неразбериху в свою голову. Я вернулась к идеям АА, которые уже спасли меня от прежней мучительной жизни.
Мне не надо заглядывать далее Двенадцати Шагов и сильней­шей формулировки Молитвы о душевном покое «принять то, что мы не в силах изменить». Мой личный ответ заключен в слове «принять». Принять место человека во Вселенной. Принять свою жизнь как крошечную частицу целого. Никто из нас никогда не сможет даже представить себе величие и границы Вселенной. Но мы можем жить на земле и любить друг друга. Мы можем по мере возможности проявлять заботу, сострадание, сочувствие и видеть свой духовный рост. Наш путь к духовности — это тот драгоцен­ный подарок, который мы получаем, применяя идеи и образ жиз­ни Анонимных Алкоголиков.
Нью-Йорк, Нью-Йорк
© Пришли к убеждению

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 08 мар 2017, 07:27 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 7 месяцев 3 дня
Владимир-алкоголик.
Первая встреча нашей группы АА состоялась шестнадцатого августа 1987 года в номере гостиницы «Националь». Мы сидели друг напротив друга, пили кофе, курили и рассказывали, каждый свою, истории из нашего алкогольного прошлого. А в начале мы по очереди прочитали 12 Шагов, в молчании вспомнили о страдающих алкоголиках и, начиная свой рассказ, каждый представлялся, произнося свое имя и называя себя алкоголиком. Лишь только это отличало нашу встречу от простой беседы, да еще Молитва о Душевном Покое, которую мы прочли, взявшись за руки. Обычная встреча А. А., одна из многих тысяч, прошедших в тот августовский день на планете. Но для меня она стала началом нового рождения.

У нас не было иного помещения для собрания группы, кроме номера в гостинице «Националь», и, чтобы попасть туда, приходилось хитрить. Обычно, входя внутрь, друзья нарочито громко обращались ко мне по-английски и быстренько оттирали от бдительного швейцара. В этот момент я чувствовал свою «второсортность» перед иностранцами, но ради наших встреч мне не трудно было терпеть это маленькое унижение.

Наши встречи были замечательны и необыкновенны. Я испытывал неведомые мне ранее чувства, я видел любовь этих людей ко мне, даже тех, кто приходил впервые. Они объясняли мне, что я помогаю им сохранять трезвость. А я узнавал от них полезные в своей значимости вещи, прежде сокрытые от меня. Однажды, возвращаясь домой пешком и проходя мимо магазина «Российские вина», у меня возникла мысль, что такие интересные встречи неплохо бы проводить за бутылочкой вина…, или за двумя, тремя, четырьмя… Хорошо, сразу же вспомнил, что собираемся мы ради нашей трезвости, и на встрече, называя свое имя, прибавляем слово «алкоголик» не в дань ритуалу, а чтобы напомнить себе о Первом Шаге.

На следующий год наши встречи стали регулярнее, и мы послали регистрационную карточку, указав адрес для контактов и название группы — «Московские начинающие». Но, к сожалению, наша группа оставалась все еще малочисленной и одинокой.

Для меня в то время вопрос «с чего начать?» был неразрешим. Если начать с поиска помещения для группы, то кого туда приглашать? Если начать с поиска новых членов, то куда их приглашать? Зачарованный Программой АА, я, неся ее как хоругвь, рвался в битву за освобождение тысяч и миллионов порабощенных алкоголем людей. Но Господь оберег меня от этой битвы.

В мае наша знакомая американка рассказала о группе, которую ей удалось создать. Мы поехали туда, и нас очень тепло встретили. Нас стало больше! И вскоре мы нашли прекрасное помещение для встреч… Ведь Бог любит АА И название группы мы уже воспринимали в двойном значении: «Московские начинающие» — то есть новички в АА и те, кто начинает движение АА в нашей стране.

Меня часто спрашивали, что мне дало АА? И я всегда отвечал: «Трезвость!» Но через некоторое время я понял, что обрел несравненно больше, чем просто жизнь без спиртного. Моя судьба в АА не очень-то удачно складывалась. Но я с полной уверенностью говорю, что Анонимные Алкоголики подарили мне счастье!

Моя Высшая Сила указала, где искать счастье, а Программа АА научила, как его найти. Счастье живет в моей душе! И я заглянул в свою душу и начал выбрасывать оттуда греховные камни своих пороков. И теперь чистые бриллианты Божьей благодати наполняют ее счастьем.

Когда я чувствую твою любовь, мой Друг, приятное волнение охватывает меня, потому что мое счастье немыслимо Что я алкоголик и что мне, как от чумы, нужно бежать от первой рюмки, я понял уже давно. Но как это сделать, если состояние, предшествующее запою, иначе не назовешь, как трудно уловимым безумием? Все виды лечения я перепробовал, в том числе дважды по два года в ЛТП. Находясь там в последний раз, я думал: «Все! Теперь-то я устою от соблазна первой рюмки! Лучше подохну от чего угодно, но трезвым!»Владимир.

Москва.
Свернуть


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 14 мар 2017, 08:14 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 8 месяцев
(11)
ОХВАЧЕННЫЙ ЧУВСТВОМ

"Время от времени я говорил правду. Однажды на собра­нии я признался, что боюсь заводить себе спонсора, потому что боюсь, что он будет просить меня что-то делать. Уходя домой, я уносил с собой телефонный номер. Я позвонил по нему и обзавелся спонсором, который, само собой, начал со мной работать по Шагам, используя Большую Книгу.
Я звонил ему каждый день. Я сказал ему, что не хочу быть алкоголиком. Он отвечал, что неважно, чего я хочу. Мне просто необходимо самому выяснить, являюсь ли я им или нет. Он даже предложил мне, если я не уверен, попробовать немного проконтролировать процесс употребления спиртного. Я знал, что никогда не был на это способен. Больше мне не нужно было «исследований». Все, что я действительно должен был сделать
это пересмотреть то пьянство, которое уже имело место.
Помню, много лет назад я сказал одному своему другу, что у меня нет проблем с алкоголем, но есть проблема с оконча­нием. Мы тогда рассмеялись. Это было правдой, но при этом происходило что-то еще, чего я не замечал, пока не пришел в АА. У меня была проблема не только с окончанием, но и с началом. Как бы часто и на какое бы время я не останавли­вался, все равно снова начинал пить."

Читать историю полностью
Стена между ним и Богом рухнула, когда этот агностик, как он сам себя называл, выполнял Третий Шаг.
Когда я впервые пришел в АА, то подумал, что все там пили сильнее меня и попадали в большие неприятности. Но я продолжал ходить на собрания и через какое-то время стал слушать, как начинались их истории. И осознал, что иду по той же дороге, просто еще не зашел так далеко - пока.
В первый раз я выпил на последнем году учебы в средней школе. В тот вечер, чтобы родители не услышали, как я выхожу из дома, я вылез через окно. Нас было четверо, и мы принесли только четыре бутылки домашнего пива. Больше я не совершал подобной ошибки!
На следующей неделе наша компания отправилась в турпоход, захватив несколько ящиков пива. Мы прикончили все. Другие тоже много выпили, но я был единственным, кто проснулся посреди ночи и начал при свете луны бродить по округе. Я прошел мили в поисках чего-то. Сейчас я знаю, что я искал. В отличие от остальных, мне хотелось выпить еще.
В то лето между школой и колледжем я великолепно проводил время. Все вращалось вокруг спиртного: выпивка и футбол, выпивка и охота, выпивка и бильярд, выпивка и езда на автомобиле. Ничего действительно плохого не произошло, хотя могло. Меня чуть не арестовали. Моего друга чуть не застрелили. Мы чуть не попали в аварию.
Не думаю, что большинство умеренно выпивающих в компании людей так же ясно помнят день своего знакомства с алкоголем. Уверен, очень немногие из них ежегодно празднуют эту дату, напиваясь как можно сильнее. На втором году употребления спиртного я начал говорить, что, если ты еще чувствуешь свое лицо, значит, ты недостаточно пьян. На третьем году я пил домашнее персиковое вино, а когда оно закончилось, попробовал виски. В тот вечер у меня случился провал в памяти, и меня рвало.
Скоро я обнаружил, что от водки мне не становится так плохо. Когда я ее пил, происходило что-то из области научной фантастики: вот я в одном месте, а в следующий момент
уже в каком-то другом. Мне никак не удавалось придер­живаться золотой середины. Помню, как я однажды сходил на вечеринку. Выпив, я вдруг обрел способность беседовать с кем угодно. Мне было очень весело, но я продолжал пить. Вскоре я едва держался на ногах. В тот вечер домой меня отвез приятель, но иногда я сам садился за руль, будучи слишком пьяным, чтобы идти пешком.
Я стал работать учителем и какое-то время выпивал не слишком часто. Когда же я это делал, то почти всегда напивался. Мы с коллегами пару раз в год собирались, чтобы поиграть в покер. Обычно я при этом ничего не пил. Один раз я все же выпил и выставил себя полным дураком. Тогда я решил, что алкоголь для меня - больше не удовольствие. Хватит.
И я стал лечиться от пьянства путем самоизоляции. Я вставал, шел на работу, приходил домой, смотрел телевизор и ложился спать. Дошло до того, что я не мог припомнить ничего хорошего, что когда-либо со мной случалось, и не мог представить, что в будущем может быть что-нибудь хорошее. Жизнь сжалась до бесконечного, ужасного «сейчас». Я впал в такую глубокую депрессию, что от самоубийства меня удерживало только медикаментозное лечение. Через семь месяцев доктор прекратил его. Я уже не собирался себя убивать, но не был и особо счастлив.
В нашу школу пришла новая учительница, и я напросился к ней в гости на стаканчик. Помню, поднимая тот стакан, я сказал ей, что это, возможно, не очень удачная идея, но «я пола­гаю, что рискнуть стоит». Таким вот обыденным образом я снова начал пить. На зимних каникулах она уехала к своему дружку. А я снова остался один. За два дня до Рождества я отправился на вечеринку. Пить я не собирался, так как прибыл туда на машине и знал, что мне не следует садиться за руль в пьяном виде. Я не чувствовал себя особенно хорошо или плохо - просто несколько неуютно, потому что большинство присутствующих были мне незнакомы. Посидев минуту на кушетке, в следующую минуту я уже выпивал стакан вина. Никакого осознанного решения не было.
На этом месте многие говорят: «И я продолжил пить и пил еще десять лет». Но вместо этого со мной приключилась странная штука. Несколько дней спустя на работе ко мне подошла одна учительница и сказала, что она - алкоголик и посещает собрания АА. Она ни разу не видела, как я пью, поэтому я не знаю, что заставило ее ко мне обратиться.
Назавтра я спросил ее, как часто она ходит на эти собрания. Раз в неделю? Нет. Она ответила, что вот уже почти шесть месяцев делает это чуть ли не каждый день. Мне это показалось в некотором роде крайностью, однако я подумал, что, если я схожу с ней на одно собрание, то, может быть, помогу ей оттуда выбраться. Кроме того, мне было одиноко.
На середине собрания мне в голову пришла нелепейшая мысль. Когда участники представлялись алкоголиками, я чувствовал позыв последовать их примеру. Это было странно, потому что я, конечно же, не был алкоголиком. Позже моя подруга спросила меня, каковы мои впечатления от собрания. Я ответил, что не знаю. Только много позже я осознал, что тогда впервые за многие годы ощутил свою принадлеж­ность к группе других людей.
На следующий день мы отправились на другое собрание, и на этот раз я все-таки назвал себя алкоголиком. На третье собрание я пошел сам. Я нервничал и готов был провалиться сквозь землю. И сделал нечто для себя удивительное. Прежде чем собрание началось, я поднял руку и сказал, что я - новичок. Мне было с кем поговорить. Я успокоился.Время от времени я говорил правду. Однажды на собрании я признался, что боюсь заводить себе спонсора, потому что боюсь, что он будет просить меня что-то делать. Уходя домой, я уносил с собой телефонный номер. Я позвонил по нему и обзавелся спонсором, который, само собой, начал со мной работать по Шагам, используя Большую Книгу.
Я звонил ему каждый день. Я сказал ему, что не хочу быть алкоголиком. Он отвечал, что неважно, чего я хочу. Мне просто необходимо самому выяснить, являюсь ли я им или нет. Он даже предложил мне, если я не уверен, попробовать немного проконтролировать процесс употребления спиртного. Я знал, что никогда не был на это способен. Больше мне не нужно было «исследований». Все, что я действительно должен был сделать
это пересмотреть то пьянство, которое уже имело место.
Помню, много лет назад я сказал одному своему другу, что у меня нет проблем с алкоголем, но есть проблема с окончанием. Мы тогда рассмеялись. Это было правдой, но при этом происходило что-то еще, чего я не замечал, пока не пришел в АА. У меня была проблема не только с окончанием, но и с началом. Как бы часто и на какое бы время я не останавли­вался, все равно снова начинал пить.
Через три месяца трезвой жизни я беседовал по телефону с той подругой, которая отвела меня на первое собрание. Я пожаловался ей на проблемы на работе и на то, что мой спон­сор меня не понимает. Затем я упомянул, что, даже называя себя агностиком, думал, что, возможно, нечто заботится обо мне. Она спросила: «А не пора ли тебе принять кое-какое решение?»
Я знал, какую страницу Большой Книги мне следует открыть. До этого я старательно избегал на нее заглядывать. Итак, я нашел молитву из Третьего Шага и медленно прочел ее подруг^ по телефону. Ничего не произошло. Я и не ожидал, что что-то произойдет. Затем почему-то вернулся к словам: «Никому из нас не удавалось в совершенстве следовать этим принципам». Они эхом отозвались в моем мозгу. И тут что-то случилось. Рухнула какая-то стена. Я не мог ни пошевелиться, ни заговорить, и меня куда-то уносило волной эмоций. В то же время мое сознание было ясным, и я прекрасно понимал, где нахожусь. Я слышал, как голос подруги спрашивает меня, в чем дело, но не мог ей ответить. Я до сих пор не могу этого объяснить.
Я знаю, что в ту ночь выполнил Третий Шаг (то есть препо­ручил свою волю и жизнь Высшей Силе), потому что на следующий день начал письменно делать Четвертый. Я продолжал писать, пока не прошел со спонсором Пятый Шаг. Скоро у меня был список людей, которым я причинил вред. Каждый случай, в котором необходимо было возместить ущерб, я обсуждал со спонсором. К тому времени, как я занялся налаживанием отношений со своей семьей, мне уже стало гораздо лучше.
Более чем одиннадцать лет спустя мне трудно понять, что я испытал в ту ночь. Каков, на мой взгляд, результат этого? Я могу сказать, что сомнения в существовании Бога ничуть не помешали мне пережить некий духовный опыт. Кроме того, я могу сказать, что такой опыт не привел меня к определен­ному убеждению относительно Бога. Сообщество Анонимных Алкоголиков дает мне свободу верить и сомневаться в той мере, в какой мне нужно.
Однако я точно знаю, что теперь живу по-другому. С момента своего прихода в АА я не выпил ни глотка. У меня меньше обид, и я особо не трачу свое время на раздумья о прошлом. Я обнаружил, что мой опыт может быть полезен другим людям. Я стал верить, что тяжелые периоды - это не просто бессмысленные страдания, и в любой момент может произойти что-то хорошее. Для человека, который раньше просыпался по утрам с чувством, что он приговорен к еще одному дню жизни, это - значительный прогресс. Теперь, когда я просыпаюсь, мне открывается множество возможнос­тей, и мне не терпится посмотреть, что будет дальше.
И я продолжаю ходить на собрания, потому что программа действительно работает.
Свернуть


Книга "Анонимные Алкоголики". Раздел личных историй "Они остановились вовремя".
https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q= ... 3327,d.bGg

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 17 мар 2017, 21:41 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 8 месяцев
(12)
ПОБЕДИТЕЛЬ ЗАБИРАЕТ ВСЕ

"Именно в этот момент своей жизни я обратилась в Сообщество Анонимных Алкоголиков и попросила помощи. Ко мне прислали двух женщин. Они присели рядом со мной, и я сказала им, что пью, потому что мой брак неудачен. Одна из них взяла меня за руку и сказала: «Ты пьешь не из-за этого». Я сказала, что пью, потому что во мне есть немецкая кровь. Она погладила меня по руке и сказала: «Нет, не поэтому». Тогда я сказала, что пью, потому что я от рождения почти слепая. Но они ответили: «Нет, не поэтому», и начали объяснять мне, что алкоголизм - это болезнь. Они рассказали мне о себе и о том, как алкоголь управлял их жизнью."
Читать полностью
Слепая от рождения, но больше не одинокая, она нашла способ оставаться трезвой, вырастить детей и перепоручить свою жизнь заботе Бога.
Мои родители очень любили друг друга. Прожив в браке пару лет, они решили завести ребенка. Рождение первенца стало для них огромной радостью. У них был собственный небольшой бизнес, и после появления на свет сына их счастье казалось полным. Пока не произошла трагедия. Когда мальчику было около двух лет, родители обедали в местном ресторане, а он танцевал под музыку проигрывателя-авто- мата и веселился. Потом мальчик вышел вслед за старшими детьми на улицу, и его сбила машина. Его на скорой повезли в больницу за тридцать миль, но по прибытии врачи конста­тировали смерть. Родители были убиты горем.
Но случилось чудо, которое, несмотря на всю их боль, принесло им некоторую радость - мама обнаружила, что беременна. Когда у них родилась дочка, они были ужасно рады. Она не заняла место своего брата, но по-своему их осчастли­вила. Они снова попробовали завести другого сына, но вместо этого родилась я. Я была не только девочкой, но вдобавок еще и почти слепой. Через год или около того они, наконец, дождались рождения столь желанного мальчика и устроили в честь этого события грандиозную вечеринку.
С раннего детства я чувствовала себя не такой, как все, и ненужной. Будучи еще очень маленькой, я, как при­нято среди детей, попыталась разобраться в своей жизни, и пришла к заключению, что я - плохая и Бог знал это и потому, чтобы меня наказать, сделал меня неполноценной. Я думала, что причина скрытой грусти родителей - во мне. Позже я осознала, что, может быть, частично эта грусть и объяснялась моим увечьем, но они все еще очень горевали о своем первенце. Отец пристрастился к алкоголю и стал очень сердитым. В детстве он постоянно нас критиковал. Я ежедневно слышала в свой адрес такие слова, как «глу­пая» и «ленивая». Когда я пошла в школу, я в полной мере поняла, насколько отличаюсь от других детей. Они были очень жестоки и смеялись надо мной. Я могла бы расска­зать вам много историй о том, как меня обижали, и, хотя случаи были разные, я всегда чувствовала одно и то же. Я была недостаточно хороша, и мне было больно.
Специальное образование существовало в основном для умственно отсталых, так что учителя особенно мне не помо­гали, за исключением двух человек. Один из них был моим учителем в третьем классе; он достал для меня книги с круп­ным шрифтом. Мне было очень приятно, что кто-то пони­мает, что у меня есть проблема, но это чувство сходило на нет из-за того смущения, которое я испытывала, таскаясь с этими громадными книгами. Второй была одна моя учитель­ница на первом году учебы в средней школе, которая срезала меня на экзамене. Это для меня прозвучало как «Ты способна на большее». Все остальные учителя просто ставили мне отметки, независимо от того, знала ли я материал или нет. Окончив среднюю школу, я почувствовала себя так, словно вышла из тюрьмы. По успеваемости я была 150-й из 152 уче­ников и считала себя тупой.
Алкоголь я для себя открыла в то время, когда еще учи­лась в средней школе, и мои проблемы закончились. Теперь я ощущала себя красивой и умной. И впервые в жизни - не отверженной. Неважно, что я оставалась слепой - подума­ешь, зато мне хорошо!
Я вышла замуж и родила двоих детей. Мой муж был чело­веком, который не был или был неспособен быть честным. Несколько лет после свадьбы я не пила. Моя сестра разве­лась со своим мужем и переехала в тот город, где жила я. Я, как хорошая сестра, повела ее развлечься, ведь она никого здесь не знала. Мы отправились в одно заведение в стиле Дикого Запада. Там нужно было просто заплатить опреде­ленную сумму за вход, и можно было пить все что угодно и сколько угодно. Мне показалось, что я попала на небеса. Мы ходили туда несколько раз в неделю, но потом она начала знакомиться с людьми и ходить на свидания. Я же не могла водить машину, поэтому начала все больше пить дома.
Через несколько лет алкоголь завладел моей жизнью. У меня была футболка, которую я просто обожала; на ней было написано: «Раньше я ненавидела себя по утрам. Теперь я сплю до полудня». Это в точности соответствовало моим ощущениям.
Когда мою дочь на пять дней положили в больницу, я все это время оставалась трезвой и говорила себе, что покончила с проблемой алкоголя. Однако по пути домой из больницы я снова напилась. Я не могу перечислить, сколько раз пыта­лась самостоятельно завязать. Мой сын, бывало, смотрел на меня и спрашивал: «Мама, зачем тебе так много пить?» Тогда ему было около одиннадцати. И однажды ночью я встала на колени и произнесла: «Боже, измени меня или позволь мне умереть».
Именно в этот момент своей жизни я обратилась в Сооб­щество Анонимных Алкоголиков и попросила помощи. Ко мне прислали двух женщин. Они присели рядом со мной, и я сказала им, что пью, потому что мой брак неудачен. Одна из них взяла меня за руку и сказала: «Ты пьешь не из-за этого». Я сказала, что пью, потому что во мне есть немецкая кровь. Она погладила меня по руке и сказала: «Нет, не поэтому». Тогда я сказала, что пью, потому что я от рождения почти слепая. Но они ответили: «Нет, не поэтому», и начали объяс­нять мне, что алкоголизм - это болезнь. Они рассказали мне о себе и о том, как алкоголь управлял их жизнью.
Я начала ходить на собрания АА. Моя история меркла на фоне некоторых рассказов, которые я там услышала. Самое интересное, что я могла поведать - это случай, когда мои друзья, тоже пьяные, дали мне порулить. Мы все чуть не погибли по моей вине - но зато как было весело! Почти сле­пая, пьяная и за рулем. Бог действительно заботился обо мне и других людях, которые в ту ночь были на той дороге; просто тогда я этого не понимала.
Правда, по большей части я пила дома, в одиночку. Я зво­нила кому-то, разговаривала с ними, а на следующее утро чувствовала себя ужасно, пытаясь сложить вместе отдельные кусочки информации, чтобы определить, что же я наговорила. Я бросала своему мужу фразы вроде: «Правда, интересный был вчера звонок?», в надежде, что он сообщит мне какие- нибудь сведения. Без алкоголя мои руки начинали трястись, но я все равно, придя в АА, не была уверена, что я такая же, как они, потому что хроники моего пьянства не были особо захватывающими.
Позже один мой приятель как-то сказал на собрании, что, хотя он попадал за решетку и чего только не делал, он ничуть не отличается от меня. Он чувствовал то же самое, что и я. Именно тогда я осознала, что я не уникальна и что эти люди на самом деле понимают мою душевную боль.
Я познакомилась с одной женщиной, у которой был ребе- нок-инвалид, и мы многому друг у друга научились. Я поняла одну важную вещь: слово «инвалид» - не ругательство. Я уяс­нила, что я - не плохая, а просто одна из особенных детей Божьих, и у Него есть какой-то план относительно моей жизни. Члены АА показали мне, что мое прошлое может стать и станет ценным активом. Я нашла себе спонсора и начала работать над Шагами. Для меня начали сбываться обещания Большой Книги. Ощущение собственной никчем­ности и жалость к себе исчезли, и я увидела, что мой опыт может помочь другим людям.
Когда я была трезва вот уже три года, я приняла одно из труднейших решений в своей жизни. Я ушла от мужа. Я бро­сила его не потому, что разлюбила. Я до сих пор его люблю, но наш брак создавал нездоровую атмосферу для моего существования. И я осталась с двумя детьми, которых нужно было кормить и одевать, а я ведь была почти слепой и не имела никаких профессиональных навыков. Покинув преж­нее место жительства, я сначала поселилась в муниципаль­ном жилом доме для слепых. Для меня это был шокирующий опыт, но зато он давал много возможностей для роста. Впер­вые в своей жизни я стала учиться принимать свой физичес­кий недостаток. Прежде я, бывало, планировала свой день, как если бы была зрячей, а затем делала это заново с учетом ограниченности своего зрения.
Пройдя комиссию для слепых, я стала участником про­граммы, помогающей им заняться собственным бизнесом. После трех месяцев обучения я переехала за две сотни миль, в город, где никого не знала. Я жила в квартире на расстоянии мили от той кофейни, которой управляла. На работу я шла в 6.30 утра, по темным улицам, неся с собой двести долларов для открытия, и мне было страшно. Под моим началом было два человека, и на второй день моей работы один из них не появился. У меня не было управленческого опыта, а тех трех месяцев было недостаточно. Это был трудный период. Как-то пришла женщина из крупной продуктовой компании, чтобы взять у нас заказ, а я не имела ни малейшего понятия, сколько нам нужно кофе, бекона и мяса для гамбургеров. Она подска­зала мне, что заказывал предыдущий менеджер, и помогла сделать заказ.
Только Бог знает, как мы затронули эту тему, но выясни­лось, что она - член АА. Позже она стала моим новым спон­сором. Она подвозила меня и брала с собой на собрания. На одном из них я познакомилась с парнем, который в течение следующего года подвозил меня на работу. Каждое утро я платила ему доллар. Уверена, это не покрывало его расходы на бензин, но зато создавало у меня ощущение, что я плачу за проезд. Теперь я впервые в жизни сама себя обеспечивала. Это - всего один из примеров того, как Бог участвует в моих делах. Мне больше не нужно было пить, ведь взамен я полу­чила гораздо больше. У меня появилось все, в чем я нужда­лась. Я обрела Бога в моем собственном понимании, который помогал мне во всех аспектах моего существования.
По мере работы над Шагами моя жизнь менялась. Сегодня я думаю иначе, чувствую иначе. Я сама - новая. В нашей ком­нате для собраний висит плакат с надписью: «Жди чуда». Моя трезвость полна чудес. Когда мой сын заполнял заявку на пос­тупление в колледж, я тоже это сделала, и меня приняли. Скоро я буду выпускаться, и у меня неплохие отметки. Благодаря АА я прошла длинный путь с самых низов таблицы успеваемости в средней школе. На чтение учебного материала у меня ухо­дит гораздо больше времени, поэтому у меня есть специальная камера, под которую я кладу книгу, и она выводит на мони­тор увеличенный текст. У меня также есть говорящий каль­кулятор, который помог мне осилить статистику, и телескоп, через который я могу видеть доску. Кроме того, я принимаю помощь, которую предлагают студентам-инвалидам специаль­ные службы, и с радостью пользуюсь услугами добровольцев, которые вызываются вести для меня записи.
Я научилась принимать то, что я не в силах изменить (в данном случае - свое зрение), и менять то, что могу (я начала с благодарностью использовать вспомогательные средства, вместо того чтобы, как раньше, смущенно их отвергать).
Я уже рассказала вам о некоторых чудесах, которые со мной произошли. Однако есть кое-что еще. Я хочу поведать вам, как я себя ощущаю внутри. Я больше не банкрот в духовном отношении. В моей жизни будто появился волшебный источ­ник, который дает мне все необходимое. Пару месяцев назад я отпраздновала двенадцать лет трезвости. Когда я пришла в АА, я не знала, кто я. Мой спонсор сказала: «Прекрасно
если ты не знаешь, кто ты, ты можешь стать тем, кем Бог захочет, чтобы ты стала». Сегодня я делаю такое, о чем и не мечтала. Но важнее, что моя душа наполнена миром и спокойствием, и это заставляет меня все так же ходить на собрания. У меня бывали тяжелые периоды и в трезвости, и в ее отсутствие; но до АА я всегда испытывала чувство, что что-то не в порядке, независимо от того, как бы хорошо ни шли мои дела. С тех пор, как я в Сообществе, неважно, насколько они плохи - я всегда чувс­твую, что все будет хорошо.
Благодаря работе над Двенадцатью Шагами меняются моя жизнь и прежний образ мышления. Я не могу контролиро­вать некоторые вещи, которые со мной случаются, но теперь я с Божьей помощью могу выбирать, как мне на них реагиро­вать. Сегодня я выбираю быть счастливой, а когда мне это не удается, в моем распоряжении все инструменты программы, которые помогают вернуться на верную дорогу.
Свернуть


Книга "Анонимные Алкоголики". Раздел личных историй "Они остановились вовремя".
https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q= ... 3327,d.bGg

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 20 мар 2017, 20:31 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 8 месяцев
(13)
КТО АЛКОГОЛИК, Я?
"Одна из сторон, та, которую я обращал к миру и самому себе, выглядела респектабельной и даже в некотором роде выдающейся. Я был отцом, мужем, налогоплательщиком, владельцем дома. Я был членом разных клубов: спортсме­ном, художником, музыкантом, писателем, редактором, пило­том самолета, кругосветным путешественником. Я попал в список «Кто есть кто в Америке» как человек, выделяющийся своими достижениями.
Другая же сторона медали была зловещей и запутанной. Большую часть времени я внутренне был несчастен. Бывали периоды, когда респектабельная жизнь выдающегося чело­века казалась мне невыносимо скучной, и тогда мне необхо­димо было развеяться. Для этого я ударялся в загул на целую ночь, напивался и только с рассветом тащился домой. На сле­дующий день меня мучили зверские угрызения совести. И я торопился вернуться к правильному образу жизни и придер­живался его - до неизбежного следующего раза."
Читать полностью
Герой этой истории попал под пресс алкоголя, но выбрался из-под него целым и невредимым.
Когда я пытаюсь восстановить в памяти картину своей прежней жизни, я вижу медаль с двумя сторонами.
Одна из сторон, та, которую я обращал к миру и самому себе, выглядела респектабельной и даже в некотором роде выдающейся. Я был отцом, мужем, налогоплательщиком, владельцем дома. Я был членом разных клубов: спортсме­ном, художником, музыкантом, писателем, редактором, пило­том самолета, кругосветным путешественником. Я попал в список «Кто есть кто в Америке» как человек, выделяющийся своими достижениями.
Другая же сторона медали была зловещей и запутанной. Большую часть времени я внутренне был несчастен. Бывали периоды, когда респектабельная жизнь выдающегося чело­века казалась мне невыносимо скучной, и тогда мне необхо­димо было развеяться. Для этого я ударялся в загул на целую ночь, напивался и только с рассветом тащился домой. На сле­дующий день меня мучили зверские угрызения совести. И я торопился вернуться к правильному образу жизни и придер­живался его - до неизбежного следующего раза.
Алкоголизм ужасно коварен. За все двадцать пять лет упо­требления мной спиртного было всего несколько случаев, когда я утром похмелялся. Мои запои длились только одну ночь. В самом начале я раз или два продолжал пить на вто­рой день, и, насколько помню, только один раз - на третий. Я никогда не появлялся в пьяном виде на работе, не было ни одного прогула, похмельный синдром редко делал меня совершенно неработоспособным, а затраты на спиртное вполне вписывались в мой бюджет. Я продолжал прогресси­ровать в избранной мной сфере деятельности. Как же можнобыло назвать такого человека алкоголиком? Какой бы ни была причина того, что я несчастен, думал я, это никак не может быть выпивка.
Разумеется, я пил. В той среде, которую я считал верши­ной цивилизации, пили все. Моя жена обожала спиртное, и мы часто устраивали совместные возлияния во имя супру­жеского счастья. Пили мои коллеги, а также все великие умы и литературные гении, которыми я так восхищался. Коктейли по вечерам были таким же стандартом, как кофе по утрам. Полагаю, ежедневно я употреблял в среднем около пинты алкоголя. Даже во время своих редких (в первое время) ноч­ных запоев я никогда не выпивал намного больше кварты.
Сначала было так легко забывать о подобных инцидентах! Через день-два унизительного раскаяния я изобретал какое- нибудь объяснение. «У меня накопилось нервное напряже­ние, и мне необходима была разрядка». Или: «Я чувствовал себя не совсем здоровым, и потому выпивка так ударила мне в голову». Или: «За разговором я и не заметил, сколько выпил, и меня зацепило». Мы вечно придумывали новые формулы, которые должны были в будущем помочь мне избежать проб­лем. «Тебе нужно делать перерывы между стаканами, а в про­межутках пить больше воды», или «Выпей немного оливко­вого масла, чтобы защитить желудок», или «Пей что угодно, кроме этих чертовых мартини». Проходили недели, все было благополучно, и я был уверен, что наконец-то нашел пра­вильную формулу. А тот запой был всего лишь «случайнос­тью». Через месяц случившееся уже казалось нереальным. Тогда интервалы между такими пьянками составляли восемь месяцев.
Однако мое усиливающееся ощущение себя несчастным было вполне реальным, и я знал, что нужно что-то с этим делать. Одному моему приятелю помог психоанализ. После особенно отвратительного запоя жена предложила мне тоже это попробовать, и я согласился. Просвещенное дитя эры научных достижений, я безоговорочно верил в науку о пси­хике. Это будет надежным лекарством и к тому же - при­ключением. Как интересно будет проникнуть во внутрен­ние тайны, управляющие поведением людей! Как чудесно будет, наконец, узнать о себе все! Короче говоря, я потра­тил на свое приключение с психоанализом семь лет и десять тысяч долларов, и после этого почувствовал себя еще хуже, чем когда-либо.
Конечно, я узнал много интересного и того, что позже при­несло мне пользу. Я понял, какой опустошительный эффект производит на ребенка такое воспитание, при котором его то балуют, то жестоко избивают, как было со мной.
Тем временем мое состояние ухудшалось, так как усугуб­лялись и внутреннее ощущение себя несчастным, и пьянс­тво. Все эти годы объем употребляемого мною в день алко­голя оставался почти неизменным или, может быть, слегка вырос, и мои запои все так же длились только одну ночь. Однако они участились настолько, что это тревожило. За семь лет интервал между ними уменьшился с восьми меся­цев до десяти дней! Кроме того, пьянки становились все безобразнее. Одной из таких ночей я чуть не покалечился прямо в центре города; если бы я прошел еще пятнадцать метров, то свалился бы в сточную канаву. В другой раз я приплелся домой весь в крови, потому что нарочно разбил окно. Из-за всего этого мне становилось все труднее под­держивать перед окружающими свой имидж выдающегося и респектабельного гражданина. Я прикладывал для этого значительные усилия, и моя личность разрывалась на части; передо мной замаячила шизофрения, и однажды ночью я в отчаянии пытался совершить самоубийство.
Со стороны моя профессиональная жизнь выглядела блес­тяще. Я стал главой издательского дома, инвестиции в кото­рый составляли около миллиона долларов. Мои высказывания и фотографии печатали в «Тайм» и «Ньюсвик». Я выступал по радио и телевидению. Это была фантастическая конструк­ция, построенная на осыпающемся фундаменте. Она шата­лась и должна была рухнуть. Так и случилось.
После своего последнего запоя я, придя домой, разбил вдребезги мебель в столовой, высадил шесть окон и сломал две балюстрады. Когда я проспался, передо мной предстало дело рук моих. Невозможно описать, какое отчаяние меня охватило.
Раньше я безгранично верил в науку и только в нее одну. Меня всегда учили: «Знание - сила». Теперь я оказался перед фактом, что знание этого рода применительно к моему отдельному случаю - не сила. Наука могла со знанием дела разобрать мою психику на части, но привести ее в порядок, похоже, не могла. Тем не менее, я снова пошел к своему пси­хоаналитику - не столько потому, что верил в него, сколько потому, что мне не к кому было больше обратиться.
Побеседовав с ним какое-то время, я неожиданно для себя самого сказал: «Док, думаю, я - алкоголик». Он, удивив меня, ответил: «Да, это так». Я воскликнул: «Бога ради, так почему же ты мне этого не говорил все эти годы?» Он ответил: «По двум причинам. Во-первых, я не был уверен. Грань между пьянством и алкоголизмом не всегда четкая. В твоем случае я смог ее провести лишь совсем недавно. Во-вторых, даже если бы я тебе и сказал, ты бы мне не поверил».
Я вынужден был признаться самому себе в том, что он прав. Я бы ни за что не согласился с термином «алкоголик» по отношению к себе, если бы меня не придавило собствен­ное несчастье. Но теперь я полностью принял это опреде­ление. Я где-то читал, что алкоголизм необратим и смер­телен. Я также знал, что наступит момент, когда у меня не будет сил, чтобы бросить пить. «Ну, док», - сказал я, - «что будем делать?» Он ответил: «Ни я, ни медицина не могут тут ничего поделать. Впрочем, я слышал об организации под названием «Анонимные Алкоголики», которой удается помогать некоторым людям вроде тебя. Они не дают ника­ких гарантий и не всегда добиваются успеха. Но если ты хочешь, то можешь попробовать туда обратиться. Это может сработать».
За прошедшие годы я много раз благодарил Бога за вмеша­тельство этого человека, которому хватило мужества, чтобы признать свое поражение, и смирения, чтобы признаться, что все его профессиональные знания, доставшиеся таким тру­дом, не в силах подсказать решение моей проблемы. Я узнал место и время собраний одной группы АА и пошел туда - один.
Именно здесь я нашел ингредиент, которого мне недоста­вало при всех прежних попытках спасти себя. Здесь была сила] Сила, чтобы прожить до конца любой текущий день; сила, чтобы иметь мужество встретить наступающий день; сила, чтобы дружить; сила, чтобы помогать людям; сила, чтобы сохранять здравомыслие; сила, чтобы оставаться трез­вым. Это произошло семь лет и множество собраний назад, и за все эти годы я ни разу не выпил. Более того, я глубоко убежден, что, пока я продолжаю стремиться к тем принци­пам, с которыми познакомился в первых главах Большой Книги, как бы неумело я это не делал, эта мощнейшая сила будет течь через меня. Так что же это за сила? Я могу только повторить вслед за своими друзьями из АА, что это - некая Сила, превышающая мою собственную. Если бы вы настаи­вали на определении, я смог бы лишь процитировать псалом, в котором задолго до меня сказано: «Будь спокоен и знай, что я - Бог».
У моей истории - счастливый конец, но нестандартный. Мне пришлось пережить еще очень много страданий и испы­таний. Но какая огромная разница между тем, когда ты про­ходишь через ад без Высшей Силы, и когда - с ней! Как и можно было предположить, шаткая башня моего внешнего успеха рухнула. Мои партнеры-алкоголики уволили меня, взяли предприятие под свой контроль и довели его до банк­ротства. Моя жена-алкоголик нашла себе другого, развелась со мной и забрала у меня всю оставшуюся собственность. Самый ужасный удар в жизни выпал на мою долю после того, как я обрел трезвость благодаря АА. Возможно, единс­твенным проблеском порядочности в тумане моего пьянства была моя неуклюжая любовь к сыну и дочери. И вот однажды ночью моего сына, которому тогда было всего шестнадцать лет, убили. Это случилось неожиданно и стало для меня настоящей трагедией. Но Высшая Сила была рядом, чтобы поддержать меня и помочь пережить это трезвым. Думаю, Он поддерживает и моего сына.
В моей жизни произошло и кое-что чудесное. У меня и моей новой жены нет никакой собственности, достойной упоми­нания, и блестящие достижения былых дней больше мне не принадлежат. Зато у нас есть малыш, сущий ангел, уж изви­ните бывшего алкоголика за сентиментальность. Моя работа вышла на гораздо более глубокий и значимый уровень, чем когда-либо, и сегодня я - творческая и относительно здра­вомыслящая личность. И, даже если для меня еще настанут тяжелые времена, я знаю, что мне больше не придется пере­живать их в одиночку.
Свернуть


Книга "Анонимные Алкоголики". Раздел личных историй "Они остановились вовремя".
https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q= ... 3327,d.bGg

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 20 мар 2017, 20:36 
Аватара пользователя
Mishaho13
Мешок, доброго p:r:i:v

_________________
Статус на форуме- паразит
P.S Нехай вас всех собаки злые покусают :ps_ih:


Наверх   Не в сети   Вниз
  
1 ... 6 7 8 9 10 11 12 ... 16


Сейчас этот раздел просматривают:

CommonCrawl [Bot] (в этой теме) и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти: