Главная страница


1 ... 8 9 10 11 12 13 14 ... 16
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2017, 19:19 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
1 год 4 месяца 4 дня
Тина написал(а):
OOопыт американцев тоже очень нравится.
Тина,  привет! Наше все-таки ближе, душевнее что ли!


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2017, 19:21 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 7 месяцев 3 дня
Аня хошь я тебя закидаю историями что на три года хватит слушать ,у меня есть ,я штук пять прослушал остальные пока лежат ,что то и не охото ,и времени нет ,есть пару спикерских которые легли ...


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2017, 19:22 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 8 месяцев
Всем привет) Кто чего найдёт, выкладывайте! Хоть гвинее-бессауйский опыт)))

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2017, 19:23 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
От алкоголика из Дубны, всем АА.

До чего же ребята, мы пьяные,
Но скажу Вам, не от вина.
Ах вы черти мои акаянные!
Алкашня, те, что вылезли с дна.

Не дано, мне право судить нас.
Я всего лишь, такой же как вы.
Сей момент вспоминаю сейчас я
Сколько же было пьянющей гульбы.

А сегодня вот с трезвостью, статные,
Дай Бог всем здоровья, любви
Братцы, вы слишком понятные,
С силой духа, молящей судьбы.

Все под Богом ходим, однако же.
С Высшей силой дружны все вполне,
И от водки на час хоть откажемся,
Годы пьяные держим в уме.

Получается, но не у каждого
Слишком «махенький» вообщем процент.
Все ребята, такие мы разные
Алкаголево – серый клиент.

Встанем вместе в кружок, помолимся,
За ушедших из наших рядов
На могилы придем и поклонимся,
Принесем не бутылку - цветов.

Поминать станем чаем да тортами,
Нам от Бога воздастся с лихвой.
Эх, братва моя разношерстная!
Помни свой лишь последний запой.

Александр – алкоголик. 14.09.2007г.

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2017, 19:23 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
:-):

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2017, 19:25 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 8 месяцев
Самое важное в историях для меня, понять что я не особенный, что мы очень похожи и то, что помогло им - поможет и мне. Единство в проблеме алкоголизма - единство в решении, в программе 12 шагов Анонимных алкоголиков.

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2017, 19:31 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
1 год 4 месяца 4 дня
Sablesonp:r:i:v
Mishaho13,  был у нас спикер из Африки. Из Бурундии вроде. Проблемы те же, грабли одинаковые. Просто Вася и Маша ближе. :-)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2017, 19:33 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
У нас ходит правда очень редко финик на группу.Акцент конечно его сильно выдает,иногда ржачно,но от него так веяло чем то таким нашим,синим :-)

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2017, 19:33 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
:-):

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2017, 19:34 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 7 месяцев 3 дня
Я б с Бурумбунди послушал ,честно очень интересно наверное видать ,кузнечиками видать закусывал :-)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2017, 20:12 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
1 год 4 месяца 4 дня
Sableson написал(а):
OOЯ б с Бурумбунди послушал ,честно очень интересно наверное видать ,кузнечиками видать закусывал
Его святые отцы пить научили! Классный парень!


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 24 апр 2017, 20:14 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 7 месяцев 3 дня
Аня-Нюра написал(а):
OOЕго святые отцы пить научили! Классный парень!
да шучу я просто вспомнил как пил один раз и смотрел передачу где аборигены ели жуков разных .вот нормального бы стошнило а я только наливал и тыкал вилкой в кильку в томате :-)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 28 апр 2017, 08:46 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 8 месяцев
(17)
ОКНО В ВОЗМОЖНОСТЬ

"Этот юный алкоголик шагнул из окна второго этажа и попал в АА.
Я обрел трезвость, еще когда учился в колледже. Как-то я подслушал разговор между другим студентом-трезвенником и одной женщиной, которая жила в том городе, где я ходил в школу. Она объясняла ему, почему многие местные жители не любят студентов. Она сказала, что, согласно общеприня­тым представлениям, студенты высокомерны и эгоистичны, а затем рассказала следующую историю.
«Я - медсестра и работаю в отделении скорой помощи. Два года назад «скорая» посреди ночи привезла одного студента. Он напился, вышел через окно второго этажа и упал головой вниз на бетон. Его внесли, всего покрытого кровью. Голова у него распухла до размера арбуза. Но он не переставая ругал медсестер и врачей, кричал, чтобы они не смели его трогать, и угрожал, что подаст на них в суд. Без сомнения, это был самый невыносимый человек изо всех, кого я когда-либо встречала».
Тут я прервал ее. «Это был я», - сказал я. - «То была моя последняя пьянка». Я шагнул из того окна, когда мне было девятнадцать."

Читать историю полностью :
Этот юный алкоголик шагнул из окна второго этажа и попал в АА.
Я обрел трезвость, еще когда учился в колледже. Как-то я подслушал разговор между другим студентом-трезвенником и одной женщиной, которая жила в том городе, где я ходил в школу. Она объясняла ему, почему многие местные жители не любят студентов. Она сказала, что, согласно общеприня­тым представлениям, студенты высокомерны и эгоистичны, а затем рассказала следующую историю.
«Я - медсестра и работаю в отделении скорой помощи. Два года назад «скорая» посреди ночи привезла одного студента. Он напился, вышел через окно второго этажа и упал головой вниз на бетон. Его внесли, всего покрытого кровью. Голова у него распухла до размера арбуза. Но он не переставая ругал медсестер и врачей, кричал, чтобы они не смели его трогать, и угрожал, что подаст на них в суд. Без сомнения, это был самый невыносимый человек изо всех, кого я когда-либо встречала».
Тут я прервал ее. «Это был я», - сказал я. - «То была моя последняя пьянка». Я шагнул из того окна, когда мне было девятнадцать.
Как же так получилось? В детстве я всегда был «славным малышом», которого любили даже матери других детей. В течение первых семнадцати лет своей жизни я был одним из лучших по успеваемости, и со мной почти не бывало непри­ятностей. Мне хотелось бы сказать, что это потому, что я был высокоморальным человеком; но на самом деле это в боль­шой степени было результатом страха. Среди моих ранних воспоминаний присутствуют угрозы родителей, что они выгонят меня на улицу за малейшую провинность. Мысль о жизни на улице для шестилетнего ребенка просто ужасна. Эти-то угрозы вкупе с частыми физическими наказаниями и заставляли меня бояться и быть послушным.
Однако, когда я подрос, я разработал план. Я решил быть покорным, пока не окончу среднюю школу; а затем я уеду в колледж, обеспечу свое будущее, изучив экономику, и никогда не вернусь домой. Сразу после своего восемнадцатого дня рождения я отбыл в колледж. Наконец-то я свободен, думал я. Но меня ждало резкое пробуждение.
Подобно многим алкоголикам, значительную часть своей жизни я чувствовал себя не таким, как другие, и мне каза­лось, что я не могу стать «своим». Я скрывал эти ощущения и свою низкую самооценку под маской одного из самых умных ребят в любой группе, если не наиумнейшего. Кроме того, в толпе я лицедействовал, всегда держа наготове шутку, чтобы указать на юмористическую сторону любой ситуации. Мне удалось привнести в свою жизнь много смеха.
Итак, я прибыл в колледж, полный людей, которые также всю свою жизнь возглавляли таблицу успеваемости в своих классах. Я внезапно оказался вовсе не особенным. Что было еще хуже, у многих из них было то, о чем я лишь мечтал деньги. Моя семья была типичной семьей рабочего, кото­рая пыталась прожить на зарплату отца. Деньги всегда были для нас важны, и для меня они ассоциировались с защищен­ностью, престижем и ценностью каждого человека. Мой отец любил говаривать, что единственная достойная цель в жизни - делать деньги. Находясь среди одноклассников, чьи фамилии подразумевали богатство, я испытывал стыд, стыд за свою семью, стыд за себя самого. Моя и без того хрупкая уверенность в себе рассыпалась на кусочки. Я очень боялся, что меня разоблачат. Я знал, что, если остальные поймут, кто я на самом деле, они не захотят со мной общаться, и я оста­нусь один и буду никому не нужен.
Затем я открыл для себя алкоголь. В средней школе я несколько раз его пробовал, но в недостаточном количес­тве, чтобы опьянеть. Я знал, что напиться - значит перестать себя контролировать. Мой план побега требовал, чтобы мой рассудок всегда оставался ясным. Мне было слишком страшно, чтобы позволить себе потерять над собой контроль. Однако, когда я оказался в колледже, этот страх оставил меня. Поначалу, чтобы «вписаться», я притворялся, что у меня, как и у моих товарищей, за плечами богатый опыт пьянства. Но скоро я превзошел в этой области всех остальных.
Моя алкогольная карьера была короткой и разрушитель­ной, и мой алкоголизм прогрессировал очень быстро. В пер­вый раз я напился в октябре. К ноябрю народ уже готов был держать пари, что я не проживу без выпивки целый уик­энд. (Я выиграл спор и, чтобы отпраздновать это событие, напился в стельку). К январю я пил уже каждый день, а к апрелю к тому же начал каждый день употреблять наркотики. Как видите, мне потребовалось немного времени.
Оглядываясь на этот период, я понимаю, как верно сказано, что одно из основных различий между алкоголиками и неал- коголиками заключается в том, что неалкоголики изменяют свое поведение в соответствии со своими целями, а алкого­лики - свои цели в соответствии со своим поведением. Волна спиртного унесла прочь все, что раньше было для меня важ­ным, все мои мечты, цели, устремления. Я быстро уяснил, что не могу пить и одновременно успешно функционировать. Но это не имело значения. Я был готов забросить все, лишь бы продолжать пить. Из студента-отличника я превратился в кандидата на вылет из колледжа, из лидера класса - в отвер­женного. Я почти не посещал занятия и мало что читал из того, что от нас требовали. Я ни разу не принимал участие в многочисленных культурных мероприятиях, устраиваемых колледжем. Ради пьянства я отказался от всего, что состав­ляет смысл пребывания в колледже. Время от времени сквозь хаос, обиду и страх наружу пробивался крошечный росток гордости, и это заставляло меня посмотреть, что я сделал со своей жизнью. Но стыд был слишком велик, и я заглушал в себе эти чувства с помощью бутылок водки и ящиков пива.
Поскольку колледж был невелик, вскоре я привлек к своей персоне внимание администрации. Именно из-за этого я в первый раз согласился обратиться к консультанту. В то время как они видели в этом возможность помочь студенту, у кото­рого неприятности, я рассматривал это как сделку. Я буду ходить на консультации, чтобы доставить им удовольствие, и они будут мне обязаны. Неудивительно, что посещение спе­циалиста не принесло результатов. Я все так же много пил каждый день.
Около года спустя я осознал, что у меня проблемы. В зим­ний семестр я провалил один предмет (я редко ходил на заня­тия и не появился на контрольной, от результатов которой на пятьдесят процентов зависела оценка). Весенний семестр выглядел столь же уныло. Меня зачислили в класс, в котором я показался только один раз. Я не написал ни одной из необ­ходимых работ и не пришел на экзамен в середине семестра. Все шло к тому, что меня исключат. Моя жизнь стала неуп­равляемой, и я знал это.
Я пошел к декану, который направлял меня к консуль­танту, и впервые признался самому себе и другому чело­веку в том, что у меня проблемы с алкоголем. Я не считал себя алкоголиком. Я даже точно не знал, что это такое. Но я понимал, что не могу контролировать свою жизнь. Декан позволил мне уйти из того класса за день до итогового экза­мена, но с одним условием - что я буду лечиться. Я согла­сился.
Прошло несколько дней. Поскольку часть моих затрудне­ний разрешилась, жизнь уже не казалось столь уж неуправ­ляемой. Напротив, я снова почувствовал себя в седле. Я поб­лагодарил декана за помощь, но сказал ему, что справлюсь со своей проблемой самостоятельно. И не пошел в реабилита­ционный центр. А через две недели шагнул из окна второго этажа.
Наорав на персонал отделения скорой помощи, я впал в беспамятство и пробыл в этом состоянии пять дней. Когда очнулся, у меня на шее была подпорка, а в глазах двоилось. Мои родители были в ярости. Меня отвезли домой. Будущее казалось мрачным. Однако расписание Бога безупречно.
Через мой колледж прошла длинная вереница пьяниц, в том числе - Доктор Боб. Как раз в то время, когда со мной произошел этот несчастный случай, администрация пыта­лась найти способ борьбы с алкоголизмом среди студентов и ждала возможности испытать новинку. Анонимные Алко­голики. Я стал подопытным кроликом. Мне в недвусмыслен­ных выражениях дали понять, что никогда не примут меня обратно в колледж, если я не буду посещать собрания АА. Под этим напором я и отправился на свое первое собрание.
Оглядываясь назад, я вижу, что это было, может быть, пер­вым здоровым решением, которое я принял по отношению к алкоголю. Кто-то сказал, что дно - это момент, когда послед­няя вещь, которую ты потерял, или следующая вещь, кото­рую ты вот-вот потеряешь, для тебя важнее, чем выпивка. Эта точка у каждого - своя, и некоторые из нас умирают, так и не достигнув ее. Мне же все было ясно. Я был готов на все, чтобы вернуться в колледж.
Идя на свое первое собрание АА, я не имел ни малейшего понятия о том, что это такое. Я происхожу из большой семьи ирландцев-католиков, и несколько моих родственников были связаны с этим Сообществом. Однако АА было для нас чем- то постыдным, вроде тюрьмы, и об этом никогда не говорили. Кроме того, я совсем ничего не знал об алкоголизме. Помню, одна моя подружка как-то сказала мне, что у ее матери про­блемы с выпивкой, но она - не алкоголик. Из любопытства я спросил, в чем разница. Она объяснила: «Алкоголик - это тот, кому спиртное необходимо каждый день, даже если это лишь один стакан. А человек, у которого проблемы с выпив­кой - это тот, кто не нуждается в выпивке каждый день,
но, если начнет пить, то не может остановиться». Согласно этому определению, я был алкоголиком, имеющим проблемы с выпивкой.
Первое собрание удивило меня. Оно происходило в цер­кви, и было ничуть не похоже на то, чего я ожидал. Помеще­ние было полно хорошо одетых, улыбающихся, счастливых людей. Никаких изодранных плащей и трехдневных щетин. Никаких подбитых глаз, хриплого кашля и трясущихся рук, а только смех. Кто-то беседовал о Боге. Я был уверен, что ока­зался не в том месте.
Затем одна женщина представилась и заявила, что она алкоголик. Тогда я понял, что это все-таки собрание АА. Она заговорила о своих чувствах, о том, что неуверенность сменилась у нее уверенностью, страх - верой, обида - любо­вью, а отчаяние - радостью. Мне были знакомы эти чувства. Я испытывал неуверенность, страх, обиду и отчаяние. И я не мог поверить своим глазам. Передо мной был счастливый человек. Пожалуй, я уже давно не видел счастливого лица.
После собрания присутствующие приветствовали меня, раскрыв объятия, и давали мне свои телефонные номера. За собранием-дискуссией последовало собрание, на котором выступал оратор. Там на меня и снизошло первое открове­ние. Выступающий сказал: «Если ты - яблоко, ты можешь стать лучшим яблоком, каким ты можешь быть, но никогда не сможешь стать апельсином». Я, разумеется, был яблоком и впервые осознал, что всю свою жизнь пытался стать апель­сином. Я оглядел комнату, полную яблок, большинство из которых, если я правильно понял оратора, больше не пыта­лись быть апельсинами.
Тем не менее, мой прогресс в АА был медленным. Я отка­зывался посещать собрания в других районах города и потому ходил на них только по вторникам и четвергам. После соб­рания мне всегда становилось лучше. Помню, когда в пят­ницу случалось что-нибудь неприятное, я, бывало, говорил себе: «Жалко, что сегодня не вторник и нельзя сходить на собрание». Однако, сколько бы меня не приглашали в дру­гие группы, сколько бы не предлагали подвезти, я не согла­шался.
Помимо этого, люди рекомендовали мне много других полезных вещей. Например, воздерживаться от любовных отношений. Я был молод и одинок и потому сразу же отверг эту идею. И в течение первого года кидался из одних больных отношений в другие. Мне порекомендовали найти себе спон­сора. Я не имел представления, кто это такой, и был слиш­ком горд, чтобы спросить, и к тому же был уверен, что мне не нужен никакой спонсор. В конце концов, я был умнее всех этих людей. Им, может, и нужен был некто, кто научил бы их жизни, но я, несмотря на подпорку на шее и все остальное, прекрасно управлялся сам. Мне советовали обрести Высшую Силу. Но меня нельзя было провести. Я понимал, что, говоря о Высшей Силе, они имели в виду Бога. А я знал, что Бог только и ждет, пока я покажусь ему, чтобы отомстить мне. Мне не нужно было никакого Бога.
Так, сопротивляясь всему, я провел несколько месяцев. Когда меня спрашивали, как я поживаю, я неизменно отве­чал: «Прекрасно, просто прекрасно», как бы горько не пла­кал внутри. Затем я оказался на распутье. Я был трезв уже около полугода, но лучше мне не становилось. Я почти каж­дый день размышлял о самоубийстве. Мое эмоциональное состояние колебалось между парализующим отчаянием и убийственным гневом, причем промежуток между этими крайностями часто составлял всего один момент. Я не был ни счастлив, ни весел, ни свободен. Я был несчастен и ужасно устал от этого.
Я решил, что с меня достаточно. И во вторник вечером отправился на собрание, намереваясь честно высказать все, что у меня накипело. Но, когда я туда пришел, обнару­жил, что там больше никого нет. Комната, в которой обычно собирались около двадцати человек, была пуста. Я подож­дал несколько минут и уже собирался уходить, когда вошел один мужчина, с которым я был едва знаком. Он предложил мне провести собрание вдвоем. Я был уверен, что это - пло­хая идея; но он спросил, как у меня дела, а мне только это и было нужно. Все мои боль, страх, страдания, гнев, потери, обиды и отчаяние выплеснулись наружу. В течение следую­щих сорока пяти минут я выговаривался на этого человека, который все кивал, улыбался и повторял: «О, да, помню эти ощущения». Это был мой первый абсолютно честный кон­такт с другим человеческим существом. Я, наконец, показал кому-то, каков я на самом деле, не боясь, что меня отвергнут. Тем самым я сделал нечто, призванное заставить меня чувс­твовать себя лучше, а не выглядеть лучше. И встретил при­нятие и любовь.
Когда я закончил говорить, этот мужчина сказал мне про­стые слова: «Тебе нет необходимости заливать все это алко­голем». Поразительная мысль! Раньше я думал, что пить меня заставляет ситуация. Если я сердился, я пил. Если я был счастлив, я пил. В тоске ли, в возбуждении ли, в приподня­том настроении ли, в депрессии ли, я все равно пил. И вот мне говорят, что, какими бы ни были обстоятельства, мне нет нужды пить, потому что, если я буду держаться за АА, я смогу оставаться трезвым в любых условиях. Этот человек подарил мне надежду и во многих отношениях символизи­ровал дверь, через которую я, в конце концов, вошел в Сооб­щество Анонимных Алкоголиков.
Я начал меняться. Начал молиться. Начал активно рабо­тать над Шагами. Прежде я отказывался от них, считая инс­трументами для менее развитых; теперь же я ухватился за них как за ступеньки лестницы к спасению. Я нашел себе спонсора и начал выполнять различные обязанности в своей группе. Правда, я не понимал, как приготовление кофе или уборка после собрания могут быть связаны с трезвостью. Но более опытные члены Сообщества говорили мне, что служе­ние поможет мне оставаться трезвым, и я решил попробо­вать. И это сработало.
Моя жизнь также начала меняться. Незадолго до моей пер­вой годовщины в АА меня приняли обратно в колледж. Снова переехав в студенческий городок, я испытывал страх. Здесь я знал только пьянство. Как мне было сохранять трезвость в подобных условиях? Ответ был прост - я с головой окунулся в АА. Меня взяли под свое крылышко очень любящие люди. У меня была возможность проделать среди студентов боль­шую работу по Двенадцатому Шагу, и к тому моменту, когда я окончил колледж, в нем процветала своя группа АА.
Затем я поступил в юридический университет. Там я обна­ружил, что местное Сообщество АА весьма отличается от того, к которому я привык. Я был уверен, что снова запью, ведь «эти люди все делают неправильно!» Мой спонсор из колледжа, зная о моей склонности везде находить изъяны, заверил меня, что, если мои новые друзья «все делают непра­вильно», то я обязан показать им, как следует это делать. И я принялся показывать. Движимый страхом и тщеславием, я вознамерился переделать АА по своему образу и подобию. Уверен, если бы право на членство в Сообществе зависело от того, нравишься ли ты остальным, то меня бы исключили.
Через какое-то время я позвонил своему спонсору, чтобы сообщить о своих успехах. Он перебил меня простым воп­росом: «А эти люди, которые все делают неправильно, при этом остаются трезвыми?» Я вынужден был признать, что, несмотря на свои заблуждения, они трезвы. «Хорошо», - ска­зал он. - «Ты рассказал им, что такое АА. Теперь твоя оче­редь послушать их и выяснить, каким образом они сохра­няют трезвость». Я последовал его совету и начал слушать. И тогда в моей душе медленно, но неуклонно стали проре­заться ростки мудрости и смирения. Я стал более восприим­чивым к новому. Оказалось, что Бог участвует во всех моих делах, хотя раньше я был убежден, что справляюсь в оди­ночку. Когда мои глаза раскрылись настолько, что я смог раз­глядеть чудо, я обнаружил, что оно - прямо передо мной. И я стал развиваться, окруженный Его любовью.
Мне повезло, что во время учебы в юридическом мне выпала возможность побывать за границей. Пьянствуя, я меч­тал об этом, но, когда нужно было действовать, пил. Теперь же я посетил собрания АА в дюжине различных стран и везде изумлялся тому, что наши идеи преодолевают любые языковые и культурные барьеры. У нас есть выход. Вместе мы можем жить трезво, радостно и свободно.
В моей жизни много радости. Сейчас мне тридцать три, и через месяц, даст Бог, я отпраздную свою четырнадцатую годовщину трезвости. Я окружен любящими друзьями, на которых могу положиться, а они могут положиться на меня. Я помирился со ‘своими родителями, с которыми прежде не ладил. Моя жизнь опять наполнена смехом, который когда-то забрал алкоголь.
Вскоре после своей девятой годовщины я женился на жен­щине, которая меня любит. За неделю до двенадцатой годов­щины у нас родился сын. Благодаря ему, я больше узнал о безусловной любви, значении чуда и простой радости, что живешь. У меня есть чудесная работа, которую я (чаще всего) очень ценю. Я активно участвую в обслуживании АА, и у меня есть как спонсор, так и несколько подспонсорных, работать с которыми - честь для меня. Все это - дары Божьи. Наслаждаясь ими, я тем самым выражаю свою благодарность за них.
Я знавал одну женщину, которая однажды плакала, дожи­даясь собрания. К ней подошла пятилетняя девочка и ска­зала: «Вы не должны здесь плакать. Это - хорошее место. Они взяли моего папу и сделали его лучше». Именно это со мной и сделало Сообщество АА; оно взялось за меня и сде­лало меня лучше. И за это я ему бесконечно благодарен.
Свернуть


Книга "Анонимные Алкоголики" раздел личных историй "Они остановились вовремя".

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 28 апр 2017, 19:36 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
БОЛЬШАЯ ПОДБОРКА СПИКЕРСКИХ,СЕМИНАРОВ

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 28 апр 2017, 19:54 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
phpBB [media]

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 28 апр 2017, 19:56 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
phpBB [media]

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 28 апр 2017, 19:59 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 15 дней
phpBB [media]

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 06 май 2017, 08:29 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 8 месяцев
ОНИ ПОТЕРЯЛИ ПОЧТИ ВСЕ
В пятнадцати историях этой секции раскрывается самая безобразная сторона алкоголизма.
Многие из героев прошли через все - больницы, специаль­ные методы лечения, психиатрические лечебницы, тюрьмы. Ничто не помогало. Всем им выпали на долю одиночество и ужасные физические и душевные страдания. Большинс­тво из них потерпели сокрушительное поражение почти во всех аспектах своей жизни. Некоторые попытались жить дальше без алкоголя. Другие хотели умереть.
Алкоголизм не пощадил никого - ни богатых, ни бедных, ни образованных, ни неграмотных. Все они двигались к само­уничтожению, и, казалось, не могли ничего сделать, чтобы остановить этот процесс.
Однако они трезвы уже много лет и теперь рассказывают нам, как им удалось выздороветь. Это доказывает, что попробовать программу Анонимных Алкоголиков никогда не поздно.

(1)
МОЯ БУТЫЛКА, МОИ ОБИДЫ И Я
Этот бродяга, прошедший путь от детской травмы до придорожной канавы, в конце концов, обрел Высшую Силу, которая вернула ему трезвость и давно потерянную семью.
(1)
МОЯ БУТЫЛКА, МОИ ОБИДЫ И Я
Этот бродяга, прошедший путь от детской травмы до придорожной канавы, в конце концов, обрел Высшую Силу, которая вернула ему трезвость и давно потерянную семью.
Когда я въехал в один маленький городок в горах в пустом товарном вагоне, моя спутанная борода и сальные волосы доходили бы мне почти до пояса, если бы у меня был пояс. Одет я был в грязное, кишевшее вшами мексиканское пончо поверх вонючей пижамной рубашки, а также в изодранные джинсы, заправленные в ковбойские ботинки без каблуков. В одном ботинке у меня был нож, а в другом - револьвер тридцать восьмого калибра. Вот уже шесть лет я боролся за выживание в придорожных канавах и разъезжал по стране в товарных вагонах. Я давно не ел и потому был изможден и весил не более ста тридцати фунтов. Я был жалок и пьян.
Однако я забегаю вперед. Полагаю, мой алкоголизм на самом деле начался, когда мне было одиннадцать лет и мою мать жестоко убили. До этого момента жизнь моя мало чем отличалась от жизни любого другого мальчика из маленького городка того времени.
Однажды вечером моя мать не вернулась домой после работы на автомобилестроительном заводе. На следующее утро она все еще не появилась, и не было никакой зацепки, которая под­сказала бы нам, что с ней стало; полные мрачных предчувс­твий, мы вызвали полицию. Поскольку я был маменькиным сынком, это был для меня особенно тяжелый удар. Неверо­ятно, но в довершение всего через несколько дней арестовали моего отца. Полицейские обнаружили изуродованное тело моей матери в поле за городом и хотели допросить его. Я в один момент лишился своей семьи! Скоро отца отпустили, так как полиция нашла на месте убийства пару очков, не прина­длежавшую ему. Эта улика привела их к убийце моей матери.
В школе не было конца сплетням. Дома царил хаос, и никто не говорил мне, что происходит, поэтому я ушел в себя и начал отстраняться от окружавшей меня реальности. Я надеялся, что, если я смогу притвориться, что она не существует, то она исчезнет. Я чувствовал себя ужасно одиноким и стал очень непослушным. Потом смятение, боль и горе начали понем­ногу отступать, но тут в журнале криминальной хроники поя­вилась статья о несчастье, случившемся в моей семье. Дети в школе снова начали сплетничать и бросать на меня испытую­щие взгляды. Тогда я еще больше отдалился от людей и стал еще более сердитым. Так мне было легче, потому что люди оставляли меня в покое, если я выглядел раздраженным еще до того, как меня попробуют о чем-либо спросить.
Поскольку отец не мог заботиться обо всех девятерых детях, нас пришлось разделить. Примерно через год он снова женился, и мой старший брат предложил мне перебраться к нему. Он и его молодая жена пытались помочь мне, но я занимал обо­ронительную позицию, поэтому хоть они, хоть кто-либо дру­гой мало что могли тут поделать. В конце концов, я стал после школы работать в бакалейной лавке, где мыл бутылки из-под содовой. Там я уяснил, что, если работать достаточно много, горе забывается. Кроме того, здесь можно было воровать пиво и быть важной персоной среди школьников. Так и начиналось мое пьянство - как способ избавиться от боли.
По прошествии нескольких лет полукриминальной юности я достиг возраста, который позволял пойти служить во флот. Оставляя позади источник своей горечи, я думал, что моя жизнь улучшится, и я буду не так много пить. Однако в учеб­ном лагере для новобранцев я понял, что это - не выход. Дис­циплина, субординация, жесткое расписание были чужды моей натуре; но срок службы составлял два года, поэтому мне необходимо было каким-то образом функционировать, невзи­рая на гнев, а теперь уже и ненависть, клокочущие во мне. Каждый вечер я шел в какой-нибудь бар и пил, пока меня не вышвыривали оттуда. Так я переживал будние дни; на выход­ных мы ходили в ближайший клуб. Этим заведением заправ­ляли люди, которые пили столько же или даже больше, чем я. Я стал их постоянным клиентом и частенько ввязывался в споры и драки.
Таким манером мне удалось продержаться положенные два года. После этого я вышел в почетную отставку и оказался предоставлен самому себе. Оставив военно-морскую базу и испытывая ностальгию по своему прежнему окружению, я автостопом добрался до своего родного городка и вернулся в дом брата. Скоро я устроился художником в местную строи­тельную компанию. К этому времени алкоголь превратился в неотъемлемую часть моей жизни.
Через друзей я познакомился с девушкой, в которую по- настоящему влюбился, и мы вскоре поженились. Через год у нас родилась дочка, а затем - двое сыновей. О, как я обо­жал свой выводок! Казалось, обзаведясь такой прекрасной семьей, я должен был бы остепениться; но вместо этого мое пьянство прогрессировало. В конце концов, оно усугуби­лось настолько, что жить со мной стало невыносимо, и жена подала на развод. Я просто взбесился, и шериф приказал мне покинуть город. Я знал, что, если останусь, мой гнев на жену за то, что она забрала у меня детей, доведет меня до такой беды, с которой даже я не смогу справиться. И потому снова уехал, унося с собой свою ненависть, обиду и узел с одеж­дой. На этот раз - навсегда.
Позже в самом крупном из близлежащих городов можно было увидеть, как я, обнищавший, валяюсь в канаве и напи­ваюсь до потери-памяти. Поначалу поденная работа позво­ляла мне снимать жилье и обеспечивать себя пропитанием, но вскоре все деньги стали уходить на выпивку. Я нашел мис­сию, где нуждающимся предоставляли спальное место и бес­платную еду. Однако там было столько клопов, еда была столь ужасна, а люди были такими негодяями, что я решил - легче спать на улице, да и нет нужды так часто есть. И обнаружил, что кусты, припаркованные машины и заброшенные дома - великолепные места для моей бутылки, моих обид и меня. Там уж никто не осмелится меня потревожить! Я был совершенно сбит с толку и не понимал, куда меня забросила жизнь.
Другие бродяги показали мне наиболее безопасный спо­соб запрыгивать на движущийся товарный поезд и научили защищаться. Они также объяснили мне, у каких людей легче всего выпросить милостыню и как их можно облапо­шить. В то время моей основной проблемой было достать дос-таточно выпивки, чтобы отгородиться от реальности. Ненависть просто пожирала меня! Следующие шесть лет я перебирался изанавы в канаву. Мне было безразлично, куда направлялся поезд, на который я залазил. Мне некуда было ехать. Одно хорошо - я ни разу не заблудился, потому что мне было наплевать, где я нахожусь! Я трижды пересек Соединенные Штаты, не имея ни определенного плана, ни цели, и притом половину времени ничего не ел. Я шатался по стране в компании таких же неудачников. Бывало, кто-нибудь говорил, что где-то нанимают людей на какую-нибудь работу
во Флориде, или в Нью-Йорке, или в Вайоминге, - и мы отправлялись туда. Но когда, наконец, прибывали на место, оказывалось, что набор уже прекращен. Нас это устраивало, потому что мы все равно не хотели работать.
И вот, в один знойный день, когда я пьянствовал в каком- то городке посреди пустыни, произошло нечто необычное. Я вдруг почувствовал, что дошел до края и больше не могу так жить. Чтобы побыть одному, я раздобыл себе выпивки и углубился в пустыню, намереваясь идти до тех пор, пока не упаду замертво. Скоро я опьянел настолько, что не мог сделать и шага. Тут я повалился на землю и простонал: «О, Боже! Пожалуйста, помоги мне». Должно быть, я отклю­чился, потому что через несколько часов очнулся и напра­вился обратно к городу. Тогда я понятия не имел, что заста­вило меня изменить свое решение умереть. Теперь я знаю, что это было вмешательство моей Высшей Силы.
К этому времени я стал таким грязным и у меня были такие дикие глаза, что люди сторонились меня. Я ненавидел выражение страха, которое появлялось на их лицах при виде меня. Они смотрели на меня так, будто я - не человек. Может быть, я им и не был. В одном большом городе я пристрас­тился к ночевкам на решетках, прикрывающих трубы отоп­ления, накрываясь куском целлофана, чтобы не замерзнуть. А как-то ночью я нашел ящик, в который бросали ненужное тряпье; там было удобно и тепло спать, а утром можно было приодеться. Посреди ночи какая-то женщина бросила туда еще одежды. Я открыл крышку, выглянул наружу и крикнул: «Спасибо!» Она воздела руки к небу и убежала, вопя: «Боже мой, Боже мой!» Потом прыгнула в свою машину и, скрип­нув тормозами, унеслась прочь.
Когда я спрыгнул с того товарного поезда, я представлял собой, пожалуй, самую печальную картину, какую только можно вообразить. На откосе я нашел пустой вагон-холо- дильник и обосновался в нем. Здесь было очень легко раз­богатеть, и я поспешил воспользоваться этой возможнос­тью. Теперь я мог поесть! Это был мой третий визит в этот городок, поэтому я направился прямиком в свой любимый бар. Там я встретил барменшу, которая пила, как сапожник, и была самой вредной из всех виденных мною женщин. Но зато у нее было свое жилье, так что я переехал к ней. Так начался роман всей моей жизни!
Наконец-таки у меня появилась крыша над головой, пос­тельное белье и еда! Мы только и делали, что пили и дрались, но она работала в баре, поэтому нам было на что жить. На выпивку едва хватало, но мы все равно без остановки пили несколько месяцев. Затем, блуждая в поисках спиртного, я наткнулся на одного из своих старых приятелей-бродяг, пожи­лого мужчину. На моей памяти он был горьким пьяницей, «алкоголиком». И тут я увидел, как он идет мне навстречу в белой рубашке, при галстуке и в костюме! Выглядел он просто великолепно. С широкой улыбкой на лице он сооб­щил мне, что бросил пить, и рассказал, как ему это удалось и насколько лучше он теперь себя чувствует. Первое, что мне пришло в голову, было: «Если он смог это сделать, значит, я тоже смогу, притом гораздо лучше, ведь мне всего лишь тридцать три года».
Он отвел меня в клуб, где было еще несколько выздо­ровевших алкоголиков. Я пил кофе, а они тем временем рассказывали мне о том, как изменилась их жизнь. Было похоже, что их собрания могли быть полезны! Если они смогли завязать с выпивкой, то, может быть, только лишь может быть, я тоже смог бы. Их энтузиазм передался и мне. Я почувствовал внутреннее волнение, но не мог понять, почему. Я сломя голову бросился к своей подружке, чтобы рассказать ей о произошедшем и о том, как будет прекрасно, если мы перестанем пить. «Ты свихнулся!» - завопила она. - «Можешь тащить свою задницу обратно в свой вагон-холодильник, а я буду ходить на вечеринки!» Несмотря на то, что я, похоже, не был способен заразить ее своим возбуждением, я все равно продолжил свой рассказ о Сообществе.
На следующий день мы оба бросили пить. У меня нет слов, чтобы объяснить, почему и как это случилось; это просто случилось. Это было чудо! Каждый день, который мы смогли прожить трезвыми, был очередным подарком Высшей Силы, на которой я поставил крест много лет назад.
В следующем году мы нашли себе работу - управлять заго­родным лагерем, куда направляли пьяниц, чтобы они отошли от алкоголя и протрезвели. В наши обязанности входило сле­дить за тем, чтобы у них была еда и чтобы они ничего не натворили. Временами выполнять обе эти задачи станови­лось почти невозможно, но мы не сдавались. Пользуясь неко­торой поддержкой со стороны ветеранов АА, мы продержа­лись год. Поскольку мы работали волонтерами, у нас было мало денег на самих себя. По истечении года я просмотрел список побывавших у нас пьяниц, которых всего было 178 человек, и воскликнул, обращаясь к своей партнерше: «Поду­мать только, ни один из них на сегодняшний день не трезв!» «Да», - ответила она, - «но зато мы с тобой трезвы!» Вскоре мы поженились.
Мой спонсор сказал мне, что, если я хочу установить связь со своей Высшей Силой, мне необходимо будет изме­ниться. Как-то на собрании один из присутствующих сказал: «Важно, не сколько ты пьешь, а как пьянство на тебя влияет». Это утверждение перевернуло мое отношение к алкоголю. Разумеется, я вынужден был капитулировать и признать себя алкоголиком. Мне тяжело было перестать сердиться на свою бывшую жену, забравшую у меня детей, на человека, убившего мою мать, и на своего отца, который, как я считал, оставил меня в беде. Но по мере того, как я начал осозна­вать собственные недостатки, эти обиды стали отступать. Я познакомился с монахами из близлежащего монастыря, кото­рые с некоторым изумлением выслушали мою историю и смогли помочь мне лучше понять самого себя. В то же время мой спонсор и другие ветераны, взявшие нас под крылышко, давали нам любовь, благодаря которой мы вернулись в обще­ство людей.
Постепенно лед, сковывавший мое сердце, таял; моя связь с Высшей Силой углублялась, и я менялся. Жизнь начала наполняться совершенно новым смыслом. Я, насколько было возможно, возместил нанесенный мною людям ущерб. Но я знал, что должен вернуться туда, где прошло мое детство, чтобы разобраться с этой частью своего прошлого. Однако теперь мы были заняты работой на собственном малярном предприятии. Проходили годы, но возможности съездить в родной город просто не представлялось.
Месяцы трезвой жизни превращались в годы, и я стано­вился все более преданным этой программе, которая спасла жизнь не только мне, но и моей жене. В конце концов, я стал активно участвовать в обслуживании АА и способствовал основанию центрального бюро для наших групп. Мы оба начали работать в сфере общего обслуживания и разъезжать по всему штату, посещая собрания различных групп. К моему удивлению, нам дали возможность послужить делегатами на Конференции по общему обслуживанию. Какую радость это нам принесло! Одним из наиболее памятных моментов для меня стал следующий. На открытии Конференции пред­седатель Совета по общему обслуживанию АА сказал: «Мы все, собравшиеся здесь сегодня, выступаем не как отдельные члены Сообщества Анонимных Алкоголиков; наша забота - его развитие во всем мире». Я мысленно вернулся в прошлое и вспомнил, как лежал на решетке над трубами отопления возле этого самого отеля и отчаянно пытался не замерзнуть. Меня просто ошеломило милосердие Бога, проявившееся уже в том, что я вообще оказался здесь!
Как-то раз один мой приятель, который зарабатывает себе на жизнь написанием статей, спросил, не буду ли я против, если он расскажет мою историю на страницах некоего жур­нала. Он заверил меня, что моя анонимность не будет нару­шена, и я согласился. К тому времени я был трезв уже почти двадцать пять лет, и понятия не имел о том, что уготовил мне Бог, как я Его понимаю. Случилось так, что мой старший брат, тот самый, у которого я когда-то жил, подписался на этот журнал и прочел статью. Это было первое звено в цепи поразительных событий, которые изменили не только нашу жизнь, но и жизнь моей семьи и многих других людей. Это
не что иное, как чудо наших дней. Бог сделал для меня то, что я не мог сделать для себя сам!
В статье упоминалось название городка, в котором я жил; поэтому, дочитав ее, мой брат и невестка обратились в спра­вочную, узнали мой номер и позвонили мне. Это был наш первый разговор за более чем тридцать лет. Я расплакался, они тоже. Они рассказали мне, что, после того как я развелся и исчез, мои родственники неоднократно пытались меня разыскать. Они беспокоились, потому что кто-то сказал им, что я либо умер, либо уехал из страны. Мне стало стыдно из- за того, что я доставил им столько волнений. Из-за моей эго­истичности мне и в голову не приходило, что они так нерав­нодушны к моей судьбе. В течение следующих суток я по очереди переговорил со всеми своими братьями и сестрами. Брат дал мне номер моей дочери, которую я не видел двад­цать семь лет, и я позвонил ей, а потом поговорил с обоими своими сыновьями. Боже мой, что я при этом испытал! Меня так переполняли воспоминания и сожаление о потерянных годах, что я едва мог разговаривать. Несколько недель я про­вел в слезах; все мои старые раны поднялись со дна моей души и зажили.
Позже вся наша большая семья съехалась в родной город, чтобы отпраздновать воссоединение. Это был счастливый день для нас всех, ведь мы впервые после того, как нас раз­лучили, собрались вместе. Мой отец отошел в мир иной, но все его дети были здесь со своими семьями - большая и весе­лая компания. После всех этих лет, на протяжении которых я терялся в догадках, что стало с моими родными, Высшая Сила через моего друга распутала клубок обстоятельств и позволила мне искупить свою вину перед теми людьми, кото­рых я некогда обидел.
Полагаю, я - живое доказательство правдивости высказы­вания: «Не сдавайся, пока не случится чудо».
Свернуть

Книга "Анонимные Алкоголики" раздел личных историй "Они потеряли почти всё".

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 06 май 2017, 12:46 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 8 месяцев
Рассказы Анонимных Алкоголиков о себе
https://yadi.sk/d/UDMh3SIyxnnRq

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 10 май 2017, 20:31 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 8 месяцев
ОНИ ПОТЕРЯЛИ ПОЧТИ ВСЕ
В пятнадцати историях этой секции раскрывается самая безобразная сторона алкоголизма.
Многие из героев прошли через все - больницы, специаль­ные методы лечения, психиатрические лечебницы, тюрьмы. Ничто не помогало. Всем им выпали на долю одиночество и ужасные физические и душевные страдания. Большинс­тво из них потерпели сокрушительное поражение почти во всех аспектах своей жизни. Некоторые попытались жить дальше без алкоголя. Другие хотели умереть.
Алкоголизм не пощадил никого - ни богатых, ни бедных, ни образованных, ни неграмотных. Все они двигались к само­уничтожению, и, казалось, не могли ничего сделать, чтобы остановить этот процесс.
Однако они трезвы уже много лет и теперь рассказывают нам, как им удалось выздороветь. Это доказывает, что попробовать программу Анонимных Алкоголиков никогда не поздно.

(2)
ОН ЖИЛ, ТОЛЬКО ЧТОБЫ ПИТЬ

«Мне читали проповеди, меня изучали, ругали, консуль­тировали, но никто ни разу не сказал: «Я понимаю, что с тобой происходит. Я тоже это испытал, и вот что мне помогло».
Бросая взгляд на свое прошлое, я не вижу ничего, что пред­вещало бы то опустошение, которое алкоголь позже внес в мою жизнь и жизнь моей семьи. Насколько мы помним, среди наших родственников не было пьяниц - ни с той, ни с дру­гой стороны. Мы происходим из старой ветви миссионеров- баптистов Юга. Мой отец был священником, и каждое вос­кресенье я ходил в его церковь вместе с остальными членами семьи и, как и они, весьма активно участвовал в церковной работе. Кроме того, мои родители трудились в сфере обра­зования; отец был директором школы, в которую я ходил, а мать там преподавала. Оба они были очень уважаемыми людьми. Мы все заботились друг о друге и были близки. С нами жила моя бабушка со стороны матери, глубоко верую­щая женщина, которая помогала меня воспитывать; она была живым примером безусловной любви..."
Читать полностью
«Мне читали проповеди, меня изучали, ругали, консуль­тировали, но никто ни разу не сказал: «Я понимаю, что с тобой происходит. Я тоже это испытал, и вот что мне помогло».
Бросая взгляд на свое прошлое, я не вижу ничего, что пред­вещало бы то опустошение, которое алкоголь позже внес в мою жизнь и жизнь моей семьи. Насколько мы помним, среди наших родственников не было пьяниц - ни с той, ни с дру­гой стороны. Мы происходим из старой ветви миссионеров- баптистов Юга. Мой отец был священником, и каждое вос­кресенье я ходил в его церковь вместе с остальными членами семьи и, как и они, весьма активно участвовал в церковной работе. Кроме того, мои родители трудились в сфере обра­зования; отец был директором школы, в которую я ходил, а мать там преподавала. Оба они были очень уважаемыми людьми. Мы все заботились друг о друге и были близки. С нами жила моя бабушка со стороны матери, глубоко верую­щая женщина, которая помогала меня воспитывать; она была живым примером безусловной любви.
Мне с детства внушали, как велика ценность морали и образования. Меня учили: если ты образован и высокомора­лен, то ничто не помешает тебе достичь успеха как в земной жизни, так и в иной. Я был просто евангелическим ребенком и юношей - буквально опьяненным собственным рвением в области морали и интеллектуальными амбициями. Я превос­ходно учился и мечтал стать преподавателем и помогать дру­гим.
Впервые я по-настоящему выпил, только когда был уже взрослым и жил вдали от своей семьи, занимаясь диплом­ной работой в одном престижном университете на восточном побережье. До этого я пробовал пиво и немного вина, но уже давно решил, что фруктовый сок вкуснее. В баре я никогда не бывал. Но как-то вечером товарищи уговорили меня пойти с ними в местную закусочную. Я был просто очарован. До сих пор помню это тускло освещенное, наполненное дымом помещение, приглушенные голоса, позвякивание льда в ста­канах. Сама изысканность! Но лучше всего мне запомнилось ощущение от первого глотка виски, когда по всему моему телу разлилось тепло.
В тот вечер я пил так много, что никто не верил, что у меня нет богатого опыта общения с алкоголем. При этом я не пья­нел, хотя на следующий день не помнил некоторых моментов. Но важнее всего было то, что благодаря выпивке я почувство­вал себя «своим». Вся Вселенная стала моим домом, и мне было уютно среди людей. В детстве, несмотря на мою актив­ность в церкви и школе, мне никогда не было действительно комфортно. На деле, в обществе я очень нервничал, чувс­твовал себя неуверенно и большую часть времени заставлял себя быть общительным, как родители, потому что считал это своей обязанностью. Но этот вечер в баре не был похож ни на одно другое мероприятие в моей жизни. Я не только ощущал абсолютную свободу, но и действительно любил всех незна­комцев вокруг меня, а они, как я думал, любили меня в ответ, и все благодаря этому волшебному зелью - алкоголю. Какое открытие! Какое откровение!
В следующем году я начал учительствовать. Моим пер­вым местом работы стал колледж, находившийся за пять­десят миль от моего родного города. Однако учебный год не успел закончиться, а меня уже уволили из-за того, что я слишком много пил. За этот короткий промежуток времени пьянство стало для меня образом жизни. Я любил выпивку. Любил людей, которые пили, и места, где они пили. В этот период, невзирая на то, что я потерял первую же работу и скомпрометировал свою семью, мне и в голову не прихо­дило, что алкоголь может быть для меня проблемой. После того самого вечера год назад я принял твердое решение, которому суждено было направлять мою жизнь на протя­жении многих последующих лет: алкоголь - мой друг, и я пойду за ним на край света.
Вылетев из того колледжа, я много еще куда устраивался, но меня снова увольняли, и все из-за моего пьянства. Я пре­подавал в разнообразных школах, в разных штатах. Я больше не был высокоморальным молодым человеком, видящим свое предназначение в том, чтобы помогать людям жить лучше. Я стал шумным, высокомерным, раздражительным, жестким и вечно винил во всем других и искал ссоры. Меня арестовы­вали, избивали. Я начал сквернословить и часто появлялся в пьяном виде на занятиях и в общественных местах. В итоге моя карьера преподавателя окончилась полным бесчестьем. Мои родные не понимали, что со мной происходит - впро­чем, как и я сам. В моменты просветления меня переполняли стыд, вина и раскаяние. Все те, кто раньше в меня верили, были в замешательстве относительно меня. Для осталь­ных же я был объектом для шуток. Я хотел умереть. У меня остался лишь один друг - алкоголь.
В конце концов, я попал в психиатрическую лечебницу, что, вероятно, и спасло мне жизнь. Я не помню, как там оказался, но знаю, что у меня проявлялись суицидальные наклонности. Там я чувствовал себя комфортно, и через несколько месяцев, когда меня выписали, плакал. К тому времени я уже понял, что не смогу выжить за пределами больницы. За зарешечен­ными окнами я был в безопасности и хотел провести здесь остаток своей жизни. Здесь нельзя было пить, зато в изоби­лии имелись транквилизаторы и другие наркотики, и я пере­бивался на них. При мне ни разу не употребили слово «алко­голик». Думаю, врачи этой лечебницы знали об алкоголизме немногим больше меня.
Выйдя оттуда, я переехал в большой город, чтобы начать все сначала. Моя жизнь превратилась в череду таких новых начи­наний. Я опять начал пить, устраиваться на хорошие места и терять их - все, как и раньше. На меня с удесятеренной силой набросились страх, угрызения совести и жуткая депрессия. Тем не менее, я не осознавал, что причиной всех этих несчас­тий может быть алкоголь. Я продавал свою кровь, занимался проституцией и пил еще больше. Я стал вести жизнь бездом­ного бродяги и спать на автобусных остановках и железнодо­рожных станциях. Я подбирал с тротуара сигаретные окурки и пил вместе с другими пьяницами прямо из общей бутылки. Так я заслужил право жить в муниципальном приюте, и он стал моим домом. Я попрошайничал. Теперь я жил только для того, чтобы пить. Я не купался, не менял одежду; от меня воняло; я исхудал и страдал кучей недугов; я начал слышать голоса и принимал их за признак приближающейся смерти. Я был напу­ган, дерзок, зол и обижен на человечество, Бога и всю Вселен­ную. Мне больше незачем было жить, но я боялся умирать.
Именно в этот момент моей жизни одна женщина, которая была социальным работником и трезвым членом сообществ Анонимных Алкоголиков, пригласила меня в свой кабинет и рассказала свою историю - о том, как она пила, что случи­лось потом, и как она обрела трезвость. До нее ни один чело­век не говорил со мной так. Мне читали проповеди, меня изу­чали, ругали, консультировали, но никто, ни разу не сказал: «Я понимаю, что с тобой происходит. Я тоже это испытал, и вот что мне помогло». В тот же вечер она отвела меня на мое первое собрание АА.
На этих собраниях ко мне относились с большой добро­той, и я перестал пить. Но мою душу терзали демоны возде­ржания. Я был черным, а эти люди - белыми. Что они могут знать о страдании? Чему они могут меня научить? Я был чер­ным и умным, и потому мир целенаправленно отвергал меня. И я ненавидел его, живущих в нем людей и карающего Бога. Однако я верил в искренность членов АА и видел, что для них эта программа работает. Просто я не верил, что она помо­жет мне, чернокожему пьянице.
Я очень долго с неподдельной убежденностью полагал, что отличаюсь от остальных. Пока не испытал то, что, как я теперь понимаю, было моим первым духовным пробужде­нием: осознал, что я - алкоголик и мне просто не нужно пить! Кроме того, до меня дошло, что алкоголизм, будучи болезнью равных возможностей, не признает никакой дискриминации
он не привязан к определенной расе, вероисповеданию или месту жительства. Я наконец-таки освободился от ярма собс­твенной уникальности.
В начальный период своей трезвости мне приходилось про­должать жить в приюте для бездомных, полном активно пью­щих людей. Воздерживаясь от спиртного, я стал остро вос­принимать то, что меня окружает - отвратительные запахи, шум, враждебность, физическая угроза. Когда я задумывался о том, что разрушил собственную карьеру, опозорил своих родных, заставил их отвернуться от себя и опустился до самого убого из заведений, мои обиды и гнев вспыхивали с новой силой. Но при этом я понимал, что этот пожар толкает меня к бутылке и последующей смерти. И я осознал, что мне необходимо отделить свою трезвость от всего остального в жизни. Что бы ни случилось, мне не нужно пить. В действи­тельности ни одна из тех вещей, через которые я вынужден был пройти, никак не была связана с трезвостью. Течение жизни непрерывно, и в ней бывает всякое; я не могу позво­лить своей трезвости зависеть от перипетий судьбы. Трез­вость должна жить собственной жизнью.
Что еще более важно, я пришел к убеждению, что не могу выжить в одиночку. С самого детства, несмотря на всю любовь, которую мне дарили, я никогда не впускал в свою жизнь других людей, даже самых близких. Я все время жил во лжи, самой большой из всех, не делясь своими истинными мыслями и чувствами ни с кем. Я думал, что могу напрямую контактировать с Богом, и выстроил вокруг себя стену недо­верия. В АА я столкнулся с всеобъемлющим понятием «мы» из Двенадцати Шагов и постепенно осознал, что смогу отде­лять свою трезвость от всего остального и защищать ее от опасности извне, только если положусь на опыт трезвости других членов АА и буду выполнять программу вместе с ними.
Трезвость приносит обильные плоды и прогрессирует, подобно той болезни, которой противостоит. Среди ее даров я определенно могу назвать освобождение из тюрьмы собственной уникальности и осознание того, что вести предлагаемый АА образ жизни - это благословение и неоце­нимая привилегия. Благословение жить жизнью, свобод­ной от боли, алкогольной деградации и наполненной радос­тью полезного, трезвого существования, и привилегия день за днем расти в своей трезвости и нести людям послание надежды, как принесли его мне.
Свернуть

Книга "Анонимные Алкоголики" раздел личных историй "Они потеряли почти всё".

_________________
Трезвый с 25 марта 2014 г.
Обхожусь без сигарет с 10 декабря 2016 г.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
1 ... 8 9 10 11 12 13 14 ... 16


Сейчас этот раздел просматривают:

CommonCrawl [Bot] (в этой теме) и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти: