Главная страница


1 ... 12 13 14 15 16
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 11 ноя 2017, 16:28 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 12 дней
Возвращение к людям
Гривc Джеймс
Я – алкоголик

Меня зовут Джимми Гривc. Я – профессиональный футболист. И я – алкоголик.
Решившись сделать это признание на собрании «Анонимных алкоголиков», я смог спасти свою жизнь. До этого пьянство медленно, но верно убивало меня. В общество «Анонимных алкоголиков» меня привело отчаяние, и там я обрел путь к нормальной жизни.
Но помощь эта пришла слишком поздно. Семья, в которой я был счастлив почти двадцать лет, уже была потеряна, и моя деловая карьера тоже потерпела крах.
Сейчас день за днем я постепенно учусь жить по-новому, и мне хотелось бы поделиться своим опытом – и плохим и хорошим – в надежде, что это поможет людям избежать тех ошибок, которые разрушили мою жизнь. В особенности я хочу, чтобы мои слова дошли до молодых футболистов, которые, может быть и не подозревая того, ступили на ту же скользкую дорожку.
Пишу эту книгу не ради выгоды. Сколько бы я на ней ни заработал, все уйдет на уплату задолженности по налогам, образовавшейся за годы пьянства. Откровенный рассказ о моих бедах будет и самому мне полезен, а если он еще откроет глаза хотя бы одному потенциальному алкоголику и принесет поддержку и надежду тем, кого уже затянула выпивка, тогда все горе и страдания, что я испытал, не будут совсем уж напрасны.
У каждого алкоголика есть свое «дно». Для многих это денатурат и жалкие опивки в чужих стаканах. Единственным, что меня спасало от этого, была возможность пить так называемые «приличные» напитки и физическая выносливость, позволявшая быстро оправляться даже после самых жестоких пьянок. Но и у меня было свое «дно» – мусорный ящик в дальнем конце нашего сада, где холодным зимним утром я рылся в поисках выброшенных женой пустых водочных бутылок в надежде найти хоть несколько оставшихся капель. Это было зимой 1977 года. Нет смысла спрашивать меня, когда точнее происходили события последних пяти лет, потому что пьянство разрушило в первую очередь мою память. Я могу почти досконально вспомнить все, что связано с футболом, но в памяти начисто стерты все самые жуткие эпизоды моих пьянок.
Но я все же хорошо помню тот момент, когда впервые понял, что стал отпетым алкоголиком. Как-то, когда я забылся пьяным сном в кресле, моя теперь уже бывшая жена Ирена нашла запрятанный мной запас водки и в ярости вылила все содержимое в раковину, а бутылки выбросила в мусорный ящик. Я проснулся, весь горя желанием выпить, перерыл все шкафы и ящики, ища, как маньяк, эти бутылки. Кончилось тем, что я упал около мусорного ящика и начал вытряхивать в рот оставшиеся в бутылках капли. Ниже катиться было некуда.
Тогда казалось: обратной дороги нет. Мне необходимо было выпить полбутылки водки, чтобы встать с постели и начать день. Я уже не мог унять дрожь в. руках, а думал лишь о том, где и как бы выпить еще. Пивные только открывались, а я уже стоял у входа. Для начала я всегда брал кружку пива – в нем было по крайней мере что-то питательное. Это была вся моя еда за день.
Подожди, пока бармен отвернется, Джимбо. Не надо, чтобы он видел, как трясутся у тебя руки. Вот так лучше. Ну, теперь еще кружечку пива, и я иду к себе в офис.
В течение дня я выпивал двенадцать, тринадцать, а то и четырнадцать кружек пива. И хоть бы что! Выпитое на меня тогда почти не действовало, и только тот, кто давно меня знал, мог бы сказать, что я в подпитии. А затем я шел домой и там уже пил водку, иногда даже две бутылки за вечер.
Говорю здесь о том, сколько я пил, не для того, чтобы произвести впечатление. Просто мне хочется, чтобы стало понятно, насколько далеко зашло дело. Просто чудо, что я тогда выжил и могу сейчас судить об это трезво и спокойно. Довольно часто я и машину вел в тяжелом опьянении. Однажды мне даже случилось заснуть пьяным за рулем и меня разбудил патрульный полицейский. Я сказал, что остановил машину, потому что от усталости начал засыпать. Он поверил, посоветовал открыть окна, предупредил, что ставить так машину на дороге опасно, и отпустил меня. Было бы лучше, если бы он отправил меня в участок.
Во время запоев я становился невыносим для самых близких и дорогих мне людей. Но в такие моменты я был просто не в состоянии понять, какое зло им причиняю. И это самое худшее, что есть в алкоголизме. Он губит не только свою жертву, но и окружающих. Только теперь, оглядываясь назад, я в полной мере осознаю, каким мучительным бременем я был для своей семьи и деловых партнеров. Бывали периоды почти полной невменяемости, когда я впадал в ярость, терроризировал и оскорблял домашних. Своих сотрудников я подводил из-за необязательности и неспособности надлежащим образом вести работу.
Единственно, что я могу сейчас сделать, хотя, наверное, это уже бесполезный жест, – это принести свои самые глубокие извинения тем, кого заставлял страдать, и просить их если не простить меня, то хотя бы понять. Прежде всего я обращаюсь к Ирене, которая всегда была прекрасной женой и матерью. Прежде чем окончательно со мной расстаться, она вынесла все, что было в человеческих силах. Единственной причиной нашего разрыва было мое пьянство.
Какой же ты дурак, Джимбо! Ты можешь надеяться только на то, что Ирена поймет, как тяжело ты был болен. Писатель Чарльз Джексон назвал одну свою книгу об алкоголике «Пропавший выходной». Для меня пропавшими были последние пять лет.
Слава богу, все мои четверо детей здоровы, периоды моих запоев не принесли им большого вреда; хотя переживаний у них было достаточно, по характеру они сильные и стойкие. Теперь я стал им гораздо ближе, чем прежде. У меня две красивые дочери и два отличных, обожающих спорт парня. Я стараюсь проводить с ними как можно больше времени. Живу я отдельно от семьи, но всегда могу прийти к детям, зная, что мне будут рады, если я не пьян. Несмотря на разрыв, мы с Иреной – в особенности Ирена – сумели все-таки сохранить для детей семейную атмосферу.
Не думайте, что я не пытался бороться со своей болезнью. Я проходил лечение у двух лучших психиатров и по крайней мере раз десять лечился в самых дорогих частных клиниках. Но кончилось все в бесплатном отделении для алкоголиков в наркологической лечебнице в Уорли, графство Эссекс, куда, не помню уже в который раз, я попал в сильнейшем опьянении. И тогда мне сказали, что уже ничем помочь не могут.
Почему я пристрастился к спиртному? Как случилось, что я потерял контроль над собой? Я задавал себе эти вопросы десятки раз. Считают, что алкоголики пьют, чтобы забыться. На это могу ответить горькой шуткой, что я забыл то, что пытался забыть. Однако то, что я пережил, далеко не смешно.
Со стороны можно было подумать, что в жизни мне все само шло в руки. Футболист международного класса, в делах – удачлив, в браке – счастлив, четверо детей, великолепный дом и много преданных друзей. Но если внимательнее вглядеться в жизнь Джимми Гривса, то можно найти ответ, почему я обращался к выпивке в поисках утешения и выхода. Но это был выход, ведущий в ад.
Когда мне только исполнилось девятнадцать, нас с Иреной постигло огромное несчастье. Наш старший сын Джимми Гривс-младший умер от воспаления легких четырех месяцев от роду. Я был воспитан в религиозной католической семье, но с того момента стал подвергать сомнению все, чему меня учили и что мне говорили о боге и церкви. Теперь я во много раз крепче духом, и все же, когда вспоминаю ту трагедию, мне хочется кричать от гнева, бессилия и боли. Это несчастье так и осталось для нас глубокой, незаживающей раной.
В течение нескольких недель после смерти нашего Джимми я был в таком безумном потрясении, что удивительно, как не сошел с ума. С этим несчастьем связан и переезд в Милан, но он нисколько не помог избавиться от того кошмара, и мне представлялось, что только выпивка может из него вывести. Я пробыл в Милане четыре месяца. Но казалось, прошли долгие годы. Уезжал я в Милан мальчишкой, а когда благодаря клубу «Тоттенхем» смог вернуться оттуда, чувствовал себя человеком с богатым жизненным опытом.
В «Тоттенхеме», чтобы снять напряжение от игры, я продолжал здорово пить. В мое время страсти в большом футболе достигли невероятного накала, и поражение воспринималось как бесчестье. Перед игрой мы были так возбуждены, а во время игры адреналин подскакивал у нас до такого уровня, что после матча многим игрокам необходимо было какое-то средство, чтобы успокоиться и привести себя в норму.
Меня всегда считали игроком с холодной головой, железными нервами, хотя в действительности я человек неуравновешенный и легко возбудимый и много курю, чтобы снять напряжение.
В «Тоттенхеме» к любителям выпить относились спокойно. Я продолжал пить, и мне это стало нравиться. Ко времени перехода в клуб «Вест Хэм» я уже находился на начальной стадии алкоголизма: выпивка превратилась для меня в необходимость.
Однако по-настоящему я запил только после того, как ушел (сравнительно рано, в тридцать один год) из футбольной лиги. Именно тогда мне стала угрожать реальная опасность.
Слишком поздно я понял, что ушел из большого спорта, когда впереди у меня было еще немало лет настоящей игры. От своего бессилия что-либо изменить я хватался за горлышко бутылки. Но вскоре сама бутылка схватила меня за горло. Я стал ее рабом.
Зимой 1977 года я попал в больницу в наркологическое отделение психиатрической больницы в Колчестере, графство Эссекс. У меня была белая горячка, и когда меня из нее вывели, то предупредили, что я медленно, но верно свожу себя в могилу.
В лечебнице я увидел людей, потерявших человеческий облик, увидел загнанное выражение их широко раскрытых глаз, и в меня закрался страх, что я могу остаться там навсегда. Вскоре я потребовал, чтобы меня выписали.
Через несколько недель меня снова забрали в психиатрическую больницу, на этот раз в Уорли. Журналисты с Флит-Стрит пронюхали, что со мной происходит, и когда о моей болезни стало широко известно, я понял, что дальше катиться некуда.
Два года я состоял в обществе «Анонимных алкоголиков», но относился к нему недостаточно серьезно. Однако после газетной шумихи я понял, что должен самым серьезным образом следовать советам и рекомендациям, которые получал в этом обществе, иначе жизнь свою я утоплю в бутылке.
В то время меня постоянно преследовала мысль о Хью Галлахере – гении шотландского футбола, забившем несметное количество голов; он, как и я, играл в свое время за «Челси». С ним на протяжении всей моей футбольной карьеры меня постоянно сравнивали. Уйдя из футбола, Галлахер превратился в алкоголика. В сорок четыре года, потеряв семью, оставшись без друзей, всеми забытый, он спрыгнул с платформы под поезд и погиб.
Обо мне говорили, что я забиваю голы, как Галлахер. Может быть, меня ждет тот же путь на кладбище? Мысль о возможности такого конца не оставляла меня. И когда все вокруг рушилось, я знал, что есть край платформы, ступив с которого, я могу разом покончить со всеми бедами.
Мысль о самоубийстве приходила ко мне давно. Не раз в минуту глубокой депрессии я брался за бритву, чтобы перерезать вены. Но то ли склонность к долгим раздумьям, то ли трусость не дали мне довести дело до конца. Я был тогда действительно очень болен.
Мне повезло больше, чем Галлахеру. Вокруг меня были люди, друзья, которым я был небезразличен. Самыми верными среди них были Норман Куик и его чудесная жена Джин. Норман, фоторепортер с Флит-Стрит, уже двадцать лет мой ближайший друг. В самые беспросветные периоды моей жизни он и Джин помогли мне выжить, к ним обращалась Ирена, когда я устраивал пьяные скандалы дома.
Другой мой хороший друг, вызволявший меня из беды, – Дейв Ундервуд, председатель клуба «Барнет» южной лиги. За этот клуб я имею честь и удовольствие выступать во время футбольного сезона и сейчас.
В тот страшный период, чтобы как-то попытаться самому справиться со своей бедой, я было начал играть в «Брентвуде», а затем в «Челмсфорде», но из этого ничего не вышло, и я предался безудержному пьянству. И тут на выручку пришел Дейв Ундервуд, который, действуя тактично, деликатно, сумел вернуть меня в футбол, потому что знал: Джимми Гривсу без футбола придет конец. Если бы не его помощь, я был бы сейчас законченным алкоголиком.
О моей беде теперь в клубе «Барнет» знают все. В футбольном мире слава алкоголика – тяжкая слава, но для меня лучше, что это перестало быть тайной. Такое испытание необходимо. Оказавшись в центре внимания, я должен доказать всем, и в особенности самому себе, что у меня есть мужество и сила воли, чтобы справиться со своей бедой.
От алкоголизма избавиться непросто. К сожалению, это не просто «причуда». Но если удастся продержаться трезвым хотя бы день, то, значит, можно начать выруливать на правильную дорогу.
Живи сегодняшним днем, Джимбо. Все, что от тебя требуется, это прожить еще двадцать четыре часа без выпивки. И сегодня я не возьму в рот ни капли.
Меня часто спрашивают, как становятся алкоголиками? Ответ прост: для этого надо пить.
Вступив в общество «Анонимных алкоголиков», я понял, что «одна рюмка – много, а двадцать – недостаточно». Чтобы излечиться от алкоголизма, нужно пройти три этапа. Среди «анонимных алкоголиков» они известны как «три» «п». Первое – признание себя алкоголиком, второе – привыкание к новому образу жизни, третье – преодоление болезни.
Я прошел первый этап и, возможно, для многих самый тяжелый. Трудно признать себя алкоголиком.
Меня зовут Джимми Гривс. Я – профессиональный футболист. И я – алкоголик.
Свернуть

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 19 ноя 2017, 16:31 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 12 дней
Достаточно сделать попытку

Я – алкоголик. Долгое время я считала, что живу нормальной и достойной жизнью. Разрешала себе пить, каждый раз надеясь, что смогу это делать, не причиняя никому вреда. Полная потеря контроля над собой, бессмысленные и постыдные происшествия, провалы в памяти – все это казалось мне случайным. Я надеялась на свою волю и здравомыслие. Горькая правда о том, что я не имею сил вести нормальный образ жизни, что я разрушаю свою личность и приношу много боли другим людям, была невыносимой для моего самолюбия.

Моральные принципы, этические нормы, философские убеждения – всем этим я обладала в какой-то степени, но все это оказалось бесполезным для меня. При этом я зависела не только от алкоголя, но и от других людей, вынужденных решать мои проблемы. Будучи взрослой женщиной, женой и матерью, я вела себя как капризный ребенок, который хочет только удовольствий и приключений, но совершенно не в силах нести ответственность за свое поведение. Обвинения всех и вся в моих несчастьях, жалость к себе (или, наоборот, презрение к себе), ничего, конечно, не меняли. Кроме того, я не могла представить себе жизни "без праздников", а праздник – это непременно алкоголь. Задалась вопросом - как бросить пить алкоголь женщине ?

В АА я узнала очень много о своей болезни. О том, какие несчастья переживали из-за алкоголя люди гораздо более сильные, удачливые и волевые, чем я. Узнала, что с точки зрения медицины алкоголик неизлечим. Только сейчас вижу, как я была напугана всей этой информацией. В течение нескольких месяцев именно этот страх отбивал желание выпить и заставлял работать над Шагами нашей Программы. Я выполняла задания спонсора с таким рвением, как будто убегала от чудовища, которое хочет меня погубить. В какой-то мере так оно и было. Я была гораздо менее спокойной, чем теперь, и совершенно неуверенной в себе.

Осознание собственного бессилия – это еще не смиренное и спокойное отношение к нему. Несовершенство моей личности я воспринимала очень болезненно. Я могла любить и принимать себя только сильной, доброй, приятной и добропорядочной во всех отношениях. А неудачи – это потому, что не постаралась как следует, не заставила себя. Или другие помешали мне сделать так, как нужно.

Ох, уж эти другие! Они почти всегда были виноваты в моих неудачах. И в моем пьянстве тоже. Не прощая слабости себе, я конечно не могла простить и других. Я алкоголик и идеалист, принимаю мир, себя и других только в совершенном, идеальном варианте. Любые неприятности, собственные ошибки, недостатки других людей, бытовые трудности выводят меня из равновесия. Наступает уныние и депрессия. Алкоголь на какое-то время делал мир таким, каким я хочу его видеть. Конечно, это иллюзия, но я очень любила жить в этой иллюзии и не умела жить в мире настоящем. И не просто жить, а жить с доверием к этому миру, к такому, какой он есть, с верой в смысл всего происходящего, хорошего и плохого.

Сейчас я учусь жить в реальном мире. Я только в самом начале пути. Мне трудно воспринимать мир на трезвую голову. Для меня все еще очень большое значение имеют удовольствия, материальные блага. Лень каждый день трудиться, заботиться о других. Прошел страх перед алкоголем. И иногда я начинаю завидовать людям, которые могут пить, могут позволить себе это удовольствие. Чувство скуки, однообразия – так проявляется тяга к алкоголю. Несколько месяцев я ее не чувствовала. Она по-разному может проявляться, эта тяга. Недавно было просто острое желание отгородиться от всех дел и обязанностей, и напиться. Я не могу рационально это объяснить. Причина, видимо, очень простая – я алкоголик. И это – надолго.

Я знаю, что я свободна. Выбор – жить трезвой или пить – делаю я. Никто за меня не принимает решения. Высшая Сила не делает меня трезвой насильно. Я свободна, поэтому и ответственность за принятое решение лежит на мне. Сегодня я принимаю решение жить трезво. Я верю в то, что есть Сила, более могущественная, чем моя, чем сила людей, которые любили меня и все же не могли помочь. Не надеясь только на свою волю, я принимаю такое решение каждый день и прошу помощи об этом у Высшей Силы. Я верю, что с этой помощью я смогу обрести душевное равновесие, силы для решения всех моих проблем. Я учусь любить себя такой, какой я себя увидела – обыкновенной женщиной, со многими слабостями и недостатками. Я учусь не зависеть от мнения обо мне других людей. Окружающие меня люди могут вести себя по-разному. Их поступки или отношение ко мне могут поддерживать меня в трезвости. Но могут и невольно подталкивать меня к срыву. Что я могу сделать в этой ситуации? Пользуясь опытом других алкоголиков, привыкнуть к болезненным для меня, обижающим меня поступкам (или словам) других людей. Научиться проживать такие ситуации, не теряя здравомыслия, принимая то, что я не в силах изменить. Мне помогла в этом работа по Четвертому и Десятому шагам.

Ребенку трудно понять, почему нельзя питаться одними сладостями и получать каждый день новую игрушку. Ребенку очень нравится, когда его хвалят, восхищаются его достижениями, нравится быть в центре внимания. Для того чтобы любить, приносить кому-нибудь радость, жить полноценной жизнью – не обязательно быть совершенной личностью. Достаточно сделать попытку не быть ребенком в тридцать лет, отказаться от эгоистической роли потребителя. И уж во всяком случае, необходимо быть трезвой. Сегодня.

Лена (Москва)

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 19 ноя 2017, 16:33 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 12 дней
Чудо рядом со мной

Рос я скромным, застенчивым мальчиком, незапачканным, готовым прийти на
помощь, уступить место в автобусе, сказать "Вы" пожилому человеку. Женщина
была для меня больше, чем нежность и доброта, нечто очень возвышенное,
неземное. Мне хотелось общения с женщиной, но робость каждый раз становилась
на моем пути.
Вот тут и подвернулся под руку алкоголь. Выпив вина, я ощутил смелость и
раскованность, а, точнее, хамство, вседозволенность. Под хмельком я старался
находиться в центре внимания, кайфовал от своей значительности, всю ночь
рассказывал анекдоты. Свет настоящего мерк в сиянии моего собственного Я.
Когда действие вина проходило, я опять превращался в застенчивого парня. Лишь
вино было моим спасителем от робости. Даже занятия спортом не приносили
должного эффекта.
Четырехлетнее пьянство не отразилось на моем здоровье. Я был крепок, как бык.
Благодаря этому, я прошел военно-летную комиссию, и службу свою проходил в
летной части. Постоянные тренировки, полеты не оставляли излишков свободного
времени, да и жгучее желание выпить не посещало меня. Отсутствие в моем
рационе алкоголя привело к другой крайности. Я полюбил обильную, хорошую еду,
не забывая при этом девочек с текстильного комбината. Мысли и движения стали
ленивы, я походил на медведя, впавшего спячку. С радостью вырвался на
гражданку: пробуждение, счастье жизни, друзья, подруги. Но действительность
повергла меня в уныние. Из прежних знакомых - кто в тюрьме, кто в армии. И
меня подмяло под себя лечение старое и надежное - алкоголь.
Несколько лет прокантовался таким образом, а потом надоели и допинг, и
мимолетные связи, и вся бардачная жизнь холостяка. "Все, хватит, - сказал я
себе, - остепенюсь, буду пить в меру". Однако и с любимой женой мне скоро
стало душно, и, перефразируя слова песни, "в семилетний запой отправился
парень молодой".
Когда я всем и даже самому себе осточертел обещаниями типа: "все, завтра
брошу пить", я в первый раз обратился за помощью к врачу. Оттрясясь на
"сульфе", я твердо поклялся себе не пить нигде и никогда. Нарколог заверил
меня, что организм мой обновился и теперь чист, как стеклышко.
И поползли два года моей трезвости. Лучше бы я пил, как прежде. Каждый день,
каждый час, каждую минуту чувствовать себя лишним на этом "празднике жизни",
чувствовать, что я не такой, как все. Ведь тогда я считал, что пьяная жизнь -
это жизнь нормального человека. Бессонные ночи, одиночество обступили со всех
сторон. К старым, пьющим знакомым пути нет, а иных я не видел, ибо все кругом
пили, как лошади. Мне претило лгать, ссылаясь на болезнь печени или желудка,
чтобы отказаться от выпивки. И тогда я снова решил попробовать научиться пить
в меру.
Дальнейшее падение было стремительно: анонимные кабинеты, стационары,
кодирование, общество "Оптималист". Как в кошмарном сне, все это вихрем
пронеслось по моей жизни. Я уже убедился, что новый запой принесет только
беды, но отчаянно нырял в него, надеясь на благополучный результат. Тре-
бовалось лишь собрать волю в кулак. Собирал, и вновь жизнь возила меня мордой
по асфальту. "Слабак, ничтожество", - корил я себя бессонными ночами.
Алкоголь стремительно пожирал мой мозг, не оставляя времени на раздумья. Он,
делавший меня когда-то уверенным и счастливым, стал теперь моим палачом.
Глядя в зеркало, я видел пустые глаза, опухшее лицо, искаженное страхом. Я
стал опасен. Страх лишил меня нравственных барьеров, он все объяснял,
оправдывал любые действия. Контроль над жизнью полностью исчез, и я ждал
наступления конца. Месяца полтора я не принимал пищи, выпивал 20 граммов и
проваливался в небытие. Приезжала "скорая", меня откачивали, но я снова
выпивал роковые "20" и падал в бездну. Там, внизу, ждал меня дьявол,
беззвучно разевая в хохоте зубастую пасть и призывно махая когтистыми лапами.
Однажды, когда он уже вонзил свои когти в мое сердце, я заорал, обратившись к
Богу за помощью. Да-да, я, атеист, в эту минуту вспомнил о Боге!
В затылок мне ударил яркий свет и в одно мгновение растворил дьявола с его
цепкими объятиями. "Посмотри, парень отошел, дышит", - раздался над головой
удивленный голос. Это врач реанимации разговаривал со своим помощником. Они
уже отчаялись и похоронили меня, когда произошло воскрешение. Так, благодаря
реанимации, я познакомился с Высшей Силой.
Потом АА, и мое скудное существование начало приобретать очертание жизни.
Поездка в Ригу на трехлетие тамошней группы Анонимных Алкоголиков.
Возвращаюсь на родную Украину - и чувствую легкость. Исчез страх за
завтрашний день, теперь я не один. Сила воли ни при чем, когда дело касается
болезни. Больше не нужно "держаться" и бороться до остервенения.
Удивительное рядом, оно во мне самом, нужно только приложить усилие, чтобы
почувствовать и распознать его. Нужно захотеть этого.
Прошло уже больше двух лет без срывов и особых мучений. Конечно, бывает, что
я просыпаюсь в ужасе и в холодном поту, когда приснится, будто пригубил
первую рюмку Жена вскакивает вместе со мной, успокаивает и засыпает снова А я
еще долго сижу, не в силах уснуть, поверить в то, что это лишь сон, что на
самом деле я трезв. Видение разверстой в хохоте пасти еще изредка посещает
меня, но нет в ней былой уверенности и торжества.
Я - человек, в душе моей полно недостатков, но я готов к избавлению от них. Я
перестал критиковать, обличать корить других, чувствуя себя центром
мироздания. Я перепоручил свою жизнь Высшей Силе, подарившей мне ее. Я больше
не стесняюсь хороших чувств и готов отдать их ближнему. Я счастлив, что я в
АА, что вместе с Вами сегодня трезв.

Саша.

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 22 ноя 2017, 07:55 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 12 дней
phpBB [media]

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   В сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 22 ноя 2017, 10:45 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
6 месяцев 12 дней
*СПИКЕРСКОЕ ПОСЛЕ ПОЛУДНЯ*
"Разные люди расскажут о своем жизненном опыте. Каждый из них, рассказываясловами историю своей жизни своими и со своей точки зрения, описывает путь, приведший его к общению с Богом."
*Григорий Т.*(США)
_*Спикерское на группе АА"Вертикаль"*_
г. Подольск(Россия)
12.11.2017 года
https://yadi.sk/d/fcgvM8r13Po8cd

_________________
Стояли звери около двери. В них стреляли — они умирали


Наверх   В сети   Вниз
  
1 ... 12 13 14 15 16


Сейчас этот раздел просматривают:

CommonCrawl [Bot] (в этой теме) и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти: