Главная страница


Правила форума


Уважаемые форумчане и гости Форума, данный раздел является профильным и индексируемым, здесь мы оказываем взаимопомощь и психологическую поддержку алкоголикам и их родственникам, пожалуйста, воздержитесь от флуда, йумора и прочих безобразий, упражняйтесь в остроумии во флудилке, спасибо за понимание.

1 ... 36 37 38 39 40 41 42
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 19 июл 2018, 05:16 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
8 месяцев 21 день
Михахо написал(а):
OOа второе приключилось совсем недавно)
...и ? :-):


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 19 июл 2018, 05:17 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
1 год 6 месяцев 3 дня
Михахо, опять заливаешь бедным алкашам?


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 19 июл 2018, 05:24 
Аватара пользователя
Изображение  19 июл 2018, 08:16  Вылысыпыдыстка  написал(а):
OO...и ? :-):
Доброго утра) 25 марта 2014 г. Жить захотел а пить наоборот, расхотел)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 19 июл 2018, 05:26 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
8 месяцев 21 день
Михахо написал(а):
OOДоброго утра) 25 марта 2014 г. Жить захотел а пить наоборот, расхотел)
Доброго в сейчас :-|-:
У меня так каждый раз было,когда заканчивался запой :-)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 19 июл 2018, 05:26 
Аватара пользователя
Бобик сдох, доброго)
Ну да. Доношу или заливаю)) Слова, слова, слова...


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 19 июл 2018, 05:28 
Аватара пользователя
Изображение  19 июл 2018, 08:26  Вылысыпыдыстка  написал(а):
OOДоброго в сейчас :-|-:
У меня так каждый раз было,когда заканчивался запой :-)
Меня видишь как торкнуло, что до сих пор трезвый) Очень был пинок сильный, до сих пор лечу))


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 19 июл 2018, 05:29 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
8 месяцев 21 день
Михахо написал(а):
OOОчень был пинок сильный, до сих пор лечу))
ты же фигня :a_g_a:


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 19 июл 2018, 05:29 
Аватара пользователя
Долг зовет. Машей кличут) Солнечного дня, искатели Неба!


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 19 июл 2018, 05:31 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
1 год 6 месяцев 3 дня
Михахо написал(а):
OOСлова, слова, слова...
Parole, parole, parole, parole, parole


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 19 июл 2018, 08:30 
Аватара пользователя
Норм. Вступил в А.А. в возрасте 16 лет

«Мне просто хотелось умереть. Я помню мне было очень — очень одиноко».
До тех пор, пока мне не исполнилось двенадцать лет, я был образцовым мальчуганом в нашем городке — в школе у меня все было в порядке и я считался «добрым малым» в округе. Когда мне исполнилось 13 лет, моя семья переехала, и вот тогда я открыл для себя пиво и марихуану. Выпивка и курение помогали мне чуствовать себя вольготно и как бы «среди своих». И я решил, что нашел средство, как избавиться от одиночества. Пить было весело, это выглядело очень по-взрослому, я был «среди своих» и ощущал, что я среди своих, и что другие ребята принимают меня за своего.
Читать историю полностью
Норм. Вступил в А.А. в возрасте 16 лет

«Мне просто хотелось умереть. Я помню мне было очень — очень одиноко».
До тех пор, пока мне не исполнилось двенадцать лет, я был образцовым мальчуганом в нашем городке — в школе у меня все было в порядке и я считался «добрым малым» в округе. Когда мне исполнилось 13 лет, моя семья переехала, и вот тогда я открыл для себя пиво и марихуану. Выпивка и курение помогали мне чуствовать себя вольготно и как бы «среди своих». И я решил, что нашел средство, как избавиться от одиночества. Пить было весело, это выглядело очень по-взрослому, я был «среди своих» и ощущал, что я среди своих, и что другие ребята принимают меня за своего.
Для выпивки я использовал любой подвернувшийся случай и мне нравилось все, что с ней связано: вкус пива и как оно действует на меня. Однако, не всегда легко было достать «горючее», тут я обычно рассчитывал на старших братьев своих друзей, которые покупали мне его. Для меня эти парни были героями — невозмутимые, властные, никто ими не понукал, и они пили, когда хотели. Я хотел быть, как они. Удивительно, как я быстро изменился. В двенадцать лет я думал стать ментом (полицейским) или учителем, когда вырасту. А всего лишь через год все, о чем я мог думать уже сводилось к тому, чтобы скорее подрасти, чтобы я мог покупать пива столько, сколько мне надо, и при этом без всяких там вопросов.
В школе у меня начались неприятности из-за того, что по утрам я испытывал похмелье и меня трясло. Я не мог ни на чем сосредоточиться. Я даже не мог записывать домашние задания, где уж там — их выполнять. Мои родичи насели на меня из-за плохих отметок и хотели, чтобы я порвал с моими новыми друзьями, потому что они считали, что именно из-за этой новой компании я стал нервным, хитрым и вел себя странно. Они обвиняли других ребят в том, что у меня плохие отметки и продолжали предъявлять мне перечни того, что я не должен делать. «Тебе нельзя туда!», «Тебе нельзя сюда!». Я не мог больше терпеть скандалов и сбежал. Все что мне было нужно — это «словить кайф», и я знал только одно занятие — продолжать пить.
Я надеялся переехать жить к одному парню; у одного моего друга старший брат имел в городе свое жилье и я намеривался пожить у него. Но у этого парня были свои планы и, как я догадываюсь, он не хотел, чтобы у него околачивался какой-то пьяный пацан, и он сказал мне: «Отвали!» Вот тогда мне, действительно, стало страшно. Я думал, что могу положиться на этих ребят, а оказалось, что — нет. Я не мог положиться и на самого себя, но тогда я, конечно, этого не знал.
На тротуаре, около автобусной станции я нашел себе место и каждый день попрошайничая, набирал денег на пиво. Поверьте мне, там, где я покупал несколько банок пива, не спрашивают, то ли вам три года, то ли тридцать лет. У меня были большие намерения: найду какую — нибудь работу, может быть, в строительстве; сниму где-нибудь квартиру и куплю большой холодильник, где буду держать все свое пиво; я даже найду себе девушку.
Эти мечты развеялись как туман, когда меня задержали в украденном мною автомобиле. Я до сих пор не припомню, как на самом деле это все случилось. Кажется все произошло за одну минуту — я был на автобусной станции, а в следующий момент меня уже вытаскивал дорожный полицейский патруль из этого автомобиля за 300 км от дома. И все это случилось примерно через три года после того, как я выпил свою первую рюмку. Меньше чем за минуту, я изменил свое мнение по вопросу жить или не жить мне с родителями.
Моему отцу удалось убедить полицейских отпустить меня, и я отправился снова домой. К тому времени я уже понимал, что моя жизнь превратилась в хаос, но совсем не знал почему. Выпивку я не считал для себя проблемой, я сам для себя был проблемой. На время я перестал пить, так как боялся снова оказаться на улице, да и родители каждую минуту следили за мной. Я вернулся в школу, и временами мне думалось, что я схожу с ума: не знаю почему и чего я боялся тогда. Все это было чересчур для меня, и мне просто хотелось умереть. Я помню, мне было очень и очень одиноко.
Как-то меня пригласили на вечеринку к парню такого типа, с которыми родители хотели, чтоб я водился, но таких ребят я уже видел раньше. И родители этого парня позволили ему , чтобы на этой вечеринке было много, я имею в виду по-настоящему много, спиртного. До этого без выпивки я так плохо себя чувствовал, что подумал, что «пара рюмок» не повредит. Они только помогут. И действительно, помогли. Они помогли мне смеяться, танцевать и пригласить девушку погулять. Мы сней стали совсем близкими, и я стал новым человеком. Ее друзья были моими друзьями, они приглашали меня в свои компании.
Мы пили, когда родителей не было, и мы пили и когда они были дома. Никто не придавал значения выпивкам — лишь бы мы не садились за руль автомобиля пьяными. Родственники кого-либо из ребят обычно отвозили нас домой. Мои родители так были рады новым друзьям, что они не заметили, что я снова начал пить. Они доверяли мне и перестали ждать моего возвращения домой, принюхиваться ко мне и расспрашивать меня о чем-либо.
Выпивки в компании мне уже было мало, и на следующий день мне бывало так плохо, что первым делом утром я старался пропустить несколько банок пива. Через пару месяцев я уже пил по утрам, по вечерам, в обед и после школы. И тогда мои родители спохватились и буквально притащили меня к нашему семейному доктору. Он поместил меня в детоксикационный центр, где я избавился от колотуна и слышал, как члены А.А. рассказывали о себе.
Удивительно было слушать, как эти люди, намного старше меня, рассказывали о том, что они выделывали, когда пили. А один выступавший сказал, что его сын занимается по программе А.А. и как раз сейчас заканчивает среднею школу. Что-то очень важное происходило тогда во мне, потому- что впервые я подумал: «Может, если я не буду пить, тогда мне не надо будет кончать с собой, и я смогу окончить школу ?!» После собрания А.А. один из выступавших дал мне номер своего телефона и попросил меня позвонить ему в день выписки из центра. Он дал мне пару брошюр, но я не смог их читать, так как все еще не мог как следует сосредоточиться.
Вот в тот день, когда я вышел из детоксикационного центра, этот малый взял меня с собой на собрание группы А.А., и я был изумлен, я был просто поражен увиденным. Это была молодежная группа А.А., и там были все те ребята, которых я всегда боялся, то есть всякие ребята, я ведь боялся всех.
Там были всякие бродяги, ребята с длинными волосами, с лентами на головах и в заношенных джинсах. Были девушки, которые выглядели так, словно они состоят в изысканном загородном клубе, были другие девицы, походившие на членов мотоциклетных банд. Я почувствовал, что здесь собрались представители всех тех слоев, к которым я никогда не мог приноровиться. И все они были здесь, в одной комнате, все находили общий язык друг с другом, и все были равны между собой. Впервые за все время я почувствовал, что может быть и я смогу найти общий язык с ними, что может эти люди хотят, чтоб я был с ними, они ведь не пытаются от меня избавиться. Рядом со мной сидел один парень, он был примерно моего возраста. После собрания он позвал меня в кафетерий и сказал: «Я знаю, как ты себя чувствуешь.» Я не мог поверить, что кто-то знал как я себя чувствую. Пока я пьянствовал, никто не понимал меня, потому что, хотя мои друзья пили много, они никогда не попадали в беду.
С того вечера я хожу на собрания группы А.А. и больше ни разу не выпивал. Воздерживаться от первой рюмки каждый раз всего лишь один день не так уж трудно по сравнению с тем, как учиться жить. У меня было много путанных, беспорядочных чувств и мыслей о себе и о других людях. А в А.А. я нахожу не только способ оставаться трезвым, но и обучаюсь тому, как жить. В А.А. я познал обалденную для себя новость: несмотря на то, что я далеко не всегда чувствую себя очень хорошо, я способен предпринимать кое-какие действия. Есть дела, с которыми я справляюсь, как например, посещение многочисленных собраний А.А. У меня есть надёжные друзья, в их числе мои родители. Теперь они действительно мои друзья. В школе у меня всё в порядке, хотя бывает иногда трудновато, так как я много пропустил. Но каждый день я делаю всё от меня зависящее и стараюсь не слишком расстраиваться, когда не получается так, как я хотел.
Свернуть

Перепечатано из брошюры "Молодёжь и АА"
Анонимные Алкоголики в России https://www.aarus.ru/


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 20 июл 2018, 11:12 
Аватара пользователя
История Лидии
Здравствуйте. Меня зовут Лидия. Я алкоголичка. Да, алкоголичка, и сегодня я говорю об этом без стыда и отчаяния. С улыбкой и гордостью я произношу эти слова…

Я родилась нежеланным ребёнком в пьющей семье. Мои мать и бабушка пили. Отца я не знала. В моё детство алкоголь принёс беду и страдания. Мою бабушку убил один из собутыльников, мать вконец спилась, меня отправили в детский дом. Тогда в детстве я поклялась себе, что никогда в жизни я не возьму в рот ни капли спиртного, что мои будущие дети будут любимы и счастливы, что они никогда в моём доме не увидят пьяных рож, попоек и дебошей...
Читать историю полностью
История Лидии
Здравствуйте. Меня зовут Лидия. Я алкоголичка. Да, алкоголичка, и сегодня я говорю об этом без стыда и отчаяния. С улыбкой и гордостью я произношу эти слова…

Я родилась нежеланным ребёнком в пьющей семье. Мои мать и бабушка пили. Отца я не знала. В моё детство алкоголь принёс беду и страдания. Мою бабушку убил один из собутыльников, мать вконец спилась, меня отправили в детский дом. Тогда в детстве я поклялась себе, что никогда в жизни я не возьму в рот ни капли спиртного, что мои будущие дети будут любимы и счастливы, что они никогда в моём доме не увидят пьяных рож, попоек и дебошей.

С самого детства я чувствовала себя особенной, талантливой, я была замкнута, у меня было мало друзей, хотя сверстники хотели со мной общаться. Среди них я чувствовала себя скованно и неуютно, мне всегда чего — то не хватало. Я старалась отстраниться, уединиться. Писала стихи, рассказы, читала книги, хорошо училась.

Я хотела побыстрее покинуть детдом и стать свободной.

Закончила школу, поступила в медицинское училище. И опять я гнала время — побыстрее закончить и начать работать.

Многие сверстники уже пробовали алкоголь. Предлагали и мне, но я отказывалась. Всем было весело, а мне одиноко. Одиноко среди людей.

В день моего 19-летия я всё — таки решила попробовать спиртное, решив, что это будет первый и последний раз. «Я только попробую и всё» — говорила я себе — «Только один раз и всё. Ведь пить, как мама я не буду, потому что не хочу!». В тот момент, выпивая эту роковую первую в жизни рюмку, я не знала, что я обречена.

Я родилась алкоголиком!

«Только попробовав», я не могла понять какое — то время спустя, почему меня куда — то тащат, почему мои светлые брюки перепачканы землёй и зеленью, почему на мне только один туфель???

Так в мою жизнь вошёл алкоголь. Потом мне рассказывали про меня. Мне было смешно и стыдно. И с тех пор в моей голове поселились двое. Позже я стала называть это «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда», когда посмотрела этот фильм. Случайно посмотрела. Эти двое в моей голове всегда спорили — выпить или нет. Всегда побеждал Хайд. Всегда. Я думала, что выпью немного, чтобы успокоить нервы, снять стресс, головную боль, усталость. Выпью немного для смелости, ради уважения, от радости. Только немного и всё. И я выпивала. Потом ещё, ещё и ещё. Мне было непонятно, почему я пью эти ещё и ещё. Я не понимала, почему некоторые люди выпьют немного и больше не хотят!

Я закончила медицинское училище и устроилась на работу. Я была несчастна. Мне было мало любви, внимания, денег, всего мне было мало. Мне было жаль себя. Мне казалось, что я умная, талантливая, красивая, но меня не ценят, меня не понимают. Я выпивала и становилось легко. Я легко могла общаться, работать, знакомиться, решать проблемы. Алкоголь решал всё.

В 21 год я вышла замуж, родила сына, через два года родила дочь. Всё, как я мечтала. Вроде бы вот оно — Счастье! Живи и радуйся! Только вот муж попался «козёл» и свекровь «стерва». А самая виноватая в моей жизненной драме — моя мать.

Во всех моих несчастьях, ошибках, несдержанных обещаниях, несбывшихся надеждах были виноваты мать, сестра, муж, свекровь, дети, друзья. Кто угодно, только не я! И поэтому, как мне казалось, я пила. У меня даже мысли не приходило, что я пила, потому что я — алкоголик!

Алкоголь стал неотъемлемой частью меня. Я не могла без него обходиться. В душе была дыра, пустота. Заполнить эту пустоту не смог никто — ни семья, ни дети, ни друзья и ничто — ни работа, ни хобби, ни развлечения. Только алкоголь мог заполнить её. Я стала пить одна, пряча алкоголь в разные места, чтобы никто не нашёл и не отнял. Я потеряла работу. Виноваты были коллеги — подставили. Устроилась на другую. Там тоже у меня были заначки. Я пропивала всю зарплату.

Мои дети просили меня не пить. Я обещала и снова пила.

В конце концов от меня стали отворачиваться те, кто меня любили были мне дороги. Я очень хотела прекратить пить, но не могла.

Мой, теперь уже бывший, муж разыскал моего отца. Отец оказался значимым человеком. Муж думал, что имея такого отца, я побоюсь пить. И я тоже так думала. Но, увы…

Я твёрдо решила бросить пить! Нашла в газете объявление. Сказала мужу, детям и поехала кодироваться. На приёме у доктора от кодировки отказалась, т. к. доктор сказал, что, возможно, я не алкоголик и предложил мне попробовать принимать гомеопатические препараты. Я обрадовалась, заплатила 2000 рублей (это был 2004 год), взяла пилюли, инструкцию к применению и поехала домой. Я строго принимала пилюли неделю. Затем тоже строго, не пропуская, но запивая их алкоголем. Я выпила их все, как доктор прописал.

Это было безумие! Я пыталась успокоить нервы корвалолом или феназепамом, но потом пила и то, и то. У меня начали отниматься ноги. Я старалась идти домой, но не доходила. Я опаздывала на встречи на один или несколько дней. Моё пьянство продолжалось и днём, и ночью.

Муж грозил разводом, дети меня стеснялись, коллеги в лицо называли алкоголичкой, друзья не открывали двери. Я чувствовала себя брошенной, никому ненужной. Мне было стыдно, мне было страшно, мне было больно и обидно. За что мне это?

Я представила себя вонючей оборванной бомжихой с непонятной внешностью, с опухшей синей рожей. Мне стало очень страшно. Я поняла, что это мой конец. Страх полной деградации, страх социальной смерти. НЕТ!!! Я лучше умру сейчас, чем ТАК закончу! Я поднялась на крышу пятиэтажки. Внизу была дорога. Закурила. Вот и всё. Мне 33 года, а жизнь моя, похоже, закончилась.

Это был конец моего последнего запоя длиною в год. Я не спрыгнула с крыши в тот зимний вечер. Ноги привели меня к моей коллеге — терапевту. Добрая женщина. И как я была глуха, возомнив, что мне не сочувствуют, что меня не понимают. Я была удивлена тому, что она, выслушав меня, она отнеслась ко мне с такой теплотой и глубоким пониманием! Сегодня её уже нет в живых, но моя благодарность безгранична. Она мне оказала помощь в принятии решения и всяческую поддержку.

27 декабря 2005 года я уже лежала в наркологии. Там я встретила трезвой Новый 2006 год. Там лежали такие же бедолаги, как и я. Там от доктора Андреева П.И. я узнала, почему эти двое спорили в моей голове (потому что я больна психически), почему я не могу остановиться, когда начинаю пить (потому что у меня физическая тяга к алкоголю) и почему я чувствую себя одинокой и жалкой, когда я не пью (потому что я больна духовно). Он сказал, что это симптомы болезни, которая называется алкоголизм и эта болезнь прогрессирует и ведёт к смерти. Он сказал, что с этой болезнью можно жить, если не пить совсем. Все мои страхи подтвердились, и надежды, казалось, нет. Как это возможно? Я не могла не пить! Мне было плохо трезвой! А пить я тоже уже не могла!

В отделении я увидела энцефалопатов. Печальные осложнения алкоголизма… Медленная и мучительная смерть.

Я спросила доктора: «Как же жить дальше?» На мой вопрос он просто протянул мне через стол книгу «Анонимные Алкоголики». Так я вышла из наркологического отделения психушки с диагнозом: Хронический алкоголизм II стадии и с решением неразрешимой проблемы. Такой я пришла на группу АА » Домашний Очаг». Адрес мне дал всё тот же врач — Павел Игоревич.

Сегодня я знаю вкус счастливой, радостной трезвости! Сегодня я благодарна Богу за мою болезнь, ибо без неё я не смогла бы стать той, какая я есть! Решение проблемы дают действия по Программе АА 12 Шагов!

С той поры я больше не пила.

Моя репутация полностью восстановлена. У меня есть семья. У меня трое детей. У меня есть любимая работа.

Не всё гладко в моей жизни. Много невзгод и испытаний выпадает.

Но самое главное, что у меня есть — это АА.Бог вернул меня от ворот АДА, чтоб я рассказала сегодня, что решение есть!

Спасибо.

Трезвая с 27 декабря 2005 года
Свернуть

Анонимные Алкоголики в России https://www.aarus.ru/


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 21 июл 2018, 10:07 
Аватара пользователя
Боб. Вступил в А.А. в возрасте 18 лет
«Просыпаясь утром, я больше не ломаю голову о том, что я делал прошлым вечером».
К восемнадцати годам я уже каждый день употреблял алкоголь или другой наркотик. По сложившейся привычке я вставал в 9:30 (или когда проснусь, в зависимости от того, как я провел прошлый вечер) и шел в винный магазин к десяти утра, когда он открывался. Чтобы избавиться от похмелья, тошноты и трясучки, я покупал что-нибудь из того, что пил вчера.
Потом я садился за руль автомобиля и ехал за город, где я пил и блевал, пил и блевал до тех пор, пока спиртное не попадало внутрь и не усваивалось, и это избавляло меня от трясучки.
Читать историю полностью
Боб. Вступил в А.А. в возрасте 18 лет

«Просыпаясь утром, я больше не ломаю голову о том, что я делал прошлым вечером».
К восемнадцати годам я уже каждый день употреблял алкоголь или другой наркотик. По сложившейся привычке я вставал в 9:30 (или когда проснусь, в зависимости от того, как я провел прошлый вечер) и шел в винный магазин к десяти утра, когда он открывался. Чтобы избавиться от похмелья, тошноты и трясучки, я покупал что-нибудь из того, что пил вчера.
Потом я садился за руль автомобиля и ехал за город, где я пил и блевал, пил и блевал до тех пор, пока спиртное не попадало внутрь и не усваивалось, и это избавляло меня от трясучки.
Я фантазировал, что мне надо было бы родиться лет на 150 раньше, когда я мог бы стать ковбоем, кем-либо наподобие охотника на буйволов например, и я мог бы жить сам по себе и люди никогда бы не узнали обо мне. Таким образом я проводил много времени на проселочных дорогах в районе Пэнхэндл штата Оклахома, гонял по высохшим руслам рек свой пикап с бочонком виски. Я оправдывал свое поведение до такой степени, что рассуждал так: «Этим все и заняты, этим заняты все ребята моего возраста, это то, что нам и надо делать».
У меня был один друг, который не пил, но позволял мне околачиваться около него даже, когда я был пьян «вусмерть» или находился в полной отключке. Я сажал его в мой пикап и мы уезжали в равнины Пэнхэндл и в высохшие устья рек, где жили индейцы. Мой друг не имел предрассудков на мой счет и заботился обо мне. Он много говорил о том, что он называл «моя программа», но никогда не рассказывал о ней подробно. Я и понятия не имел, что программа, о которой он говорил, была программой Товарищества «Анонимных Алкоголиков». О том, что он делал, он рассказывал простыми словами. Он не говорил, что бросил пить, а всего лишь, что вот сегодня он не пьет, что он не пьёт по одному дню каждый раз, что когда он не пьян, то получает столько удовольствия от общения с природой. Он поделился со мной своим соображением о том, что мне не следует как-то подогравать свои чувства, чтобы я мог чувствовать то, что я хотел ощущать, и быть частью чего-либо. Примерно в это время я начал «оседать на дно» до такой степени, что захотел что-нибудь предпринять насчет моего пьянства.
Да, я ходил на собрания групп А.А., но в то же время я совсем не мог слушать. Всё же я уловил некоторые простые мысли: «По одному дню каждый раз», «Не усложняй», «Не ломись в открытую дверь». Простые установки, вроде этих, стали задевать меня, попадать в цель. Я понимал, что мне нужно научиться «притормаживать». Я всегда был подобно бегуну на 100 м., который вечно сходит с половины дистанции и никогда не добирается до финиша. Точно также я повел себя в А.А. Я хотел понять программу, но не хотел слушать ничьи объяснения на эту тему, я хотел постичь программу по-своему, своим путём. Не раз я слышал: «Когда вынырнешь настолько, чтобы алкоголь не доходил до ушей — тогда начнёшь слушать других.» На собраниях А.А., которые я посещал, я оставался с глазу на глаз с людьми с двадцатилетним стажем трезвости и с теми, кто только что пришел на свое первое собрание… пьяными. Я там был не хуже и не лучше других, столь же важная персона, как и все остальные, и в то же самое время такой же обыкновенный, как и все. Мне там было хорошо.
Теперь, живя трезвым, я не испытываю при первой встрече с незнакомыми людьми того прежнего, выворачивающего душу наизнанку чувства. Я не беспокоюсь: «А что они подумают обо мне?». У меня нет больше прежней постоянной боязни внешнего мира. Как только мне покажется, что весь свет начинает, как бывало, сходить с ума, в этом случае мне надо всего лишь посмотреть на себя и убедиться, что это я схожу с ума, а не мир вокруг меня.
Я думаю, что в прошлом, что бы я не делал, я был не в состоянии показать людям, как я к ним на самом деле отношусь, что я люблю их, что они мне не безразличны. Теперь я обрёл свободу заботиться о других и свободу показывать это. Это великая свобода — быть независимым от алкоголя, но это также великое чувство — испытывать любовь, которую раньше ты никогда ещё не испытывал.
Просыпаясь утром, я больше не ломаю голову о том, что я делал прошлым вечером. Мне не надо никому звонить, чтобы узнать, хорошо ли я провёл вчера время. Мне не надо тревожиться, не пил ли я из чужого стакана, принадлежавшего человеку, больному какой-нибудь болезнью, и не курил ли я чей-то ветеринарный транквилизатор. И просыпаясь утром, что очень важно для меня, я не думаю о том как бы напиться, когда сегодня я первый раз тяпну, где найти денег. Что такое быть трезвым — не поддаётся описанию. Это прежде всего ощущение, что ты свободен. Трезвость — величайший дар, который я когда-либо получал, дар, в котором я никогда не нуждался, а теперь — счастлив, что им владею.
Свернуть

История перепечатана из брошюры "Молодёжь и АА"
Анонимные Алкоголики в России https://www.aarus.ru/


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 22 июл 2018, 10:38 
Аватара пользователя
История Андрея
Привет. Меня зовут Андрей. Я алкоголик.

У моих родителей я единственный и любимый ребёнок. В моём детстве алкоголь ассоциировался с праздничными застольями. В наш дом приходили в гости достаточно солидные люди. Мне, будучи ещё совсем мальчишкой, было интересно, почему эти взрослые люди становились более добрыми, более щедрыми, более весёлыми и более открытыми, когда выпивали.

И вот однажды, мне тогда было 12 лет, один из моих сверстников позвал меня и моего приятеля к себе в гости. Взрослых дома не было. Ну, и этот парень сказал, что у его бабушки есть спирт и предложил выпить. Мой приятель отказался. Меня же подогревало моё любопытство. Я хотел испытать на себе эффект алкоголя. Естественно, я сразу согласился!...

Читать историю полностью
История Андрея
Привет. Меня зовут Андрей. Я алкоголик.

У моих родителей я единственный и любимый ребёнок. В моём детстве алкоголь ассоциировался с праздничными застольями. В наш дом приходили в гости достаточно солидные люди. Мне, будучи ещё совсем мальчишкой, было интересно, почему эти взрослые люди становились более добрыми, более щедрыми, более весёлыми и более открытыми, когда выпивали.

И вот однажды, мне тогда было 12 лет, один из моих сверстников позвал меня и моего приятеля к себе в гости. Взрослых дома не было. Ну, и этот парень сказал, что у его бабушки есть спирт и предложил выпить. Мой приятель отказался. Меня же подогревало моё любопытство. Я хотел испытать на себе эффект алкоголя. Естественно, я сразу согласился!

Мы выпили вдвоём по 100 граммов разведённого спирта. Мне стало легко и комфортно. Я почувствовал себя сильным, смелым и свободным. Пацан хотел убрать бутылку, но мне хотелось выпить ещё. Я выпил один. Потом ещё выпил… Всего я выпил в тот день около 300 граммов чистого! Спирта. В тот первый день своего употребления я напился буквально в течение получаса.

Пацаны вели меня домой. По дороге я вёл себя непристойно: оскорблял старушек, приставал к мужчинам и просил закурить. Я думал, что всё было круто.

Ребята довели меня до дома, позвонили в дверь и убежали.

Дома мама вызвала мне скорую. Меня увезли в реанимацию.

Утром мне было стыдно за своё поведение. Но больше, чем стыдно, мне стало страшно, что теперь родители накажут меня и больше не отпустят гулять с пацанами, что означало конец моей свободе!

Из больницы меня забирала мама. Меня, естественно, ругали и «допрашивали с пристрастием» Я старался уклончиво отвечать на вопросы родителей. Я очень боялся, что меня не отпустят гулять, и поэтому клятвенно обещал своим родителям, что больше никогда не возьму в рот ни капли спиртного. Однако всё равно был наказан. Но вот эффект, вызываемый алкоголем, очень хорошо запомнился мне, и мне всё-таки хотелось испытать его вновь. Я часто думал об этом.

Второй раз я выпил через полгода. Потом ещё раз. И ещё… Мои выпивки учащались и почти каждый раз я напивался. Исключение составляли случаи, когда алкоголь у меня заканчивался, а денег больше не было. Деньги я просил у родителей на обеды, на пирожки, на тетради, а тратил на алкоголь. Часто просто крал деньги у родителей.

Чтобы свободно выпивать дома с друзьями, я спроваживал родителей в гости.

Шёл 1995 год.

Моими кумирами были криминальные авторитеты. Заветной мечтой было сколотить свою группировку, в которой я был бы лидером. Мне хотелось стать таким, чтобы при виде меня люди испытывали страх и уважение. Со сверстниками мне было неинтересно, и я старался общаться с пацанами постарше. Алкоголь помогал мне самоутверждаться, я чувствовал свою харизму. И ещё уверенности в моих лидерских качествах придавало поощрение со стороны старших пацанов. Но и среди них я старался быть лидером.

В деньгах особой нужды не было, так как я всегда мог украсть или отобрать то, что я считал нужным. Везде я стремился быть первым, быть победителем. «Если у меня будет авторитет» — думал я — «то всё остальное — деньги, власть, любовь, будут по-любому.»

Алкоголь играл важную роль в моей жизни. Он раскрепощал, придавал уверенности в себе, в своей силе, полностью изменял атмосферу общения.

Тогда мне было 16 лет, и мне как-то нужно было закончить школу. Учился я неважно. Да и как раз в то время я встретил любимую девушку. По утрам чаще всего в школу я шёл с сушнячком и лёгким головокружением. Похмелье переносил хорошо. Хотелось, чтобы побыстрее заканчивались уроки, и опять начиналась «жизнь» — свидания с девушкой, «стрелки», разборки, крутые тусовки, сопровождавшиеся, как правило, распитием спиртного.

На «стрелки» мы ходили обычно трезвые, но потом, естественно, «накатывали», чтобы снять напряжение, поговорить «за жизнь», да и вообще, такая жизнь мне казалась единственно нормальной.

Пил я каждый вечер и школу закончил с трудом. Продолжил обучение в ГПТУ.

Моя девушка говорила мне, что я пью слишком много для обычного человека. А я и не считал себя обычным и не заморачивался по поводу, много я пью или мало. Я просто пил, и меня всё устраивало. А вот её, видимо, не устраивало. Тогда я решил, что всё-таки стоит поучиться пить поменьше, тем более, что среди моих друзей были такие, которые не напивались.

В училище на занятия я приходил обычно пьяным, то в большей, то в меньшей степени. Сокурсники меня побаивались, т. к. я в любой момент мог отобрать деньги, обед, проездной билет или избить. За драки я стал часто попадать в милицию, немного позже попал под следствие.

Вечерами мы продолжали бывать в барах и на дискотеках. Как я ни старался, меньше выпивать у меня не получалось, я продолжал напиваться. Моей девушке это всё больше не нравилось, и в наших отношениях стали возникать разногласия. Всё чаще и чаще она стала упрекать меня в том, что я много пью. Я был согласен с её доводами, но с собой сделать ничего не мог. Я давно уже понял, что как только я начинаю пить, остановиться я уже не могу, и с каждой выпитой рюмкой выпить ещё мне хотелось не меньше, а больше! Я видел это, но другой жизни я себе не представлял и бросать пить не собирался.

Тогда вошло в моду употребление наркотиков. Популярными были героин и «винт». Частенько стал я слышать от своих друзей о том, как кто-то из них употреблял. Я всегда был за любой «кипиш», и мой интерес подогревался с каждым разом, когда речь заходила о наркотиках. «Ничего криминального не произойдёт, если я уколюсь пару-тройку раз!» — размышлял я. Увидев как-то наркоманов «на кумарах», я не передумал, а наоборот, укрепился в своём решении попробовать. «Ведь я не такой, как они» — думал я — «со мной такого не будет, потому что я сильный.» И ещё я думал, что уж если я могу легко переносить похмелье, то такое состояние тоже перенесу легко. Тем более, что приятели рассказывали, какой клёвый эффект даёт употребление, что для сомнений вообще не было места, хотелось только новых ощущений.

Впервые уколовшись «винтом», я почувствовал прилив сил, какую-то новую энергию, ясность мыслей. «Вот так, с помощью «винта», — пришло открытие в мою голову — «я легко смогу теперь пить понемногу». Я думал, что нашёл решение, но это была очередная иллюзия. Чуть позже я испытал на себе героин.

Кое-как мне удалось окончить ГПТУ.

Некоторых моих друзей посадили в тюрьму. Друзья и родители пророчили, что и «по мне тюрьма плачет». Моим спасением, как я сейчас понимаю, стала повестка в армию. Меня призвали в ряды ВС. В армию я уходил, надеясь стать героем. Мечтал попасть в Чечню. Моя девчонка провожала меня, но обещаний ждать не давала.

В учебной части, где началась моя служба, был строжайший запрет на спиртные напитки, как, наверное, и в любой другой части. Но запрет — не моя тема! Я напился в первой же своей увольнительной, в которую был отпущен в связи с приездом моей мамы навестить меня. Напившись, я умудрился потерять солдатский ремень. В расположение батальона я пришёл пьяный, прихватив с собой мамины гостинцы и чекушку водки. Гостинцами поделился с сослуживцами, а вот водки самому было мало. Перелив содержимое чекушки во фляжку, я долго не мог решить, куда же деть пустую тару — боялся спалиться. Наконец, решил выбросить её в окно, что и сделал, недолго думая. На улице поднялся шум! Оказалось, бутылка упала чуть не на голову замполита, задев козырёк его фуражки.

Этот инцидент повлёк за собой штрафные санкции — мне влепили 10 нарядов вне очереди. Но более этого, меня уязвило осуждение со стороны офицерского состава и некоторых сослуживцев. Офицеры стали называть меня алкоголиком.

Армейская жизнь меня не очень то устраивала, всё как-то было не по-моему. В жизни я не привык подчиняться чьим-то приказам, и моё самолюбие бунтовало. Мне нужна была власть над людьми. Многих моих сослуживцев я держал «на коротком поводке», стараясь создать комфортные условия для своего пьянства. Здесь я добивался желаемого силой, хитростью и обманом.

На втором году службы, устав от пьянства и проблем с командованием, я вдруг принял решение бросить пить и заняться спортом, что сразу же начал претворять в жизнь. После дембеля я планировал создать семью, устроиться на работу, добиться уважения и успеха в будущем. Мне захотелось жить, как все нормальные люди. К старому образу жизни я возвращаться не хотел. Последующие полгода я достиг определённых успехов в спорте. И тут, незадолго до «дембеля», я неожиданно попал под следствие, избив сослуживца. При этом я был трезвый, т.к. уже какое-то время не пил. Моя девушка сообщила мне, что меня не ждёт и встречается с другим парнем.

Выйдя за ворота своей части, я сразу напился. Не знаю, как так вышло, но домой я приехал пьяный, бухал ещё две недели и никак не мог остановиться…

Похмелье было тяжёлым: сильно болела голова, мутило, тошнило, было очень плохо. Всё-таки кое-как выходился.

Это был 2003 год. Многие мои друзья всё ещё сидели в тюрьмах. Я часто задумывался об этом и понимал ошибочность своих старых убеждений по поводу авторитетов. Поняв это, я решил поменять свои жизненные приоритеты и устремления. Считая себя умнее и успешнее моих друзей, я укрепился в уверенности, что смогу изменить свою жизнь и добиться успеха в карьере. Я несколько раз устраивался на разные предприятия, пытаясь найти работу по душе, но задерживался там недолго. Причину своей неудовлетворённости я видел в других людях. Не находя, как мне казалось тогда, понимания и поддержки, я считал, что коллеги постоянно «косячат», начальники слишком придирчивы ко мне. Меня злило, что они не видят, как мне казалось, элементарного! Иногда доходило и до рукоприкладства.

В конце концов я вновь «забивал» на всё и шёл пить. Быстро находились друзья, которые «действительно меня понимали» — это собутыльники.

И заявляясь домой со «своими принципами», я не находил понимания у родителей. Что мне оставалось? Только пить. И чем больше я пил, тем больше укреплялся в своей уверенности, что я прав, а все они не правы. И поэтому именно они виноваты в том, что я снова и снова прикладываюсь к бутылке. Ведь я старался, как мог, для них же старался, не для себя, но они были ко мне несправедливы!

Правда, родителей мне было действительно жаль. Я видел, как они страдают.

Старые друзья начали один за другим освобождаться из мест заключения. Эти встречи опять же сопровождались пьянками. Ну как не выпить с корешем за встречу?! Кутёж переплывал в очередной запой.

Мать тихо плакала, отец уговаривал закодироваться. Я согласился.

После кодировки уехал в Москву. Я думал, что в другом городе я найду доходную работу, и моя жизнь изменится. Тем более, что я под кодировкой уж точно не запью! Я действительно верил в это! И устроился я в Москве неплохо, и работу хорошую нашёл… Через три месяца у меня начался страшный загул и , спустя ещё две недели, мне пришлось уволиться. Вернувшись в Кострому пьяным, без гроша в кармане, я плёл своим родным и друзьям, как скверно обошёлся со мной начальник!

Алкоголь уже не приносил мне такого удовольствия, как раньше. Он стал превращаться в необходимость, чтобы хоть как-то облегчить моё душевное и физическое состояние. С утра меня пробивал пот, гудела голова и мутило. Одна бутылка водки, как минимум, требовалась мне ежедневно.

Но, несмотря на такое положение вещей, я продолжал верить, что я в состоянии контролировать ситуацию, и что очень скоро жизнь моя наладится.

Временами, немного просыхая, я снова уезжал в Москву и устраивался на работу, но через недолгое время снова и снова срывался.

Так я колесил из Костромы в Москву и обратно в течение трёх лет.

В один из моих отходняков мой знакомый «угостил» меня дозой «винта», предложив дозой снять тяжёлое похмелье. Это был бальзам на душу! С тех пор наркотики прочно вошли в мою жизнь, как и алкоголь. Я снимал похмелье наркотой, а отходняки и кумары заливал бухлом, считая, что всё под контролем. Но скоро я понял, что не могу контролировать ни употребление алкоголя, ни употребление наркотиков, ведь пил я до тех пор, пока меня не вырубало и употреблял до того состояния, пока не начинало сводить тело! И мне всегда было мало.

Каким-то непонятным образом у меня завязались отношения с девушкой. Со временем мне стали дороги эти отношения, но между нами всегда вставало моё употребление. Она то уходила навсегда, то возвращалась. Я же пытался навязать ей свои взгляды на жизнь, всегда оправдывая своё употребление и пьянство то очередной потерей работы, то её обидами. За эти пять лет, что мы прожили вместе, я три раза кодировался, то ради неё, то ради себя. Но, каждый раз, идя на кодировку, я обманывал врачей, умалчивая о том, что я употребляю ещё и наркотики, таким образом оставляя себе, как бы, дорогу назад. Я был нечестен с врачами в том, что не говорил правду о том, как много и как часто я пью, чтоб они не посчитали меня хроном. Я пил не просыхая, но уверял врачей, что выпиваю пару раз в неделю, просто не знаю нормы. Я вообще не мог честно разговаривать с людьми, которые пытались серьёзно поговорить со мной о моём употреблении и о том, как мне не употреблять. Я и хотел бросить пить и употреблять, и боялся своей потенциальной трезвости. Она меня пугала.

В процессе разговора с врачом, которого я заведомо обманывал, я понимал, что ему на самом деле неведома суть моей проблемы. Не кодировка меня страшила, а трезвость. Моя девушка, которая любила меня, понятия не имела, какие муки я переживал! Родители. Да, они любили меня и искренне стремились помочь, но не могли. Всё моё существо стремилось к употреблению. Я не хотел употреблять, но не мог без этого! Хотя я и считал себя особенным человеком, но всё, что происходило со мной было каким-то безумием!

Всё это время постоянной работы у меня так и не было. Я нигде долго не мог задержаться, нетрудно понять — почему. Самое большее, на что меня хватило — это полгода работы слесарем в автосервисе. Сейчас понимаю, как намучался со мной начальник. Ведь нужно бывало срочно отремонтировать автомобиль, а я не мог выйти на работу. Времени на работу я уделял очень мало.

Девушка моя беспокоилась, я в ответ грубил и замыкался. В конце концов и она от меня отступилась. Оставшись один на один с бутылкой, я понял, что жизнь моя оборвалась с её уходом. Наркотики ускорили мою агонию, которая длилась два года. Попав в ДТП в таком состоянии, до сих пор не понимаю, как никто не пострадал.

Я потерял всё, что у меня было дорогого в жизни: любимую, доверие родителей, здоровье. Это был полный крах.

Я понимал, что если не произойдёт какого -то чуда, то я реально умру.

В отчаянии я предпринял ещё одну, пятую по счёту и последнюю, как оказалось, попытку кодировки. ТРИ ДНЯ, проведённые дома после кодировки я не пил. Но мне было очень одиноко, и я позвонил пацанам. Мы встретились. Как обычно, ребята предложили выпить. Я отказался, сказал, что не хочу. Сказать, что закодировался, было страшно. Потом один парень предложил дозу дезоморфина. Доза была небольшая, и вновь я повёлся на мысль, что ничего страшного с неё не будет, к тому же я «застрахован» от рюмки кодировкой. Иллюзия! Выйдя на улицу, я не понял, как начал пить. Я был удивлён и сбит с толку. Решив напиться и думая, что завтра точно пить не буду, так и не дошёл до дома, попал в отделение милиции. Но и оттуда меня выгнали за драку с сокамерником. Наступило завтра, но я продолжал пить практически беспробудно почти два года, уже окончательно отчаявшись что либо изменить в своём положении и смирившись со своим концом. Только какая-то слабая надежда всё ещё оставалась теплиться во мне. В свои 30 лет я чувствовал себя дряхлым стариком, и моё здоровье всё ухудшалось. Я был подавлен, раздавлен алкоголем, наркотики сожрали меня. Я уже чувствовал, что умираю, боясь ложиться спать, потому что боялся не проснуться, делая при этом вид, что всё нормально.

В один из дней, прогуливаясь по набережной с небольшой суммой денег в кармане и не зная, куда пойти, я вдруг увидел, как, бегая, радостно смеются дети, обнимаются влюблённые пары. Видя их счастливые и радостные лица, я обнаружил вдруг, что они улыбаются и радуются трезвые, без алкоголя, чего я никогда не мог. Я не мог чувствовать то, что чувствовали они, если только не был пьян или под кайфом. Я не понимал, чем я отличаюсь от них? Слёзы скупо стояли в моих глазах, но я не мог плакать. Хотел и не мог. Тогда я взмолился: «Боже, почему жизнь так несправедлива ко мне? Чем я не такой как все? Почему, Господи, мир сер для меня, если я трезвый, а эти люди радуются его краскам? Что со мной не так?» Впервые в жизни признав, что что-то не так со мной, я сжал в кулак те монеты, что я хотел потратить на бутылку и стиснув зубы пошёл домой. Я завидовал этим людям и говорил об этом Богу. Но я думал, что Бог не хочет слышать меня, потому что я не достоин. Я не мог быть трезвым и пить уже не мог. В тот момент мне очень хотелось, чтоб Он услышал меня.

Теперь я понимаю, что Бог услышал меня.! Я не напился ни в тот день, ни на следующий! Но, через несколько дней, я снова «напоролся». Это был последний запой в моей жизни, который длился неделю со слов моей мамы. Сам я мало что помню из тех событий.

Сейчас я понимаю, что Бог давал мне всё в жизни: любимую девушку, заботливых и любящих родителей, терпеливых начальников, надёжных друзей, а я не умел ценить это, потому что слишком был занят собой, точнее сказать, зациклен на себе.

В последний день моего загула 28 ноября 2012 года соседи вызвали милицию, когда я сидел в подъезде и, по всей видимости, ничего не понимал. Я смутно помню события того дня. Очнулся я ночью, понял, что нахожусь дома. Помню, что мне было очень плохо, и я периодически падал от бессилия. Просил о помощи.

Мама вызвала мне «скорую помощь», но в больницу меня не брали, мотивируя тем, что я пьян. На следующий день я чувствовал, что мне совсем плохо и просто молил родителей помочь мне. Помню, приехал друг моего отца. Он и родители отвезли меня в Костромскую областную психиатрическую больницу. Дальше вообще мало что помню. Помню, какой то холодный Ужас охватывал меня, Страх просто пронизывал, сопротивление…. Потом, будто, вроде я и не я одновременно. Как сон какой-то: Свет, бред, какое-то движение…

После увидел склонившуюся надо мной медсестру и, не знаю зачем, спросил: «Вы верите в Бога?» «Да.» — ответила она — «И что?» Это: «И что?» было так мощно сказано! Ответ пронзил меня до глубины души! Я осознал свою ничтожность в этом мире, всё ещё до конца не понимая, что человек на больничной койке — это я. Три мощные волны прокатились по моему телу, дав мне полное осознание моего возвращения к жизни. Я понял, что откуда-то вернулся. Приподнялся. Сбежались врачи и пациенты и глазели на меня. Я, не понимая, спросил: «Когда меня привезли?» С удивлением я узнал, что 5 суток находился в коме. Был в замешательстве, когда услышал, что моей маме сказали о том, что моё состояние крайне безнадёжно.

Через некоторое время подошла медсестра с санитарами и сообщила мне, что у меня плохие рентгеновские снимки. Ещё спросила, не смогу ли я съездить с санитарами в тубдиспансер в Берендеевку. Я согласился, мне принесли одежду. Оделся, покурил и поехал. В тубдиспансере диагноз туберкулёз лёгких подтвердился. Меня перевели из 6 отделения в 12 и назначили лечение. Первой мыслью была «свалить как-то оттуда». Но 4 месяца я лежал, лечился. Там, в отделении, я сдружился с одним из пациентов. И впоследствии именно через него, моего больничного друга, мой лечащий врач Александр Леонидович Пронин, нашёл ко мне индивидуальный подход. Мой больничный друг скупо рассказывал мне о том, что он алкоголик. Также он немного упоминал о реабилитационном центре при больнице «Пенаты» для реабилитации алкоголиков и наркоманов. Так как-то ненавязчиво и Александр Леонидович подвёл меня к тому, что предложил мне походить и послушать в «Пенаты», разобраться в себе. Я очень благодарен этому доктору за то, что он не лез ко мне в душу с наставлениями, а позволил самому разобраться и понять себя. Это был именно тот подход, который был мне нужен. Доктор, желая мне от души только доброго, был снисходителен даже к моим нарушениям. Он не говорил мне о том, что я хронический алкоголик, а лишь ссылался на то, что пить мне категорически нельзя из-за туберкулёза. В принципе, он мог после определённого курса лечения, просто выписать меня на домашний режим. Он дал мне шанс, потому что знал, что выписал бы меня на верную смерть. Тогда ещё я даже не мог догадываться об этом! Собрав консилиум, Александр Леонидович предложил мне пройти весь курс реабилитации и продолжить лечение в 12 отделении, пообещав мне при этом, что на выходные он будет отпускать меня домой. После недолгих колебаний, я согласлся, успокаивая себя тем, что выходные я буду проводить дома.

Посещая «Пенаты», я признал, что я — хронический алкоголик. Полностью признал, что я бессилен перед алкоголем. В «Пенатах» мне показали, где именно мне нужно искать решение моей проблемы — в АА. Анонимные алкоголики приезжали в ребцентр и рассказывали о себе, о природе болезни, которая называется алкоголизм. Я идентифицировал себя с ними, поняв при этом, что начиная пить, я уже не мог остановиться, потому что у меня физическая аллергия на алкоголь и не мог долго быть трезвым, потому что у меня мышление алкоголика. Позже узнал и о духовных симптомах. Я умирал от алкоголизма и не подозревал об этом!

Консультанты в ребцентре говорили о Программе выздоровления и о том, что для того, чтобы эффективно выздоравливать, нужен спонсор из АА (наставник).

Бог послал мне человека, который и сейчас является моим наставником. Он приехал в «Пенаты», рассказал свою историю, и я почувствовал, что именно этот человек станет моим спонсором. Так появилось в моём новом понимании слово «мы» — я, Бог, наставник.

Мы сделали 1 Шаг и продолжили работу по Шагам там же, в лечебном учреждении.

Мой наставник привёл меня на группу АА «Домашний Очаг», которая стала моей домашней группой. Группы я стал посещать ежедневно. По мере выздоровления мне стали предлагать различные служения, разъясняя при этом важность служения в моём выздоровлении. Я не отказывался. Мне приятно было ощущать себя нужным, ощущать себя членом группы и частицей всего сообщества. Служение меня дисциплинировало, т. к. я чувствовал свою ответственность за других. В последующем, устроившись на постоянную работу, я ни разу не прогулял ни одного дня!

Хочется рассказать ещё один случай. Было это в один из выходных, когда доктор отпускал меня домой. Я общался со своими старыми приятелями. Мы разговаривали, курили, пили кофе. И вдруг в голову пришла мысль о выпивке. Опять это безумие, что в этот раз всё будет по-другому. За мыслью последовало желание. Оно нарастало. Меня пробил пот! Подруга моего приятеля увидела, как меня затрясло. Это была одержимость. В моей голове начался спор. Вся жизнь промелькнула перед глазами… Пришло решение — идти к Богу. И я пошёл, пошёл в церковь, оставив в недоумении своих приятелей. Физически почувствовал, как отпустило. Впервые в жизни простоял всю службу до конца. Молился, как умел, как получалось. С тех пор я ни разу не усомнился в Божьем Могуществе! Молитва стала неотъемлемым атрибутом моей жизни. С Богом, группой и наставником я прошёл все Шаги Программы. На данный момент я трезвый уже более 2 лет.
Свернуть

Анонимные Алкоголики в России https://www.aarus.ru/


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 23 июл 2018, 10:34 
Аватара пользователя
Кармен. Вступила в А.А. в возрасте 20 лет

«Я перестала быть студенческим вожаком».
Будучи семнадцатилетней выпускницей средней школы, я имела репутацию «образцовой дочери» и поддержала ее, получив четырехгодичную конкурсную стипендию для поступления в колледж.
Несмотря на это, я пришла в колледж переполненная бунтарством против учебного и любого другого начальства. Тогда вначале я выпивала только в компании и в выходные дни. Меня избрали на несколько должностей в студенческих и общественных организациях. Но меня лишили большинства этих почестей из-за низких отметок и за то, что меня застали за выпивкой во время организованной колледжем экскурсии. А под конец первого курса я потеряла и стипендию...
Читать историю полностью
Кармен. Вступила в А.А. в возрасте 20 лет

«Я перестала быть студенческим вожаком».
Будучи семнадцатилетней выпускницей средней школы, я имела репутацию «образцовой дочери» и поддержала ее, получив четырехгодичную конкурсную стипендию для поступления в колледж.
Несмотря на это, я пришла в колледж переполненная бунтарством против учебного и любого другого начальства. Тогда вначале я выпивала только в компании и в выходные дни. Меня избрали на несколько должностей в студенческих и общественных организациях. Но меня лишили большинства этих почестей из-за низких отметок и за то, что меня застали за выпивкой во время организованной колледжем экскурсии. А под конец первого курса я потеряла и стипендию.
Тем летом мне исполнилось 18 лет, и мои родители решили, что мне нужен отпуск. А мой папа и я ссорились по поводу его злоупотребления выпивкой, и по поводу моей помолвки с парнем, носившем черную кожаную куртку. И чтобы восстановить в семье мир, я уехала в Атланту (штат Джорджия). Там я начала пить каждый день, проводя время с другими отдыхающими студентами у плавательного бассейна в загородном клубе. В той обстановке вся эта выпивка, начиная с десяти утра, потом в течении дня и, наконец, вечером, казалась мне всего лишь выпивкой «за компанию».
Домой я вернулась неохотно, опасаясь, что эту новую манеру пития, придётся прекратить. Поскольку меня заставили вновь взяться за учёбу, в ответ я решила принять взрослое решение и «мотать» занятия, чтобы меня отчислили. На втором курсе алкогольное пьянство овладело моей жизнью. Если я пила перед занятиями, то мне было неловко и стыдно идти в колледж. Но прожив некоторое время с этими опасениями, я начала пить для того, чтобы посещать занятия, чтобы ходить на свидания, чтоб участвовать в играх и вечеринках.
Я перестала быть студенческим вожаком и связалась с компанией хиппи. Я не хотела встречаться с моими прежними друзьями, мне было неловко с ними из-за чувства стыда и вины. Но я не сошлась и с хиппи, я нахамила и порвала с ними в предыдущем году. Я была вне обеих групп, заглядывая иногда к тем и другим. Под конец второго курса, когда мне стало 19, я добилась своей цели — меня отчислили по неуспеваемости.
Осенью я посетила группу Алатина (для подростков, состоящих в родстве с алкоголиками). Но алкоголизм, как я считала, был проблемой моего папы. Позже я стала терзаться из-за того, что начала чувствовать, что я больше похожу на членов А.А., чем на членов Алатина. Поэтому я вообще перестала посещать собрания Алатина.
Во время встречи Нового Года я обратила внимание на то, как я пила: одним залпом, торопясь достичь того уровня, где я обретала уверенность в себе и избавлялась от страха, чувства одиночества и вины. И когда я достигла этого уровня, то уже не могла остановиться пить.
На следующий день я была на открытом собрании группы А.А. и слышала, как одна женщина рассказывала, что ее пьянство началось еще в подростковом периоде. В этом было что-то знакомое. «Может быть, я становлюсь алкоголичкой ?» — подумала я, -«Может быть, я уже алкоголичка … ?»
Так я вступила в А.А. Но мне было только 19 лет! «Я очень молода для А.А.», — говорила я себе и другим. «Я не могу веселиться без спиртного. Жизнь проходит мимо. Я много теряю.» И опять я пила и снова возвращалась в А.А., опять начинала думать, что я очень молода, искала среди членов А.А. людей, которые соглашались со мной, и снова начинала пить. Страх, одиночество, угрызения совести, чувство вины усиливались по мере того, как и прогрессировал мой алкоголизм.
Всё же я вернулась на учёбу и в один из выходных дней октября у меня было назначено свидание в другом университете по случаю спортивной игры и празднеств, посвященных началу занятий. Я ушла из общежития пораньше, чтобы избежать встречи с другими девушками из своего студенческого братства и пойти что-нибудь выпить. Вернувшись обратно как раз во время, когда за мной должен был заехать мой молодой человек, я уговорила его поехать ещё выпить. Время игры приближалось, но я опять уговорила его остаться пить в пивнушке в скверике вместо того, чтоб пойти на игру. Потом я отключилась и не помнила, как я оказалась опять в общежитии.
На следующий день я была в отчаянии, но мои хорошие друзья, бывшие со мной, уверяли меня, что ничего предосудительного я не натворила. Всё равно я чувствовала себя с похмелья больной, переполненной отвращением и ненавистью к себе. Одевшись, я не могла глядеть на себя в зеркало, моё тщеславие было уязвлено.
У меня было настоящее первое похмелье и во второй раз — провал памяти. Именно отсутствием этих двух признаков я оправдывалась перед собой, когда убеждала себя, что я не алкоголик. Весь тот день я твердила себе: «Больше я никогда не буду пить.» А потом подумала: «Те люди в А.А. рассказывали, что ведь именно это они говорили себе не раз — а их пьянство продолжало усугубляться.»
В тот же вечер я села в самолет и прибыла домой как раз к собранию группы А.А. Я хотела изменить свой образ жизни. Мне не хотелось быть атеисткой, страдающей зависимостью от алкоголя. Я хотела освободиться от страха, одиночества и от необходимости притворяться и напяливать на себя маски. Мне нужна была уверенность в себе. На этот раз я поверила членам А.А., когда они говорили, что уверенность в себе приходит с трезвостью. На этот раз у меня было иное отношение к алкоголизму — если некоторые члены А.А. думают, что я очень молода, это их проблема. Я намереваюсь остаться!
Новая жизнь для меня началась за неделю до того, как мне исполнился 21 год. Она дала мне возможность вернуться в университет и вновь включиться в студенческую жизнь. После года занятий по программе А.А. меня вновь избрали членом студенческого совета. Через два года мне присвоили две зачетные степени и одну одобрительную резолюцию, необходимую для принятия в аспирантуру.
Когда-то я опасалась, что мне будет нелегко в обществе, если я не буду выпивать. На самом деле, по мере того, как я все меньше стеснялась того, что я воздерживаюсь от выпивки, мне стало веселее жить и вновь стало возможным заводить друзей. Принципы этой программы открыли для меня новые возможности, вселили новую надежду и позволили более полно наслаждаться жизнью.

Джойс. Вступила в А.А. в возрасте 20 лет

«Я решила, что просто схожу с ума».
Пиво я попробовала в 13 лет, вино — один раз, когда еще училась в школе. Конечно, все это нельзя назвать алкоголизмом. Среднюю школу я окончила с отличием и в относительно юном возрасте. В 17 лет вышла замуж с намерением посещать колледж, пока мой муж — моряк будет находиться в плавании. Через восемь месяцев мой брак распался.
На этот период моей жизни я смотрю как на время полного смятения, противоречивых мыслей, унылого отчаяния и начала моего алкоголизма. Когда я первый раз в жизни захмелела, то мне казалось, что я стала трёхметрового роста, избавилась от всех страхов и напряжения; мне казалось, словно я овладела секретом как добиться удачи в жизни. Мне были нестерпимы запах и вкус спиртного, но производимый им эффект был поистине удивителен!
Я пила так часто, как только представлялась возможность, всегда стремясь напиться как следует и ощутить тот чудесный, беззаботный, счастливый подъём внутри. Если мне надо было оставить о себе хорошее впечатление или выпивки было недостаточно для достижения желаемой кондиции, то я просто не пила совсем.
Пьянство вызывало похмелье и провалы в памяти, которые я объясняла депрессией и эмоциональным расстройством. Несколько раз я также испытывала несдержимый колотун. Это, я полагала, шалит сердце — в цветущем — то возрасте восемнадцати лет!
Понимая, что я вовлеклась в гонку не на жизнь, а на смерть, вступила в мир не строгой морали, и трачу деньги на «развлечение», которые могла бы потратить на что-нибудь стоящее, я старалась спрятать мой страх в еще более интенсивном пьянстве. Меня могли уволить с работы, а моя мама — за 3 300 км. от меня слала мне выговоры и предупреждения, чтоб я приехала домой, а иначе, мол, будет то-то и то-то… . Поэтому я вернулась домой и по настоянию матери обратилась за психиатрической помощью. Естественно, доктору я даже не упомянула о своем пьянстве, потому что была уверена, что все мои трудности возникли исключительно из-за развода моих родителей. Я говорила с врачом только о моих дошкольных годах.
Будучи обиженной на то, что мне казалось вмешательством в мою жизнь родителей, я решила уехать. Мой отец жил в штате Миссури, и меня приняли в колледж в его городе. И вот моя мама, переполненная дурными предчувствиями, помогла мне собраться в дорогу. Бесконечные заклинания на дорогу… . Мой отец любил выпить до и после обеда и был не против предложить и мне. У меня были большие надежды на то, что я буду учиться в колледже и работать где-либо неполный рабочий день. И здесь также было достаточно выпивки для снятия напряженности, чтобы я могла поправить своё психическое расстройство.
Как-то получилось, что выпивка стала занимать слишком много времени, поэтому я решила прекратить занятия до следующего семестра. В течении этих месяцев мои попойки, ранее приносившие «кайф» и вызывавшие ощущение счастья, стали оборачиваться самоубийственной депрессией. Я предположила, что пила не те напитки, и стала экспериментировать с любым питьём, содержащим алкоголь. Но несмотря на это я продолжала плакать, распускать сентиментальные нюни, чувствовать себя одинокой и гадко пьяной. Мой страх усилился, как и участились провалы в памяти, а «сердечная недостаточность» стала еще хуже.
Испробовав ещё двух психиатров, я решила, что просто схожу с ума. Я знала, что в один прекрасный день я свихнусь окончательно. У меня не было силы воли совершить самоубийство, которое я считала непростительным грехом. В моём представлении, грозный судья — Бог не потерпит такого деяния. Ну, а умственное помешательство? Он, конечно, не сможет поставить мне это в вину! Мои провалы памяти стали желанными, поскольку они служили сигналом, что конец уже близок. Самый большой для меня проблемой было добыть в достатке спиртного, таблеток или того и другого вместе, чтобы продержаться в забытьи до конца.
Но моё помешательство развивалось не достаточно быстро, и поэтому на следующий год я обратилась к еще одному психиатру. Если бы только он помог мне до того, как мне исполнился 21 год — ведь ещё полтора года впереди! Я осталась лечиться у этого врача потому, что он давал мне бесплатные таблетки. Без его ведома я доставала ещё кое-что. Потом настал ужасный день, когда он мне сказал: «Эти таблетки не вызывают привыкания у обычного человека, но они вызывают это у вас из-за того, что вы натура, склонная к быстрой выработке рефлекса привыкания.» Раньше он уже говорил мне об алкоголизме, а теперь он беседовал со мной о том, как люди в А.А. поддерживают друг друга, набираются друг от друга силы и решимости.
Думать о том, что я алкоголик, было, конечно, абсурдом. Однако я посещала собрания группы А.А. из-за опасения потерять источник бесплатных таблеток и для того, чтобы смягчить давление семьи. На меня произвели сильное впечатление дружелюбие, искренность и откровенная честность людей из А.А. Я слушала их рассказы о тюрьмах, белой горячке и решила,что, конечно, присоединюсь к ним, если когда-нибудь дойду до столь скверного состояния.
Когда на каникулах я запила опять, я снова прибегла к помощи А.А. Но я чувствовала, что А.А. подходит мне не в большей степени, чем любое другое заведение. Я считала, что поколение, а иногда и два отделяют меня от других членов А.А. Я, бывало, слушала их повествования о годах удручающего пьянства, рассказы о войне, которые я помнила по учебникам истории, о временах сухого закона и спекуляции спиртным, о чём я тоже читала, и других случаях и проблемах, которые меня совершенно не тревожили. Женщины старались относиться ко мне по-дружески, но неиэбежно сбивались на материнский тон. Временами хотелось заорать на них: «Говорите со мной, черт вас побери, не как с ребенком, а как со всеми остальными!»
(Теперь некоторые из них признались мне, что я казалась им такой молодой и потерянной, что они боялись сказать мне что-нибудь не то, а потому вообще не говорили ничего. Теперь-то я понимаю, что происходило. Ныне я знаю случаи, когда в 14 лет становились членами А.А., и даже, хотите верьте, хотите нет, есть один девятилетний член А.А. И когда я, двадцатипятилетняя, говорю с ними, то чувствую, как просыпается мой материнский инстинкт.)
В А.А. я никогда ни с кем не сближалась, уклонялась от дружбы с другими, слушала не воспринимая, следовала советам от случая к случаю. Я всё ещё считала, что мои проблемы относятся к психике, а не к алкоголизму, поэтому я снова начинала пить.
Последующие два месяца я прожила в состоянии уже знакомой депрессии, муках и пьяном похмелье, причем моя комната находилась рядом с работой и барами. В дешёвых забегаловках я глядела на других и вопила в отчаянии про себя: «Нет, я не алкоголик! Я не упала ещё так низко!»
Под конец была дешевая комната в гостинице, таблетки, вино, водка и джин. Представьте себе двадцатилетнюю девушку на полу на середине комнаты, блюющую в обувную коробку, потому что она не в силах добраться до ванной. Снова — безмолвный крик о помощи. На сей раз начинается белая горячка. Однако, проживавшая в гостинице женщина — неалкоголик, помогла мне в конце концов вернуться в А.А.
Всего лишь после восьми месяцев трезвости я вышла замуж за одного члена А.А. Судьба благословила меня рождением двух сыновей, ещё одного ребёнка ожидаем в ближайшее время.
После пяти лет непрерывной трезвости моя походка стала легче, да и легче стало на сердце. Как работает А.А. ? Я не знаю. Но я знаю, что программа действительно работает! У меня есть счастливая возможность перестроить всю свою жизнь, заботясь лишь об одном дне каждый раз, а не влачить жалкое существование оставшиеся годы.
Многие из моих теперешних друзей по А.А. старше меня на одно, а то и на два поколения, но это не является помехой. В А.А. всем места хватит! Каждое поколение приносит в А.А. свои дары, таланты и мысли, каждое привносит свои идеи и убеждения. Мы все приходим в А.А. с нашей общей болезнью — алкоголизмом, с собственной волей и правом применять принципы А.А. так, как мы их понимаем, опираясь на Силу, более могущественную, чем мы.
Я верю в Бога, в доброту людей, в совершенство мироздания. Но более всего я верю в то, что я, алкоголик, по Божьей милости, могу по сей день ходить по земле трезвой.
Свернуть

Перепечатано из брошюры "Молодёжь и АА"
Анонимные Алкоголики в России https://www.aarus.ru/


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 24 июл 2018, 07:12 
Аватара пользователя
История Ольги
Не знаю точно, в какой момент своей жизни я уже не смогла обходиться без алкоголя. Важно только то, что поняла я это гораздо позже, чем это случилось…

Алкоголь я попробовала лет в 18-19, на Дне Рождения у подруги и на спор выпила почти целый графин домашней настойки, несмотря на то, что все присутствующие меня отговаривали. Наверное, вопреки всем и выпила. После этого я долго не пила, но чувство какой-то эйфории и легкости запомнилось...
Читать историю полностью
История Ольги
Не знаю точно, в какой момент своей жизни я уже не смогла обходиться без алкоголя. Важно только то, что поняла я это гораздо позже, чем это случилось…

Алкоголь я попробовала лет в 18-19, на Дне Рождения у подруги и на спор выпила почти целый графин домашней настойки, несмотря на то, что все присутствующие меня отговаривали. Наверное, вопреки всем и выпила. После этого я долго не пила, но чувство какой-то эйфории и легкости запомнилось.

Затем через пару лет я поступила в институт с преимущественно мужским коллективом. Общие тенденции были таковы, что наравне с профессиональными знаниями и умениями нужно было еще и «уметь пить». После института началась работа, на которой нормой было после окончания, как правило, ненормированного рабочего дня выпить «по 100 грамм» в кругу товарищей, а уже потом идти домой. Алкоголь постепенно стал частью жизни. Со сменой через 3 года работы и коллектива потребность в выпивке не отпала, изменился лишь режим употребления, при соблюдении которого после пятницы резко наступал понедельник, выходные проходили «под градусом». Отпуска и новогодние праздники превратились в алкомарафоны, но ничего этого я не замечала, считая, что так «отдыхают» все окружающие. 4 года таких «тренировок» не прошли бесследно и привели меня к врачу-наркологу. Почти 8 месяцев после кодировки я не пила, так как боялась умереть. Тем не менее, на очередном коллективном празднике желание выпить стало столь непреодолимым, что даже страх не явился препятствием, все прошло нормально и через весьма короткое время все вернулось на круги своя. В этом же году я сменила работу на другую, более высокооплачиваемую, со свободным графиком. Следующие 2 года я пила практически ежедневно, график работы и доходы позволяли вести такой образ жизни.

В один из дней, находясь в ужасном физическом и моральном состоянии после многодневного употребления, уже осознавая свое положение, я по ссылкам в Интернете нашла форум для алкоголиков. Сначала я читала все, что там было написано, все подряд. Читала на работе, в транспорте, дома. Очень заинтересовали истории людей, что-то было знакомое в их рассказах и что-то новое, страшное, то, чего у меня еще не было, но как я догадывалась, вполне может быть в будущем — «белочки», капельницы, больницы, алкогольные эпилепсии и т.п. Тогда ко мне постепенно и начало приходить понимание, что пить мне, по всей видимости, нельзя и нужно отказаться от алкоголя совсем. Но как это сделать? В кодировку я уже не верила. У людей на форуме были счетчики, которые показывали сроки трезвости. Примерно через полгода после начала чтения форума, после очередного недельного запоя, я поставила себе счетчик, сменила алкоголь на безалкогольное пиво и квас, послушала антиалкогольные лекции, почитала о болезни и решила, что проблема решена, ведь я все теперь знаю. Каким-то чудом я продержалась почти 6 месяцев, но наступал Новый Год и, под благовидным предлогом, я разрешила себе чуть-чуть выпить. Результат был предсказуем: очередной запой и отчаяние. Следующую самостоятельную попытку бросить пить я предприняла только в мае, также после тяжелого запоя. 4 месяца трезвости, потом коллективные посиделки на работе, стопка водки… и опять запои. Все последующие попытки не пить более-менее длительное время оканчивались поражениями, уже не помогал ни форум, ни лекции, ни мои знания, ни сила воли, ни счетчик. Ничего. Я старалась выдерживать какие-то отрезки времени без алкоголя, получалось неделю, максимум две, потом я опять пила. В декабре 2011 года, перед очередным Новым Годом, мой знакомый, который знал о моей проблеме, посоветовал мне попробовать сходить в АА. Я знала о сообществе из того же форума, но идти куда-то к людям…Мне было страшно и стыдно.

В сообщество Анонимных Алкоголиков я пришла только в апреле 2012 года. Сразу поверила в программу и поверила людям, с которыми познакомилась и которые очень тепло меня встретили. В первое же мое посещение группы я нашла спонсора, с которым уже спустя несколько дней мы вместе начали читать Большую Книгу и работать по шагам. Видимо, все предыдущие безуспешные самостоятельные попытки бросить пить дали какую-то готовность и желание делать все, что необходимо. С этого времени моя жизнь изменилась, изменилась и я сама, о чем мне говорят и на работе, и дома, и на группе. Во второй месяц трезвости мне доверили служение – покупку чая и сахара для группы. Это было очень важно для меня, и я чувствовала ответственность за оказанное мне доверие, ведь за меня проголосовали на рабочем собрании. А на третьем месяце трезвости у меня появилась спонсируемая, для которой уже я стала наставником и стала передавать ей свой, пусть небольшой, но опыт. Сейчас у меня их двое. Каждый месяц я езжу в наркологию, делаю 12 шаг. А самое главное, что по мере прохождения шагов, не сразу, у меня возникла вера в Бога. Это то, чего никогда не было в моей жизни раньше и то, что я нашла в АА.

Я очень благодарна Богу и людям за то счастье, которое есть у меня каждый день. Спасибо!
Свернуть

Анонимные Алкоголики в России https://www.aarus.ru/


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 25 июл 2018, 10:20 
Аватара пользователя
Джойс. Вступила в А.А. в возрасте 20 лет

«Я решила, что просто схожу с ума».
Пиво я попробовала в 13 лет, вино — один раз, когда еще училась в школе. Конечно, все это нельзя назвать алкоголизмом. Среднюю школу я окончила с отличием и в относительно юном возрасте. В 17 лет вышла замуж с намерением посещать колледж, пока мой муж — моряк будет находиться в плавании. Через восемь месяцев мой брак распался.
На этот период моей жизни я смотрю как на время полного смятения, противоречивых мыслей, унылого отчаяния и начала моего алкоголизма. Когда я первый раз в жизни захмелела, то мне казалось, что я стала трёхметрового роста, избавилась от всех страхов и напряжения; мне казалось, словно я овладела секретом как добиться удачи в жизни. Мне были нестерпимы запах и вкус спиртного, но производимый им эффект был поистине удивителен!
Читать историю полностью
Джойс. Вступила в А.А. в возрасте 20 лет

«Я решила, что просто схожу с ума».
Пиво я попробовала в 13 лет, вино — один раз, когда еще училась в школе. Конечно, все это нельзя назвать алкоголизмом. Среднюю школу я окончила с отличием и в относительно юном возрасте. В 17 лет вышла замуж с намерением посещать колледж, пока мой муж — моряк будет находиться в плавании. Через восемь месяцев мой брак распался.
На этот период моей жизни я смотрю как на время полного смятения, противоречивых мыслей, унылого отчаяния и начала моего алкоголизма. Когда я первый раз в жизни захмелела, то мне казалось, что я стала трёхметрового роста, избавилась от всех страхов и напряжения; мне казалось, словно я овладела секретом как добиться удачи в жизни. Мне были нестерпимы запах и вкус спиртного, но производимый им эффект был поистине удивителен!
Я пила так часто, как только представлялась возможность, всегда стремясь напиться как следует и ощутить тот чудесный, беззаботный, счастливый подъём внутри. Если мне надо было оставить о себе хорошее впечатление или выпивки было недостаточно для достижения желаемой кондиции, то я просто не пила совсем.
Пьянство вызывало похмелье и провалы в памяти, которые я объясняла депрессией и эмоциональным расстройством. Несколько раз я также испытывала несдержимый колотун. Это, я полагала, шалит сердце — в цветущем — то возрасте восемнадцати лет!
Понимая, что я вовлеклась в гонку не на жизнь, а на смерть, вступила в мир не строгой морали, и трачу деньги на «развлечение», которые могла бы потратить на что-нибудь стоящее, я старалась спрятать мой страх в еще более интенсивном пьянстве. Меня могли уволить с работы, а моя мама — за 3 300 км. от меня слала мне выговоры и предупреждения, чтоб я приехала домой, а иначе, мол, будет то-то и то-то… . Поэтому я вернулась домой и по настоянию матери обратилась за психиатрической помощью. Естественно, доктору я даже не упомянула о своем пьянстве, потому что была уверена, что все мои трудности возникли исключительно из-за развода моих родителей. Я говорила с врачом только о моих дошкольных годах.
Будучи обиженной на то, что мне казалось вмешательством в мою жизнь родителей, я решила уехать. Мой отец жил в штате Миссури, и меня приняли в колледж в его городе. И вот моя мама, переполненная дурными предчувствиями, помогла мне собраться в дорогу. Бесконечные заклинания на дорогу… . Мой отец любил выпить до и после обеда и был не против предложить и мне. У меня были большие надежды на то, что я буду учиться в колледже и работать где-либо неполный рабочий день. И здесь также было достаточно выпивки для снятия напряженности, чтобы я могла поправить своё психическое расстройство.
Как-то получилось, что выпивка стала занимать слишком много времени, поэтому я решила прекратить занятия до следующего семестра. В течении этих месяцев мои попойки, ранее приносившие «кайф» и вызывавшие ощущение счастья, стали оборачиваться самоубийственной депрессией. Я предположила, что пила не те напитки, и стала экспериментировать с любым питьём, содержащим алкоголь. Но несмотря на это я продолжала плакать, распускать сентиментальные нюни, чувствовать себя одинокой и гадко пьяной. Мой страх усилился, как и участились провалы в памяти, а «сердечная недостаточность» стала еще хуже.
Испробовав ещё двух психиатров, я решила, что просто схожу с ума. Я знала, что в один прекрасный день я свихнусь окончательно. У меня не было силы воли совершить самоубийство, которое я считала непростительным грехом. В моём представлении, грозный судья — Бог не потерпит такого деяния. Ну, а умственное помешательство? Он, конечно, не сможет поставить мне это в вину! Мои провалы памяти стали желанными, поскольку они служили сигналом, что конец уже близок. Самый большой для меня проблемой было добыть в достатке спиртного, таблеток или того и другого вместе, чтобы продержаться в забытьи до конца.
Но моё помешательство развивалось не достаточно быстро, и поэтому на следующий год я обратилась к еще одному психиатру. Если бы только он помог мне до того, как мне исполнился 21 год — ведь ещё полтора года впереди! Я осталась лечиться у этого врача потому, что он давал мне бесплатные таблетки. Без его ведома я доставала ещё кое-что. Потом настал ужасный день, когда он мне сказал: «Эти таблетки не вызывают привыкания у обычного человека, но они вызывают это у вас из-за того, что вы натура, склонная к быстрой выработке рефлекса привыкания.» Раньше он уже говорил мне об алкоголизме, а теперь он беседовал со мной о том, как люди в А.А. поддерживают друг друга, набираются друг от друга силы и решимости.
Думать о том, что я алкоголик, было, конечно, абсурдом. Однако я посещала собрания группы А.А. из-за опасения потерять источник бесплатных таблеток и для того, чтобы смягчить давление семьи. На меня произвели сильное впечатление дружелюбие, искренность и откровенная честность людей из А.А. Я слушала их рассказы о тюрьмах, белой горячке и решила,что, конечно, присоединюсь к ним, если когда-нибудь дойду до столь скверного состояния.
Когда на каникулах я запила опять, я снова прибегла к помощи А.А. Но я чувствовала, что А.А. подходит мне не в большей степени, чем любое другое заведение. Я считала, что поколение, а иногда и два отделяют меня от других членов А.А. Я, бывало, слушала их повествования о годах удручающего пьянства, рассказы о войне, которые я помнила по учебникам истории, о временах сухого закона и спекуляции спиртным, о чём я тоже читала, и других случаях и проблемах, которые меня совершенно не тревожили. Женщины старались относиться ко мне по-дружески, но неиэбежно сбивались на материнский тон. Временами хотелось заорать на них: «Говорите со мной, черт вас побери, не как с ребенком, а как со всеми остальными!»
(Теперь некоторые из них признались мне, что я казалась им такой молодой и потерянной, что они боялись сказать мне что-нибудь не то, а потому вообще не говорили ничего. Теперь-то я понимаю, что происходило. Ныне я знаю случаи, когда в 14 лет становились членами А.А., и даже, хотите верьте, хотите нет, есть один девятилетний член А.А. И когда я, двадцатипятилетняя, говорю с ними, то чувствую, как просыпается мой материнский инстинкт.)
В А.А. я никогда ни с кем не сближалась, уклонялась от дружбы с другими, слушала не воспринимая, следовала советам от случая к случаю. Я всё ещё считала, что мои проблемы относятся к психике, а не к алкоголизму, поэтому я снова начинала пить.
Последующие два месяца я прожила в состоянии уже знакомой депрессии, муках и пьяном похмелье, причем моя комната находилась рядом с работой и барами. В дешёвых забегаловках я глядела на других и вопила в отчаянии про себя: «Нет, я не алкоголик! Я не упала ещё так низко!»
Под конец была дешевая комната в гостинице, таблетки, вино, водка и джин. Представьте себе двадцатилетнюю девушку на полу на середине комнаты, блюющую в обувную коробку, потому что она не в силах добраться до ванной. Снова — безмолвный крик о помощи. На сей раз начинается белая горячка. Однако, проживавшая в гостинице женщина — неалкоголик, помогла мне в конце концов вернуться в А.А.
Всего лишь после восьми месяцев трезвости я вышла замуж за одного члена А.А. Судьба благословила меня рождением двух сыновей, ещё одного ребёнка ожидаем в ближайшее время.
После пяти лет непрерывной трезвости моя походка стала легче, да и легче стало на сердце. Как работает А.А. ? Я не знаю. Но я знаю, что программа действительно работает! У меня есть счастливая возможность перестроить всю свою жизнь, заботясь лишь об одном дне каждый раз, а не влачить жалкое существование оставшиеся годы.
Многие из моих теперешних друзей по А.А. старше меня на одно, а то и на два поколения, но это не является помехой. В А.А. всем места хватит! Каждое поколение приносит в А.А. свои дары, таланты и мысли, каждое привносит свои идеи и убеждения. Мы все приходим в А.А. с нашей общей болезнью — алкоголизмом, с собственной волей и правом применять принципы А.А. так, как мы их понимаем, опираясь на Силу, более могущественную, чем мы.
Я верю в Бога, в доброту людей, в совершенство мироздания. Но более всего я верю в то, что я, алкоголик, по Божьей милости, могу по сей день ходить по земле трезвой.
Свернуть

Перепечатано из брошюры "Молодёжь и АА"
Анонимные Алкоголики в России https://www.aarus.ru/


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 26 июл 2018, 09:21 
Аватара пользователя
История Оли
Здравствуйте, меня зовут Оля, я алкоголичка.

Если бы 6 лет назад мне сказали, то моя жизнь сложиться именно так, как сейчас, не поверила бы. Хочу поделиться своим опытом выздоровления.

Начала я злоупотреблять в 22-23 года. До этого выпивала в праздники и с друзьями. В семье зависимых людей нет. Мама- профессор, ректор академии, отец- директор завода. Вполне благополучная семья. А я — «в семье не без урода», это слова, которые мне говорила мама...
Читать историю полностью
История Оли
Здравствуйте, меня зовут Оля, я алкоголичка.

Если бы 6 лет назад мне сказали, то моя жизнь сложиться именно так, как сейчас, не поверила бы. Хочу поделиться своим опытом выздоровления.

Начала я злоупотреблять в 22-23 года. До этого выпивала в праздники и с друзьями. В семье зависимых людей нет. Мама- профессор, ректор академии, отец- директор завода. Вполне благополучная семья. А я — «в семье не без урода», это слова, которые мне говорила мама.

Сейчас она гордится своей дочерью. В 21 год я влюбилась в человека, который был старше меня и просидел в местах лишения свободы большую часть своей жизни. Я вышла замуж и забеременела. Семья от меня отвернулась. В 1999 году родился сын. Когда ребёнку было 3 месяца, мужа снова посадили. И тут началось мое падение, что привело меня в исправительную колонию. Ребенка забрала мама. Первый срок был 3 года, за кражу. Я сделала вывод: «воровать надо одной, меньше дадут и никто не сдаст». Что после освобождения я и делала. Затем был следующий срок — 2 года, который меня тоже ничему не научил, а только озлобил. Украл, выпил, в тюрьму — это было про меня. И через 3 месяца — третий срок.

Именно в это время я узнала об АА, но алкоголичкой себя не считала. Да, проблемы есть, но это из за родителей, знакомых и т.д. К нам в ИК-3 приезжали Анонимные Алкоголики. Я случайно попала на это собрание и меня удивила их искренность, как можно рассказывать такие вещи, в которых я так боялась признаться даже самой себе? Было огромное недоверие.

И вот я освободилась с четким намерением, что я смогу изменить свою жизнь. Но, выйдя, я употребила алкоголь в этот же день и также на следующий. Проснувшись ночью, я поняла, что не могу сама бросить пить. Все мои друзья и знакомые пьют. Пришла в себя, отлежалась и пошла на группу АА. Адрес и телефон дали девушки из АА, которые приезжали в зону.

С этого дня я больше не пила. Сегодня у меня 5 лет и 4 месяца трезвости. Вышла замуж, родила второго ребенка, наладила отношения с первым сыном и забрала его у родителей. Закончила медицинский колледж, затем получила дополнительное высшее образование. Работаю, помогаю другим алкоголикам. Страшно подумать, что было бы, если бы в моей жизни не появились те девушки из АА, которые приезжали к нам в зону. На свободе я вряд ли пришла в АА, так как постоянно пила. Именно в зоне, где я была трезвая, и зародилось это зерно, открылась дверца в новую жизнь. Спасибо за это АА!!!
Свернуть

Анонимные алкоголики в России https://www.aarus.ru/


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 27 июл 2018, 10:46 
Аватара пользователя
Эл. Вступил в А.А. в возрасте 21 года

«Я знал зачем я хожу в колледж, чтобы хорошо провести время».
У меня начались неприятности прямо с первой выпивки. Я был старшеклассником в средней школе, когда пошел на свой первый школьный бал. Мы проводили домой девушек пораньше, а затем пошли к одному из парней домой. В те выходные дни его родителей не было дома. Все мы много пили, а под конец глушилди прямо из бутылки. В тот вечер, в возрасте 14 лет я впервые испытал провал в памяти. В последующие семь лет моё пьянство неуклонно становилось всё хуже и хуже и росли сопутствующие ему неприятности. На протяжении всей учёбы в школе я использовал всякий случай, чтобы выпить. Мне, пятнадцатилетнему, удалось раздобыть поддельное удостоверение, чтобы я мог выдавать себя за более старшего по возрасту, и поэтому мне могли подавать напитки в барах. В 16 лет я купил себе первый автомобиль и начал водить машину пьяным, что приводило к известным последствиям.
Читать историю целиком
Эл. Вступил в А.А. в возрасте 21 года

«Я знал зачем я хожу в колледж, чтобы хорошо провести время».
У меня начались неприятности прямо с первой выпивки. Я был старшеклассником в средней школе, когда пошел на свой первый школьный бал. Мы проводили домой девушек пораньше, а затем пошли к одному из парней домой. В те выходные дни его родителей не было дома. Все мы много пили, а под конец глушилди прямо из бутылки. В тот вечер, в возрасте 14 лет я впервые испытал провал в памяти. В последующие семь лет моё пьянство неуклонно становилось всё хуже и хуже и росли сопутствующие ему неприятности. На протяжении всей учёбы в школе я использовал всякий случай, чтобы выпить. Мне, пятнадцатилетнему, удалось раздобыть поддельное удостоверение, чтобы я мог выдавать себя за более старшего по возрасту, и поэтому мне могли подавать напитки в барах. В 16 лет я купил себе первый автомобиль и начал водить машину пьяным, что приводило к известным последствиям.
Меня приняли учиться в очень хороший колледж. Я знал зачем я хожу в колледж, чтобы хорошо провести время и получить диплом и ученое звание. Если я ещё получу образование таким образом, то это будет только дополнительной выгодой. Я вступил в лучшее студенческое братство колледжа. Большинство членов этого сообщества составляли спортсмены, а остальные были неизменные участники вечеринок. К последним я и присоединился, поскольку обладал довольно скромными спортивными способностями.
Успехи в учёбе измерялись числом посещенных мной вечеринок, числом свиданий, которые у меня были, и количеством случаев, когда я бывал пьян. Я предпринимал лишь минимально необходимые усилия, чтобы меня не отчислили из колледжа. Делать что — либо помимо того, чтобы сдать экзамен, считалось напрасной тратой сил, которые можно было употребить на «хорошее времяпрепровождение». Провалы в памяти стали учащаться. Я никогда не обращал на них внимание, и когда они случались, я считал, что вчерашний вечер удался на славу.
В это время проктор колледжа вызвал меня к себе в кабинет. Мой друг и я зашли в квартиру к секретарше после того, как бар был закрыт, и с нами обошлись не очень уважительно. В отмеску мы, уходя, забрали половину ее вещей. Она пожаловалась на нас начальству, и мы заработали предупреждение. Это было со мной на первом курсе.
На втором курсе я пригнал автомобиль в колледж. Теперь я мог чаще ходить на свидания и в выходные дни ездить в другие колледжи. Весной председатель студенческого братства предупредил меня о том, что было бы оченьразумно с моей стороны «завязать», так как я создаю плохую репутацию братству в колледже. «Не твоё дело!» — сказал я ему; они завидуют потому, что я вовсю забавляюсь в то время, как они должны трудиться, чтоб удержаться в колледже. Вскоре после этого меня снова вызвали в кабинет проктора.
Предпоследний курс был для меня самым плохим. Начал я его с того, что отправился на учебу на неделю раньше срока, и всю неделю пил «не просыхая». Дальше — больше. В течении многих дней с начала занятий я даже и не пытался посещать лекции.
В декабре меня снова вызвали в кабинет проктора и послали к психиатру в клинику для обследования. Доктор сказал, что мне придется оставить учёбу, так как надо что-то делать с моим пьянством. Я был шокирован. Какое пьянство? Я могу больше не пить, если мне разрешат остаться в колледже, но доктор старался убедить, что я потерял контроль над собой.
Все мои фантазии насчёт себя рассыпались в прах. Так бывает, когда вдруг внезапно прекращается вечеринка. В тот же вечер я оставил учёбу.
На другой день после Рождества меня положили в психиатрическую клинику в Манхаттане. Моё состояние лучше всего можно было бы описать как замешательство по поводу того, что уже случилось и, что может случиться. Когда кто-нибудь пытался говорить со мной, в ответ я мог только орать. Когда прошло некоторое время, я уже был в состоянии свободно обсуждать с доктором свое пьянство. Потом пришло время, когда я в конце концов мог допустить, что я, возможно, алкоголик.
Я выписался из клиники через шесть месяцев. Мой отец посетил своё первое собрание группы А.А. много лет назад, в 1959 году, а моя мать состояла в Ал-Аноне (товарищество родственников и друзей алкоголиков). В прошлом я много раз бывал со своими родителями на собраниях групп А.А. И несмотря на это, после выписки из больницы я не попытался связаться с А.А. Два месяца я оставался трезвым, а потом в тоске по «хорошему времяпрепровождению» выпил первую рюмку.
Я пил два месяца и неуклонно мне становилось всё хуже. Наконец, наступил день, когда я убедился, что алкоголь добил меня окончательно, и, что мне нужна помощь. В тот же вечер, желая найти решение своей проблемы, я пошёл на своё первое собрание группы А.А. Это было более двух лет назад. С тех пор я не пью, каждый день стремясь не пить лишь сегодня. Первое, что меня сильно поразило среди членов А.А. — это умение понять. Их не шокировала история моего пьянства. Они просто согласно кивали головами, они знали, о чём я говорю.
Были две вещи за которые я сразу ухватился: первое — это постоянное посещение собраний и второе — держаться поближе к победителям — членам А.А. с большим сроком трезвости. Каждый вечер я ходил на собрания а также старался как можно чаще посещать полуночные собрания А.А. Через два месяца я попросил одного мужчину стать моим наставником. Оказалось, что он может во многом помочь, он ободрял меня и помогал найти ответы, возникавшие при освоении программы А.А.
Поначалу меня беспокоило, что я такой молодой. Но мужчины, которые пришли в А.А., когда они были пожилыми, и остались «на программе», побудили меня поступить также. Я считал, что перед мужчиной 60 лет или старше стоит такая же проблема, как и передо мной, только он столкнулся с ней на другом конце жизни.
А.А. вернуло мне мою жизнь и здравый смысл — две вещи, которыми я теперь очень дорожу. Это был медленный процесс построения новой жизни; я и не мечтал, что такое возможно для меня. Я стал человеком благодаря преданности многих людей А.А., посвятивших мне свои старания и времени. И я всегда рад случаю, передать то, что имею, кому-нибудь ещё.
Теперь я снова в университете и, вероятно, в этом семестре буду в списке отличников деканата. Существенно изменилось моё понятие о том, что такое «хорошо провести время». Теперь в моей жизни есть необходимое равновесие между учёбой, А.А. и другими делами, которые мне нравятся. И всего этого я достиг воздержанием от первой рюмки, заботясь каждый раз лишь о том, чтобы не пить только сегодня. Вероятно, во мне осталось желание устроить ещё одну пьянку, но я не очень уверен, что во мне осталось и ещё одна возможность выздороветь после этого.
Свернуть

Перепечатано из брошюры "Молодёжь и АА"
Анонимные Алкоголики в России https://www.aarus.ru/


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 28 июл 2018, 09:29 
Аватара пользователя
История Елены
Я никогда бы не подумала, что счастья можно достичь только путем колоссального смирения. Я всегда думала, что должна быть счастливой и радостной потому, что сама могу этого достичь. И я прилагала все усилия для этого, вырывая у судьбы всё лучшее, что можно было ухватить: красивых парней, хорошую одежду, внимание, авторитет. Я думала, что нужно брать от жизни всё, что можешь, и никогда не задумывалась, что надо что-то и отдать взамен.
Читать историю полностью
История Елены
Я никогда бы не подумала, что счастья можно достичь только путем колоссального смирения. Я всегда думала, что должна быть счастливой и радостной потому, что сама могу этого достичь. И я прилагала все усилия для этого, вырывая у судьбы всё лучшее, что можно было ухватить: красивых парней, хорошую одежду, внимание, авторитет. Я думала, что нужно брать от жизни всё, что можешь, и никогда не задумывалась, что надо что-то и отдать взамен.

В итоге я потеряла парня, с которым надеялась построить своё будущее, любимую подругу, авторитет счастливого и удачливого человека. Внимание было, но уже не того качества, которое было мне нужно: это было презрение, от которого я была в ужасе. Но по-другому жить я не умела и жила по-старому, подпитывая иссякающие силы спиртным и заливая боль от разочарований. Довольно долго я не могла признать себя бессильной в этой жизни: я потеряла практически всё. И когда жизненные силы были практически на исходе, я поняла, мне нужна какая-то сила, которая поможет выбраться из этой трясины. Пройдя реабилитационную программу при больнице, я смогла трезвой доехать до дома. Через месяц я пришла на группу АА.

С этого времени начался мой путь к счастью, настоящему счастью, а не к тому, которое я сама себе выдумала. Я не имела понятия, что есть ещё какая-то очень важная часть жизни – духовная, без которой невозможно жить. Для меня началось увлекательное путешествие во что-то новое, неизведанное, но очень хорошее и приятное, от которого порой текли слёзы облегчения и было тепло в груди. Мне уже не надо было красоты лиц, одежды, поклонения и славы, мне хотелось уюта, комфорта, надёжности, сотрудничества. Теперь мной двигала сила, которая говорила мне, что я — Человек, и я достойна этих вещей, что у меня есть много чего: радость трезвой жизни, общение, много людей, меня понимают, меня принимают и это счастье. И мне уже не хочется брать, у меня уже всё есть, мне хочется отдавать. Вот, оказывается, в чём смысл жизни и счастья.

Елена, группа АА «Домашний Очаг», г. Кострома
Свернуть

Анонимные Алкоголики в России https://www.aarus.ru/


Наверх   Не в сети   Вниз
  
 Заголовок: Истории членов АА.
СообщениеДобавлено: 29 июл 2018, 09:42 
Аватара пользователя
Брайан. Вступил в А.А. в возрасте 22 лет

«Четвертого июля я был вознагражден независимостью от алкоголя».
Я родился и вырос в очень строгой американской семье ирландского происхождения. Я никогда не получал штрафов за вождение машины в нетрезвом состоянии и только один раз управлял автомобилем под воздействием алкоголя. Я никогда не терял работу, не разводился, и у меня всегда было много друзей и собутыльников. Я не был бродягой, бездомным и даже не походил на такого. Все это говорило мне мое чувство противоречия. Я очень просто разрешал возникавшие в моей жизни неприятности, ставя их в вину моему отцу, моей девушке или моему начальнику. Я смотрел на людей в А.А. и думал, что может быть, я бы остановился, если бы был постарше и столь же опустившимся, как они. Я говорил: «Вам легко призывать: перестань пить. Но мне только 22 года».
Читать историю полностью
Брайан. Вступил в А.А. в возрасте 22 лет

«Четвертого июля я был вознагражден независимостью от алкоголя».
Я родился и вырос в очень строгой американской семье ирландского происхождения. Я никогда не получал штрафов за вождение машины в нетрезвом состоянии и только один раз управлял автомобилем под воздействием алкоголя. Я никогда не терял работу, не разводился, и у меня всегда было много друзей и собутыльников. Я не был бродягой, бездомным и даже не походил на такого. Все это говорило мне мое чувство противоречия. Я очень просто разрешал возникавшие в моей жизни неприятности, ставя их в вину моему отцу, моей девушке или моему начальнику. Я смотрел на людей в А.А. и думал, что может быть, я бы остановился, если бы был постарше и столь же опустившимся, как они. Я говорил: «Вам легко призывать: перестань пить. Но мне только 22 года».
В начальной школе я был алтарным мальчиком и членом отряда бойскаутов. Имел награду от районного прокурора за гражданскую примерность, и вообще был «пай-мальчиком». Когда я начал пить, то вскоре нашёл группу ребят своего возраста, которые стали моей компанией. Мы много пробовали всякого и забавлялись. С переходом в среднею школу я стал чаще пить, по крайней мере по субботам и воскресеньям. Я сразу нашёл работу на неполный рабочий день, чтобы были деньги на мои забавы. Я решил, что деньги на выпивку никогда не должны кем-то контролироваться, и с тех пор я никогда не был без работы. Неожиданно после многочисленных гулянок и попоек я уже не был «пай-мальчик», а стал «своим в доску».
К выпускному году обучения в школе у меня были довольно хорошенькие подружки и я много бывал в компаниях и на концертах рок-музыки. А с другой стороны алкоголь уже начал влиять на мою жизнь. С усилением моего пьянства отметки в школе неуклонно ухудшались. Я уже больше не занимался спортом или в каком — либо школьном кружке, и хотя я работал 25 часов в неделю, у меня никогда не было денег. Центр моих интересов сместился со здоровых юношеских увлечений на пьянку. Я пил и/или принимал какие — нибудь наркотики каждый день, страдал провалами памяти, начал лупить некоторых девушек, с которыми встречался.
Окончив среднюю школу, я пошел учиться в колледж, но с тех пор, как я разведал все местные кабаки, я редко ходил на занятия. Очень даже скоро я понял, что никогда не справлюсь с той работой, которую мне надлежит делать в колледже. Я бросил учёбу и стал работать конторским служащим в одном из больших банков Нью-Йорка. С возрастанием доходов усилилось и моё пьянство. Вскоре на работе я встретил людей, которые, как и я, ходили по вечеринкам. Прошло совсем немного времени как я стал выпивать перед работой, во время обеда, после работы, перед тем, как сесть в поезд и ехать домой, и после ужина в местном баре.
Некоторые вечера были весёлыми, но забавы и веселье не были столь частыми, как прежде в школе. В пьяном ступоре я, бывало, выделывал такое, что обижало и ставило в затруднительное положение меня самого и моих друзей. Вставая на следующий день с постели (иногда после полудня), я был переполнен чувствами стыда и вины, которые, как я считал, можно было приглушить только одним — выпивкой. Всё чаще и чаще алкоголь ставил меня в такие ситуации, в которые я не хотел попадать. Я даже начал думать, что может быть, я не в своем уме, и что только благодаря выпивке я как-то ещё держусь. Родители без конца грозили прогнать меня из дома.
Казалось, мне всё нипочём. Я, конечно, горевал бы о том, что меня прогнали из дома, что потерял свою девушку или работу, но всё же главным было напиться. Круг моих друзей сужался. Иногда я, бывало, стоял и выпивал в одиночку в каком-нибудь хорошем тихом баре, и если вдруг входил кто-то из знакомых, то обычно я не хотел заводить разговора, всё, что мне нужно было — это выпивка. Но я вёл себя так, как-будто я был рад их видеть потому, что я не хотел, чтоб они подумали, что у меня есть проблемы с выпивкой.
Много усилий я потратил, пытаясь вести себя так, чтобы другие не смогли заметить последствия алкоголя. Алкоголь всё в большей мере вызывал во мне депрессию. Приходила мечта — жить бы на берегу где-нибудь на Виргинских остравах (с тех пор как я начал пить, я никогда не уезжал из родного города). Вот вдруг захотелось жить на берегу какого-нибудь из Виргинских островов и пить ром до тех пор, пока не умру. Мне казалось, это звучало трагично и романтично. Ещё я надеялся, что заболею смертельной болезнью и тогда, следовательно, смогу пить так, как хочу и никто не будет из-за этого ко мне приставать потому, что всё равно я умру. Не знал я о том, что как раз алкоголизм и является смертельной болезнью и, что со временем он может убить меня.
Под конец я стал искать помощи избавиться от того, что мне казалось безумством. Я воображал, что могу кончить плохо: в психиатрической больнице, в смирительной рубашке, в палате, обитой войлоком. Психиатр, к которому я пришел, спрашивал об алкоголе и наркотиках. А мне хотелось говорить исключительно о других моих проблемах, а он всё продолжал расспрашивать об алкоголе и наркотиках. В конце концов он убедил меня попробовать посещать собрания А.А. Мои возражения основывались на моём возрасте и на том, что я еще не опустился на самое дно. Я сидел на собраниях, сравнивал и говорил себе: «Ну, я никогда не пил шотландское виски по утрам!» — или: «У меня никогда не было таких серьёзных неприятностей с полицией. Вот видишь ты не алкоголик!» Члены А.А. объяснили, что степень падения у всех людей разная и важно не то, сколько я пил, а как это на меня влияло.
Вскоре, вместо того, чтобы сравнивать детали, я сосредоточился на другом и увидел, что выступавшие испытывали те же чувства, что и я, и оказались в том же положение. Если моё падение было достаточно низким для меня, то тогда оно было достаточно низким и для А.А. «Единственным требованием для вступления является желание бросить пить», — сказали мне члены А.А. Поэтому я решил попробовать. Хотя я не был уверен, что я алкоголик, но я точно знал, что я «смертельно устал быть смертельно уставшим».
Я стал регулярно посещать собрания А.А. Я схватился за тот факт, что, не обязательно надо быть алкоголиком, чтобы посещать собрания А.А. У меня появилось желание не пить вотименно сегодня. У меня были номера телефонов, и я пользовался вниманием и заботой, которые мне оказывали другие члены А.А. Я испытал великолепное ощущение, когда начал понимать, что я не испорченный и слабовольный человек, а я — больной. И вот наконец на Четвертое июля я был вознаграждён независимостью от алкоголя. Я посетил 90 собраний за 90 дней и нашёл себе наставника. Я посетил множество собраний А.А. для новичков. Этим было положено хорошее начало. Я следовал всем советам как только мог и стал активно работать в А.А. Я стал успешно продвигаться по службе, и прошёл путь от простого служащего в банке до руководящего работника торгового отдела крупной посреднической фирмы. И хотя сейчас мои отношения с семьёй, друзьями и сотрудниками по работе далеки от совершенства и отнюдь не безоблачны, но они больше не портятся из-за моих выпивок и употребления наркотиков.
Сегодня я прежде всего член Товарищества А.А., посвятивший себя выздоровлению, служению и единству А.А. Но в то же время я свободен стать, кем захочу, без помех со стороны алкоголя.
Свернуть

Перепечатано из брошюры "Молодёжь и АА"
Анонимные алкоголики в России https://www.aarus.ru/


Наверх   Не в сети   Вниз
  
1 ... 36 37 38 39 40 41 42


Сейчас этот раздел просматривают:

CommonCrawl [Bot] (в этой теме) и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти: