Главная страница


1 ... 3 4 5 6 7 8 9 ... 192
СообщениеДобавлено: 03 дек 2015, 18:53 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
2 года 6 месяцев 13 дней
Альбина, Спасибо за оценку Альбина ! ты юбилейная - сотая! :-|-:


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 03 дек 2015, 20:12 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
5 лет 7 месяцев 7 дней
тихий мановар
тихий мановар написал(а):
OOты юбилейная - сотая!
Спасибо,я польщена. :-): Надо повесить мне медаль! :-)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 03 дек 2015, 21:37 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
2 года 6 месяцев 13 дней
Чего то расхотел я писать продолжение рассказа про кросс солдатский- натужно как-то идет. Сидел вот , форум читал, он просто болью пронизан весь как приемное отделение травмопункта ночью в праздники. А я начал было какой то стеб спеифический армейский там пытаться выводить... н-да. А тут люди через пост названия таблеток друг другу очередями выстреливают. Как-то съежился че-то я от этого, прибило прям. Наверно все-таки я правильно себя к не определившимся причислил, ибо первоклашкой в белых гольфах ощущаю себя со своим небогатым (слава Богу) опытом по сравнению с многими здесь (простите) несчастными больными людьми. Нет я не причисляю себя к посторонним, ведь я имею опыт заплывов все более длительных и отходняков мерзких. но то что я здесь читаю и вижу меня в основном мягко говоря глубоко удручает. Поэтому я сейчас размещу свой настоящий,не на коленке рассказ. Правда написан он был в 1997г., но , получается , уже тогда эта тема мне была очень близка и понятна. Это художественное произведение, но лично мои уши торчат там у обоих персонажей :-) С благодарностью, любовью и пожеланием полноценного выздоровления Паше Лаэрту, Андрею Дюсу, Леше Страйнджеру, Жене Локвеллу, Коле Мутному Кэпу, Ване Йожыку, Наташе Натулек, Ане Бубновой, Лене Евтюшке, Свете Шизгаре и всем остальным местным обитателям! Кстати буду рад прочесть хоть акие-то отзывы и на стихи и на прозу . СПАСИБО!

ПЛАКСА

Мальчишку этого, из всей их компании Вячеслав Сергеевич недолюбливал больше всех. И неприязнь эта не строилась на каком-то особенном к нему отношении, - просто не нравился парень этот ему больше остальных из подростковой стаи.
Это он про себя уже привычно их стаей называл, хотя , возможно, и не были они вовсе никакой стаей, а были обычной группой 15-16 летних подростков, объединенных общими интересами. Интересы были у них известные – покурить, потрепаться ,да погоготать во весь свой дурной, едва окрепший голос над кем-нибудь – «поприкалываться».
Без дела они обыкновенно сразу после школьных занятий собирались в их дворе и торчали там до самых глубоких сумерек.
В теплое время года они оккупировали дворовую беседку ( и заплевывали ее до безобразия), а зимою сидели оравою в подъезде и галдели неугомонно. И этот вот остролицый, с покатыми подростковыми плечиками Костя, которого все называли Конст, выделялся среди остальных какой-то особой дерзостью и злостью на язык.
Природа не наделила его ни сложением выдающимся, ни внешностью особенной, но уж в зубоскальстве среди сверстников равных ему не было. Умел он моментально схватить в человеке взглядом какую-нибудь особенность, слабость какую-нибудь высмотреть в чем угодно – во внешности, в манере речи, в жестикуляции, и тут же высмеять, исказить и гротескно выпятить на всеобщее посмешище, да еще и, давясь от смеха, комментировать при этом ответную реакцию. Клички и прозвища, припечатанные им, прирастали к жертвам как вторая кожа, и, зачастую практически заменяли собою реальные имена и фамилии. Сам же Конст поразительно воплощал в себе редкий сплав начитанности и эрудированности с не по-детски рафинированным цинизмом и матерщинничеством, что и давало ему возможность блистать неограненным алмазом среди вялоречивых, беззубо выражающихся собеседников.
Обычно объектами насмешек выступали такие же сверстники-изгои, которые молча и обреченно сносили колкости в свой адрес, но в последнее время и некоторые взрослые обитатели дома (как правило, пенсионеры) стали испытывать на себе задор молодецкой прибаутки, брошенной обычно вслед вполголоса – как плевок на спину из-под тишка. Это , безусловно, не могло никому нравиться, но попытки вступить в полемику или пристыдить раздухарившихся юнцов приводили к еще большему шквалу издевательского хохота и вызывающе-вежливых извинений.
В конечном итоге жильцы почитали за лучшее молча проходить мимо, при этом, наверное, в глубине души надеясь , что кто- нибудь из взрослых крепких мужчин-жильцов пресечет на корню надоевшие посиделки с идиотским гиканьем. Но взрослые крепкие мужчины почему-то не спешили призывать к порядку сквернословящих юнцов. Может потому что практически никогда не слышали чего – либо пакостного в свой адрес, может из-за того что не очень-то прислушивались, а может на самом деле они и не были в подавляющем своем большинстве такими уж крепкими за пределами своего двора и охотно угощали сигареткой нагловато-вежливого акселерата, вынырнувшего из полумрака подъезда.
Нет, справедливости ради стоит отметить, что некоторые из них, этих крепких мужчин, возвращаясь домой в нетрезвом состоянии иногда пытались внести ясность в вопрос кто с кем первым должен здороваться и «какого *ера они тут постоянно все кучкуются?!» Далее события развивались обыкновенно по двум сценариям: либо подростки молча вставали с насиженных ступенек и подоконников, и тихо огибали расставившего плечи и раскачивающегося с пятки на носок, при этом держащего сомкнутые кулаки на бедрах крепкого мужчину, либо крепкий мужчина подсаживался рядом на ступеньку, прикуривал от услужливо протянутой зажигалки , и принимался пьяно разглагольствовать на тему неразрывной связи поколений с ярко выраженным поучительным подтекстом.
К слову сказать, из компании этой только двое ребят проживали в доме Вячеслава Сергеевича, остальные ( в том числе и Конст) жили в других местах, а где именно толком никто и не знал.

1.
Двор их был тихий, и образовывался он продолжением небольшого переулка- аппендикса, ответвлявшегося от одной из больших центральных улиц города. Тем и поразителен был контраст, когда буквально в трех шагах от шумного и широкого проспекта находился маленький тихий двор с трехэтажным домом послевоенной постройки , имевшим высоченные потолки в квартирах и широкие подоконники под большими арочными окнами в обоих подъездах. Двор был наполнен зеленью, обрамлявшей стоящую почти в центре беседку, где когда-то (Вячеслав Сергеевич любил вспоминать это время) звенели гитары, трещали порой, зацепившись за гвоздь расклешенные брюки, и катались под ногами три – четыре перманентные пустые бутылки из-под портвейна, которые почему-то тогда никто не сдавал. Сейчас в пролете беседки вместо вольно отпущенных на уши «битловских» шевелюр мелькали бритые черепа, а вместо ярких нейлоновых рубашек с воротником «собачьи уши» - байки с черепами или рожами негритосов. Худые руки , местами покрытые колкой острой вязью татуировок ( а совсем, эх! не якорями) держали на отлете не портвешок и не агдамчик, а жестяные банки с пивом, которые , кстати, также никуда нельзя сдать.
Когда Вячеслав Сергеевич торопливо шел к месту своей постоянной дислокации – сараю, который занимал второе место слева по нижнему ряду, он старался миновать беседку как можно скорее, если видел, что в ней сидят эти бритые отморозки с наглыми глазами и непрерывно цвиркающими слюной зубами. Зато когда беседка была пуста, он любил зайти в нее и тихо посидеть, перекурить ( по такому случаю он всегда выкуривал целую сигарету и никогда ее не бычковал), повспоминать.
Ведь он единственный остался здесь из старожилов дома. Все соседи как-то почти одновременно разъехались, разменялись. Квартиры в этом доме были не в особой цене – небольшие, сыроватые, с неудачной планировкой (проходные комнаты), потолки - не достать, трубы узкие, ни мусоропровода, ни лифта, ни вентиляции путевой, на весь дом – два балкона на центральном фасаде ( в этих квартирах только партийные номенклатурные работники жили ), даром что сараи во дворе ( да и те зимой промерзают). Квартиры продавались, в них делали перепланировку и опять продавали, люди менялись и перетасовывались как карты в колоде.
2.
В 1972 году Вячеславу Сергеевичу исполнилось тридцать лет. Он хорошо запомнил тот июньский день. Его однокомнатная казенная квартира как будто бы шире тогда была и гораздо просторнее. И даже ( он сегодня готов был бы побиться об заклад) солнце в окне кухни появлялось около полудня ( а то и раньше), а не как теперь – в пятом часу вечера.
Жена тогда подарила ему электробритву, которая верой и правдой служила ему долгие годы потом. И даже Там он долго не хотел с ней расстаться, пока его не убедили для всеобщей пользы сделать из нее машинку для набивания наколок…
О тюрьме он не любил вспоминать. Память, как тактичный, все понимающий друг старательно прятала на самые свои пыльные полки толстые фолианты страданий и неприятных воспоминаний, а старалась услужливо подсовывать тоненькую , как пачку затертых фотографий, стопочку веселых и греющих душу впечатлений.
Иногда он закуривал вторую сигарету, тщательно размяв ее перед этим (привычка), и бережно вставив в наборный плексигласовый мундштук, который подарил ему на освобождение на все руки мастер из их отряда Сема Суздаль…
Вячеслав Сергеевич любил вспоминать время, которое началось по окончании им ремесленного училища. Он - молодой слесарь локомотивного депо , любимчик всей бригады.
Мать гордо сообщала соседкам, что именно она собирается купить на рынке в эту субботу, поскольку Слава принес первую получку. Слава при этом на вполне законных основаниях неторопливо закуривал (можно не прятаться) и скучающе изучал облупившуюся побелку на стенке барака ( они тогда еще жили в бараке). Соседки одобряюще кивали и соглашались, что сын путевый, «весь в Николаича». Николаич - его отец без вести пропал во время освобождения города-героя Керчи.
Следующее светлое воспоминание – армия. Пришел он в нее на три года - как в дом родной. В отдельном инженерном понтонном батальоне танкового полка его руки железнодорожного слесаря оказались очень востребованы, и коллектив оказался очень сплоченным и дружным. Армейских друзей он не забудет никогда. А его ротный, суровый фронтовой майор Веткин , который был знаменит на всю дивизию тем, что на глаз мог определять вес почти всех предметов до грамма ( чем часто пользовался , когда спорили на спирт обычно со штабными офицерами) в конце службы вызвал его к себе в канцелярию .
По обыкновению своему громогласно и заикаясь ( после контузии на переправе через Днепр) произнес: «Ты б-бас-сурман , хотя и р-редкий б-б-ездарь и бб-бездельник, но х-хватка у тте-тебя есть, жж-жилка техническая. П-поэтому б-буду теб-бя в у-училище х-ход-датайствовать, инж-женерное». Отказался он тогда, сослался, что матери нужно помогать. А зря, наверное. Кто знает, может, все иначе сложилось бы в жизни. Был бы он сейчас полковник с приличной пенсией и сыном – подполковником. А так – практически нищий старик, перебивающийся сверх скудной дворницкой зарплаты починкой табуреток и дверных замков, и безмерно одинокий в своей однокомнатной халупе с давно не мытыми окнами.
А женился он по любви. Валентина была хозяйственной и домовитой, хотя и вздорной изрядно. Любовь их была бытовой и будничной, но жене постоянно хотелось праздника. Она любила шумные компании, застолья и заведения. Вячеслав Сергеевич из кожи вон лез тогда, стараясь угодить ей во всем. Друзья и подруги ее практически не вылезали из их квартиры. Валентина всегда была душой любой компании - умела завести народ, развеселить, пела исключительно хорошо и душевно. Вячеслав Сергеевич на ее ярком фоне выглядел бледным косноязычным существом, которое сидело ,и, охотно подхохатывая любой шутке ерзало на стуле. Нет , не был он глупцом, просто действительно любил ее .
Из-за нее (если смотреть глубже) он и загремел тогда...
3.
Работал он в ту пору в родном депо в ремонтной бригаде и уже дважды успел отказаться занять должность бригадира. Ну не умел, не мог, не хотел никем руководить. Не любил выпячиваться, рапортовать и перед начальством прыгать. Работал исправно, хватко, без капризов и рассуждений лишних. Ценили его за это ,и, как водится, пихали его на все самые ответственные участки. И пришла по осени разнарядка отправить сборную комсомольскую бригаду на три месяца в командировку для оказания своевременной ремонтной помощи путепроходчикам-строителям Байкало-Амурской Магистрали. Хотя Вячеслав Сергеевич и вышел к тому времени из комсомольского возраста, но ему оказали высокое доверие и даже слегка подтолкнули. Жена дома радостно прикинула сумму возможных заработков и заверила Вячеслава Сергеевича в безусловной прочности тылов.
В итоге в торжественной обстановке и была отправлена к месту назначения комсомольская ремонтная бригада во главе с (все-таки уломали: кому же как не тебе?) бригадиром Вячеславом Сергеевичем.
А потом и случилась эта сволочная история, которая подмяла все надежды и разрушила планы…
По прибытии на место, после почти десяти суток пути, комсомольская ремонтная бригада изъявила всеобщее желание отметить приезд, культурно отдохнуть перед трудовой вахтой, и вообще - ознакомиться с местными достопримечательностями. Едва распаковали вещи, умылись, побрились и, повязав галстуки, бригада из восьми человек (пятеро - холостяки) ринулась в город. Городом именовался рабочий поселок с наспех сооруженными зданиями. Ресторана в общепринятом смысле там не существовало, но выпить можно было и в буфете. Выпили. Всем стало хорошо. И молодым ремонтникам захотелось непринужденного общения с девушками. Часть бригады спустя некоторое время , прихватив с собой пару бутылок, отправилась в общежитие ужинать. А оставшиеся двое клятвенно заверили бригадира в скором своем возвращении. Один действительно вскоре пришел, а вот Сева Копылов остался болтать с кассиршей. Сева Копылов был полон сил и уверенности в себе. Полгода назад он демобилизовался с отдельного дивизиона ПВО. Девушки у него не было , и он находился в радостном ожидании. Водка окрылила его, и он стал даже немного развязным. Он очень настойчиво стал предлагать себя в провожатые по окончании рабочего дня симпатичной буфетчице, которая представилась Ириной и улыбалась влекуще. Все шло хорошо, и даже, многообещающе, пока не появился высокий худой молодой человек (правда, постарше Севы) и в резких выражениях потребовал у Севы исчезнуть из поля зрения. Если бы дело это происходило не на глазах Ирины, Сева , возможно, и не стал бы особо артачиться. Но здесь была иная диспозиция. И Сева кратко и громко указал известный в народе адрес, по которому этот длинный обязан был немедленно отправиться. Худощавый вскипел, и, схватив Севу за рукав повыше локтя потащил к выходу. Короче, завязка получилась классическая…Драться они начали сразу же , едва выйдя из буфета.
А Вячеслав Сергеевич как раз решил сходить за Севой, ибо бригадиру полагается знать где находятся его подчиненные, и по мере сил осуществлять чуткое руководство. Поскольку молодые ремонтники с дороги перебрали лишку, то не стал он никого из них брать с собой. Сам же Вячеслав Сергеевич ощущал себя выпившим вполне умеренно. Драку он увидел издали. Севе Копылову уже изрядно досталось .У него был подбит глаз и рассечена губа. Долговязый припер его к стенке и молотил как мешок с опилками.
Вячеслав Сергеевич был сугубо мирным человеком, но его бронепоезд, как выяснилось, стоял на запасном пути. Понятие «наших бьют» послевоенные мальчишки впитали в себя с особой остротой, и реакция на этот отчаянный клич срабатывала со скоростью условного рефлекса. Молодого парня из его бригады, самого низкорослого и щуплого, детдомовского Севку Копылова, к которому он относился как к младшему брату, лупил что есть мочи какой-то долговязый гад. Враг! Вячеслав Сергеевич в два прыжка подлетел к ним сбоку, схватил за плечо длинного и рывком развернул к себе. Левой рукой перехватил за воротник, и не отпуская его, с силой притянув его, дослал удар в скулу. Длинный дернулся и отпрянул. Вячеслав Сергеевич с силой ударил правой ногой вперед и вверх. Ботинок ткнулся в живот, и длинный, исказившись в лице, начал пятиться.
И в этот момент к ним из темноты вынырнул еще один мужичок. Вячеслав Сергеевич едва обернулся к Севке, как кто-то с силой схватил его сзади за воротник и с треском потянул. Бригадир развернулся и увидел перед собой коротко стриженого крепыша со спокойно-сосредоточенным выражением лица, который еще раз энергично дернул за воротник , приблизил прищуренное свое лицо, и свистящим перегарным полушепотом бросил: «с-с-той с-с-смирна, б*дла! Ты кто такой, с-с*ка?! Кули вы тут делаете? Пошли, пля, разбираться!».И коротко ударил свободной рукой под дых. Вячеслав Сергеевич дернулся с натугой, задышал, и как-то сразу понял разницу в весовых категориях , оказавшись припертым к шершавой стене. И это обстоятельство удушающей несвободы вкупе с болью подвздошья ,запалом борьбы и алкогольным опьянением сдетонировали где-то внутри и обратились яростной вспышкой гнева. Он лягнул коленом изо всей силы стриженого в область промежности , резко присел и обеими руками оттолкнул руку, вцепившуюся в ворот. В этот момент откуда-то сбоку, как вихрь налетел Сева. В руках он держал огнетушитель. Стриженый успел среагировать и ударил ногой в колено нападавшему. Сева надломился, и с матерным всхлипом завалился набок. Чувствовалось, что стриженый знает толк в рукопашном бою. Подобно волку, он моментально развернулся на месте лицом к Вячеславу Сергеевичу, но тот успел на мгновение раньше.
Тяжелый, большой , ярко-красный огнетушитель опустился на покатый лоб противника. Крепыш охнул и присел, схватившись за голову. Вячеслав Сергеевич в яростном запале, уже практически ничего не соображая, подскочил к нему и наотмашь ударил , опрокинув стриженого навзничь. Тут же обернулся, ища взглядом длинного, но того и след простыл.
Алая яростная мгла в голове рассеивалась, Вячеслав Сергеевич ,судорожно сглатывая вязкую соленую слюну, подошел к лежащему вниз лицом поверженному противнику. Дышит. Постанывает. Загребает опавшую листву скрюченными толстыми пальцами. Жить будет. Сева Копылов, ковыляя подошел и потянул за рукав: «Пошли,Сергеич! Рвем скорее отсюдова».
И они поспешили в свое общежитие. По дороге останавливались у колодца и оттирали кровь. Курили помятые , полувысыпавшиеся папиросы и матерились сквозь зубы.
А наутро за ними приехала милицейская машина и увезла. И было следствие, и следственный эксперимент, и показания свидетелей. И выяснилось, что гражданин Всеволод Алексеевич Копылов, 1955 года рождения после неумеренного употребления спиртных напитков вел себя вызывающе в общественном месте. Оскорблял неприличными предложениями продавца второй категории Новикову Ирину, нецензурно выражался. В отношении хорошего знакомого Ирины - Анатолия Степченко (легкая степень опьянения), зашедшего к ней в конце рабочего дня , гражданином Копыловым были также допущены оскорбительные высказывания, побудившие потерпевшего (впоследствии, разумеется) осуществить попытку вывести дебошира из помещения с целью восстановления общественного порядка. Выйдя из помещения буфета, гражданин Копылов осуществил в отношении потерпевшего насильственные действия, выразившиеся в нанесении побоев , следствием чего явились причиненные легкие телесные повреждения. Прибывший на место происшествия непосредственный начальник Копылова бригадир комсомольской сборной ремонтной бригады, не только не предпринял должных мер воздействия на подчиненного, но и сам, находясь в состоянии алкогольного опьянения, принял самое непосредственное участие в избиении Степченко. Приняв сигнал от продавца второй категории Новиковой, на место стычки поспешил оперуполномоченный городского отдела милиции старший лейтенант Горкуев Олег Федорович, который находился в буфете по делам службы. Офицер представился, предъявил удостоверение сотрудника милиции, и предпринял попытку выяснить личности участников потасовки, но также подвергся вероломному нападению распоясавшихся молодчиков. Ему были нанесены тяжкие телесные повреждения .
Бесчинствующие молодчики обязаны понести суровое наказание со всей строгостью, предусмотренной советскими законами!
Вячеслав Сергеевич был осужден на шесть лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. Сева Копылов получил два года условно…
Жена приехала один раз – спустя полгода, как разрешили. Как раз тогда и привезла ту самую бритву. А спустя еще четыре месяца пришло письмо от нее, где она писала, что «…жизнь очень сложна и многогранна, что она не надеется на прощение, но рассчитывает на понимание, что у них ,в общем никогда толком не ладилось, они абсолютно разные люди, и что у него еще все будет хорошо».
И, как ни странно не осудил он ее - просто взял и поднял одним гаком с земли тяжеленное коромысло , на которое теперь вот добавилось второе ведро, наполненное тяжелой и темной, как смола , тоскою…
И он ушел в себя , в мелкие заботы, усердно разбирал-собирал-ремонтировал допотопную пилораму, куда его определили за руки его умелые. Голову свою спасал он через руки.
Много чего было там , многое повидал, многое о людях понял…
4.
Вышел он досрочно – год скостили. А на свободе его никто не ждал. Жена его уехала с новым мужем – инженером-строителем куда то в Прибалтику. В депо его взяли обратно, хотя из знакомых там почти никого не осталось - кто работу сменил, кто уехал в заработки, кто уволился. Валерий Михайлович, начальник, приобнял его даже , понимаю мол, и не спрашиваю ни о чем. Давай , в свою же бригаду, но только (ты уж извини!) слесарем простым, ну ,сам понимаешь. Понимал он все и ходил тихий и прибитый – не мог никак в себя прийти. Все казалось ему, что подтрунивают над ним насчет жены. Дома его ожидала пустая, гулкая квартира.
Стал он попивать. Нешумно так – по подсобочкам, по кладовочкам. Замечали, пеняли, журили. Кивал, искренне обещал, проникался. Но - продолжал. Дома тоже быстренько объявились новые приятели, в охотку составляющие компанию на вечер, ночь и раннее утро. Втягивался он с какой-то отрешенно-бесшабашной грустью, которая душила и мутила его почти весь день, пока первый стакан «красненького» не ослаблял внутреннюю душевную пружину, а второй – отшвыривал ненавистную хандру уверенным пинком в самый дальний угол.
С женщинами вопрос стоял постоянно открытым, как и его входная дверь в последнее время. У Вячеслава Сергеевича постоянно кто-то из новоявленных друзей околачивался, обретался, грелся, чалился и ночевал. Женщины появлялись эпизодически, как в тумане, и также испарялись. Постоянной связи Вячеслав Сергеевич не искал, а в глубине души в который раз убеждался в женском непостоянстве и порочности.
С работы его попросили уволиться по собственному желанию. За прогулы – по статье не стали, пожалели. Валерий Михайлович , начальник, просил не обижаться, но «всякому терпению есть границы , как у стакана – края». Умышленно ли он привел такую аллегорию, или просто сравнение само напросилось , Вячеслав Сергеевич выяснять не стал, а просто ушел , зажав в кулаке свою трудовую книжку с такими многочисленными, но увы – прошлыми записями о поощрениях и премиях за хорошую работу.
И начался период полураспада. Практически каждое утро Вячеслав Сергеевич распадался на молекулы и атомы, и практически каждый вечер воссоединялся вновь и торжествовал в момент оптимального соотношения в 750 граммов «Лучистого».
Первый срыв случился через два месяца, зимой, ночью. Леха и Санек как раз затеяли спорить, правда ли что сухой закон собираются вскорости ввести, а Колян как раз побежал на точку к бабе Кате за добавкой. Вячеслав Сергеевич был уже на хорошей поддаче, как вдруг ни с того ни с сего стало ему так жаль себя, так жизнь к нему несправедливой показалась, что слезы сами собой закапали из глаз. Что сидят вот здесь на диване не дети его с книжками в руках, не жена из кухни шутливо бранится , а мужланы с вонючими носками матами семиэтажными загибают и окурками пол замусоривают. Закрыл он лицо и тихо заскулил. А может это третья бутылка «Алазанской долины» в нем таким детонатором оказалась, но только всхлипы перешли в рыдания, а рыдания – в стоны. Собутыльники всполошились сперва, а как Колька с добавкой вернулся пояснили ему, озадаченному – Славу на слезу пробило, у всех бывает. Последующий стакан из принесенного Коляном подкрепления унял нервную дрожь и надежно прижал небритую мокрую щеку Вячеслава Сергеевича к подушке. Первый звонок прозвучал.
А потом срывы стали все чаще и чаще. И противная эта слезливость стала уже нормою и возникала по всяким пустякам . Уже после второго даже стакана появлялась эта паскудная тяжесть в груди, затем противно перехватывало горло, как после крепкой сигаретной затяжки, предательски хлюпал нос и слезы струились из обоих глаз нескончаемым потоком.
Затем начали сниться тягостные, мучительные сны. Он плакал во сне. Он плакал проснувшись. Он плакал пьяный. Он плакал с похмелья. И однажды ни с того ни с сего, что то опять клюнуло его и он заплакал будучи совершенно трезвым. Друзья-товарищи поначалу пытались его приободрять, затем начали посмеиваться.
А потом он решил повеситься. Предварительно выпив бутылку водки, он изладил кусок провода и перебросил через газовую трубу в прихожей. Обливаясь слезами, он подтащил прикроватную тумбочку, для чего- то снял носки и взошел на свой пьедестал.
Спас его , как ни странно, участковый, который давно держал на примете квартиру Вячеслава Сергеевича, и зашел как раз в этот момент с целью проверить быт жильца, сравнительно недавно освободившегося из МЛС.
Сориентировался инспектор моментально – вспрыгнул на тумбочку, поднял дергающееяся легкое худое тело и (благо-провод, а не веревка!) вытащил голову. Телефон у соседей оказался исправен, скорая приехала очень быстро, и Вячеслава Сергеевича спасли. И сразу же направили в психушку. Неделю его там продержали , поставили на учет и в карточке написали нечто вроде: «попытка совершения суицидальных действий на почве прогрессирующего алкогольного психоза». А усатый доктор, похожий на рубщика из мясной лавки, при выписке сказал, что если Вячеслав Сергеевич не завяжет с этим делом, то белая горячка навестит его гораздо раньше , чем ему кажется. И плакать он будет каждый день , но успокаивать его уже будут крепкие ребята-санитары.
И Вячеслав Сергеевич завязал. Как отрезал. Как листва в октябре осыпались приятели-собутыльники. Устроил в квартире генеральную уборку. Постирался , погладился , побрился. Устроился на работу слесарем в ЖЭК. Спиртного в рот не брал (даже пива). И совсем было уже выправил жизненную линию, если бы не один пустячок. Он не перестал плакать. Любая мелочь, будь то плачущий ребенок, покалеченная собака или какое либо из воспоминаний могло побудить его к приступу слез. Он очень стеснялся . И это было одной из причин, заставлявшей его избегать длительных контактов с людьми, а тем паче с женщинами. К тому же вместе со слезами добавились постоянно преследующие его дурацкие страхи. Он вообще-то подозревал в себе скрытую , таким образом выражающуюся, душевную болезнь, но к врачам идти боялся. Боялся, что упекут в психушку, посадят на уколы и возврата оттуда ему уже не будет. На работе в ЖЭКе он почувствовал себя не в своей тарелке. К нему там относились соответственно – чурались. Плачущий мужчина вызывает жалость и сочувствие. А он ненавидел это и всячески старался пореже бывать на виду. Короче, уволился он через полгода из слесарей сам и перевелся в дворники. Дворником быть совсем другое дело – постоянно на ветру, слезы твои вполне оправданы, а впрочем нет особо никому дела до слез какого то дворника, тем более бывшего зека.
Но вездесущие мальчишки все замечают и не бывают снисходительны к чужим слабостям . Слава-плакса, Слава-нытик, Слава -соплежуй – такие клички щедро навешивал одинокому , обуреваемому постоянными страхами и с находящимися постоянно на мокром месте глазами старику шестнадцатилетний виртуозный острослов по прозвищу Конст. Подсядет, бывало, на скамейку рядом, пододвинется и смотрит нарочито серьезно в глаза – эффекта добивается. Дружки ржут-заливаются, аж в поясе переламываются, а Конст выжидает, тянет паузу, а потом обязательно гадость очередную выдавит – как окурок сплюнет, что-нибудь вроде «а что, пацаны, вы бы еще не так рыдали, если бы у вас десять лет не стоял и все яйца инеем покрылись!» или сделает вид что хочет ободряюще приобнять - « не ссы, Слава! Не плачь! Будет и на твоей улице медведь пердеть! Пля буду, сделают тебе тимуровцы по весне новую метелку – во ты уже по фантикам оторвешься!».
Вячеслав Сергеевич в такие минуты досадно переживал, что проморгал появление безусых гаденышей и терпеливо молчал, снося унижение. Он прекрасно отдавал себе отчет в том, что на этой войне спасение в глухой обороне. Однажды по осени, когда в их подъезде делали какой-то ремонт и нестерпимо противно воняло карбидом, пацанва попросилась к Вячеславу Сергеевичу в его дворницкую подсобку «побухать под крышей». Вячеслав Сергеевич тяжело, но твердо отказал, памятуя о прошлом своем. Отказал – и мгновенно превратился в объект еще более яростных насмешек. И Конст бесспорно был их активнейшим генератором.
Нет нужды говорить, что Вячеслав Сергеевич избегал, недолюбливал и побаивался этих взрослеющих острозубых волчат с наглыми взглядами и вызывающими выходками.
Однако, волею судьбы, и этот расклад вскорости претерпел решительные перемены…
5.
В тот майский будний день Вячеслав Сергеевич по своему обыкновению трудился с утра на ниве своей нехитрой, дворницкой. Время было к обеду, контейнеры с мусором уже вывезены, вверенная территория подметена, инвентарь убран к месту. Вячеслав Сергеевич снял спецодежду и вымыл руки. Достал помятую пачку «Дуката», вытряхнул одну сигарету, начал разминать ее пальцами правой руки, при этом левой хлопая себя по карманам в поисках спичек. Как назло спички оказались мокрыми – залила струя воды , когда подключал поливочный шланг. Спички были дома , но домой идти не хотелось, поскольку у Вячеслава Сергеевича как раз возникло то прекрасное умиротворенное душевное состояние, когда и погода, и настроение, и окружающая обстановка являют собой исключительно радужную гармоничную совокупность, побуждающую продлить эти приятные мгновения и зафиксировать их как фотопленку в растворе закрепителя. Вячеслав Сергеевич захотел не спеша закурить именно на улице, и именно в беседке. С этой целью он решил предпринять вылазку в сарай, где в аккурат на второй полке с левого края - между рабочими треснутыми очками и бобиной бечевки лежал заветный замусоленный коробок. Вячеслав Сергеевич не хотел курить в сарае – он хотел курить в беседке во дворе. Придя в сарай он решил открыть на просушку погреб – дни стояли сухие и жаркие, затем отыскал пару сверл и стамесок - заточить на наждаке в слесарке ЖЭКа (молодец – вспомнил!), заодно взял молоток чтобы позаколачивать вылезшие гвозди из скамеек в беседке. Сарай решил не закрывать – пусть проветривается, прихватил спички и не торопясь пошел к беседке . Позабивав вылезшие ржавые гвозди, он с чистой совестью достал из-за уха заветную сигарету, по привычке сложив ладони домиком прикурил, пыхнул дымом, и откинулся на спинку, при этом тряся правой рукой, гасящей спичку, а левой просовывая коробок в левый карман брюк.
В этот момент блаженной первой затяжки Вячеслав Сергеевич обратил внимание на стоящую возле дома бордовую иномарку, которая, по-видимому, подъехала когда он ходил в сарай. Вячеслав Сергеевич сделал предположение, что это очередные покупатели-разменщики квартир. Он выпустил дым через нос и уже перевел было взгляд на молодую, еще совсем не пыльную листву, как внимание его привлек звук громко хлопнувшей двери подъезда. На крыльцо вышел незнакомый ему человек. Человек был молодым крепышом небольшого роста , одетым в светло-серый спортивный костюм , белые кроссовки и массивной золотой цепью на крепкой шее. Синева выбритых щек и густая черная шевелюра выдавала в нем кавказца. Парень пружинистой походкой борца подошел к машине, коротко вскинул волосатую руку – квакнул сигнализацией и нырнул в салон. Вытащив по-видимому из бардачка какие-то бумаги, он распрямился, аккуратно захлопнул дверцу, опять квакнул и так же пружинисто забежал в подъезд.
Вячеслав Сергеевич стряхнул пепел, и стал думать о том, что надо было бы прибраться в квартире. Но сперва надо в сарае, - стал было размышлять он, как вдруг до него донеслись гикающие звуки и визгливый смех. Через мгновение из-за угла дома вывалилась шумная компания – человек семь, которая моментально наводнила гвалтом весь двор. Центральной фигурой в ней безусловно выступал трибун подъездных посиделок – Конст в новой белой бейсболке козырьком назад , который по-видимому поймал кураж и сыпал остротами как из рога изобилия. Кураж же он поймал по причине присутствия в компании двух смешливых девчушек в обтягивающих брюках с голыми пупами, которые держались под руки и то и дело сгибались в приступах хохота, вызванного репликами любимца публики. Неизменные спутники Конста – мальчишки шли рядом и басовито гоготали, при этом также стараясь произвести впечатление на дам. Для этого они шикарно сплевывали длинной тоненькой струей и беспрерывно курили.
Компания привычно направилась в сторону беседки ( Вячеслав Сергеевич напрягся, но решил не срываться сразу, а уйти чуть погодя – с достоинством, как будто и сам уже собирался), но в этот момент Конст увидел стоящую машину и, решительно изменив траекторию движения , направился к ней. Компания , ожидая очередного прикола притормозила и замерла в предвкушении обязательного перла лицедея. Конст картинно, вразвалочку подошел к машине . Он был на сцене- он играл. Замерла благодарная публика в партере, прекрасные дамы в ложе с придыханием прижали бинокли к увлажнившимся глазам. Не спеша обошел машину, прижался к боковому стеклу со стороны водителя, глянул на приборную панель. Потом резко разогнулся, повернулся к публике ,и картинно всплеснув руками воскликнул в притворном гневе:
- Вот гад, а ?! Отпустил шофера помыть машину – так он мне , пала, сто километров лишних накрутил! Не, ну ваще слуги ох*ели – забыли как пахнут носки хозяина!
Зрители дружно захохотали.
Он оперся левым локтем о крышу, отставил небрежно ногу, а правой рукой продолжал жестикулировать отчаянно гримасничая :
- А то заладили, па-а-а-нимаешь, добрый барин, добрый барин! А кули толку, что я к холопам добрый?! Дворецкий в шторы сморкается, девки крепостные ломаются как одна, конюх с экономкой спутался, а кучер вон и тот на тачке без моего ведома где ни попадя шорхается!
Девчонки визжа от хохота присели, парни переломались в поясах и топали от избытка положительных эмоций.
Главный герой выразительно «с горечью» сплюнул под ноги, и привалившись спиной к капоту, с силой хлопнул ладонями по сияющей его поверхности цвета «бордовый металлик»- «эх! пора менять рыдван!» Взвыла-заулюлюкала сигнализация , и вздрогнувший, но не успевший выйти из образа артист угрожающе занес за голову растопыренную пятерню –« а ну, ша, телега!»
Занавес. Представление было закончено, китч был разыгран ,и по логике вещей сейчас должны были последовать оглушительные овации, звонкие выкрики «Бис!» и «Брав-о-о-о!». Артист в апогее блистательного бенефиса размашистым шагом выходит из-за кулис, кланяется беснующейся в пароксизме обожания публике, выдерживает кокетливую паузу, распрямляется, и, пятясь задом, с благодарно вскинутыми ладонями удаляется за бархатные бордовые портьеры, посылая воздушные поцелуи и хрустя блестящим целлофаном букетов.
Конст отлип от завывающей машины, и выразительно посмотрел на компанию в ожидании еще большей эмоциональной бури. Он стоял лицом к ним и спиной к подъезду.
Однако настроение у ребятишек неожиданно переменилось. Девчонки начали растерянно теребить волосы, а пацаны как-то сразу подобрались и на лицах их забегали растерянные полуулыбки. Кто-то напряженно-предупредительно шепотнул: Костя!
В этот момент неожиданно смолкла сигнализация. Конст услышал за своей спиной быстрые пружинистые шаги и резко обернулся. При этом он запутался в собственных ногах и , споткнувшись, навалился правым боком на капот, выбросив вперед для подстраховки руку. Сигнализация опять заблажила дурным трубным звуком, и из-за этого рева никто не смог услышать первые слова, которые произнес стремительным шагом приближавшийся колоритный южанин. Лицо южанина было искажено гримасой ненависти : ноздри раздулись, карие глаза пронзительно выкатились, полные щеки побледнели, и оттого приобрели еще более синий оттенок. Волосатая грудь в разрезе молнии спортивного костюма интенсивно вздымалась, а короткие мощные руки вольника-полутяжа ищуще крючили толстые пальцы.
Итак, первые несколько слов никто не услышал. Южанин тиснул кнопку на брелоке сигнализации, и ничуть не тише ее самой гортанно выкрикнул :
-А ? Щакал! Т-ти куда свои пакщи суешь , сутченок? Э? Я т-тибя сэйчас здесь прям прибью! Зэмлю сэйчас кущать будэшь! Язиком эту мащину сэйчас мить будэшь !
При этом он схватил Конста за воротник тенниски и рванул на себя так, что материя затрещала. Конст был выше незнакомца почти на голову, но , побледнев, и разом осунувшись, выглядел напротив – ниже ростом и значительно субтильнее. Ребята из дворовой компании испуганно притихли и неосознанно сгрудились, скучковались теснее. Никто не курил и не плевался. И не смеялся.
Неожиданно кавказец перехватил пальцами Конста за шею и резким сильным движением впечатал того лицом в капот машины. Сделал он это молча, так что даже стоявшие поодаль юнцы явственно услышали хрустящий и одновременно чавкающий звук. Испуганный вздох пробежал по толпе. Одна из девчонок вскрикнула, тут же прикрыв рот сложенными ладошками. Кавказец рывком дернул голову мальчишки вверх и все увидели запрокинутое лицо с наполненными ужасом серыми глазами и расплющенным носом, из которого хлынула алым потоком кровь. Кавказец развернул лицо Конста к себе и безмолвно, с присвистом дыша, приблизил к нему свое. Конст засучил ногами и глянул на него расширившимися зрачками как кролик на удава. Кавказец какое то время смотрел на него, затем криво ухмыльнулся, и удовлетворенно фыркнув, мощным толчком отстранил от себя худосочное тело. Конст упал навзничь и пополз задом на спине, загребая пыль раскинутыми руками, словно плыл. При этом он не сводил глаз с вероломного обидчика. А тот подобрал с капота машины откатившуюся к лобовому стеклу новенькую белую бейсболку и принялся брезгливо вытирать ею кровь с этого самого капота. Затем он отшвырнул кепку в сторону, открыл машину, вынул из бардачка белую фланелевую тряпочку, смочил ее какой-то жидкостью из серебристого флакона и стал любовно и аккуратно протирать оскверненную металлическую поверхность.
Вячеслав Сергеевич изумленно наблюдал разыгравшееся действо из беседки. Зрелище потрясло его .Он не заметил , как нервно выкурил свою сигарету, и очнулся лишь когда окурок обжег заскорузлые пальцы. Он почувствовал, как у него задергалась левая щека и глаз. Вячеслав Сергеевич поднялся на негнущихся ногах и осторожным торопливым шагом поспешил по направлению к сараю. Мысль о том, чтобы пересечь двор и войти в подъезд как- то не пришла к нему в голову. У сараев не было ни души. Он подошел к своему – второму слева по нижнему ряду и долго рылся по карманам в поисках ключей, затем осознал что дверь не заперта и ключи висят на гвоздике внутри. Достал, встряхнул мятую пачку – трясущимися губами достал сигарету, засуетился в поисках спичек, нашел, чиркнул, с облегчением затянулся. Глаза мальчишки , ползущего на спине по пыльному двору не отпускали его. Это не были прищуренные нагловатые глаза языкастого акселерата - это были глаза испуганного ребенка, которому сделали больно, которому стало пронзительно страшно оттого, что некто взрослый ударил и унизил его и некому было заступиться и защитить . Вячеслав Сергеевич помнил такие глаза и такие взгляды. А также он помнил взгляды такие, как был у этого черномазого бутуза. Воспоминания о тюрьме шершавой наждачкой прикоснулись к нему. Вячеслав Сергеевич делал судорожные затяжки и отмечал про себя , что вот опять накатывает эта паскудная знакомая волна – как теннисный шарик из воды выпрыгивает в горло противный комок и застревает там под самым кадыком. Начинает сводить скулы и предательская влага скапливается под хронически опухшими веками.
Он не докурил еще и половины сигареты, как услышал отчетливый звук, который без труда определил и сразу же внутренне сжался. Это был звук удара камня о стекло. Затем шелест выкрашивающегося мелкими голубоватыми кристалликами лобового автомобильного стекла, и сразу же – пронзительный вой взбесившейся сигнализации.
Вячеслав Сергеевич вышел из душного полумрака сарая и почти сразу же увидел его.
Конст бежал прямо на него, неуклюже размахивая перепачканными грязью руками и алея широкими кровавыми потеками на некогда безупречно белой тенниске. В глазах его была полная отрешенность. Вячеслав Сергеевич поперхнулся, проглотив дым. Конст закричал издалека – Сла-а-а-в-а-а-а! Точнее хрипло просипел, при этом посиневший нос его булькнул кровавыми пузырями. Сла-а-а-в-а-а-а! Спаси.
Нет, он не подсел не спеша рядышком на скамейку, не приобнял шутовски за плечо, и не подмигнул гогочущим дружкам. Он не сказал с ехидной улыбочкой, ну что, дескать, Слава-плакса, Слава-нытик, Слава-соплежуй, пойдем поссым – я угощаю! Нет, он сипел и булькал расквашенным носом и совершенно не помышлял в этот момент о вычурных фразеологизмах и сленговых речевых оборотах. Он обратился совсем нехарактерно для себя - просто и незамысловато. Спаси.
Неожиданно они встретились глазами, когда Конст уже подбежал и тяжело дышал, крупно подрагивая всем телом. Встретились глазами, и все встало на свои места. Нашкодивший шалопай-внук виновато смотрит мудрому, и однозначно сильному в своей мудрости дедушке. И умоляет чтобы тот не выдавал его отцу, который с него три шкуры сдерет, если узнает , что его сын курит. Только на миг встретились глазами. Потом мальчишка опустил глаза и тотчас торопливо их вскинул на старика – Слава!...Спаси.
В этот момент Вячеслав Сергеевич услышал резкие гортанные выкрики из-за кустов черемухи, обрамлявших с тыльной стороны беседку ,и на теплое время года мешающих прямой видимости двора от сараев и наоборот. Он коротко подтолкнул мальчишку – давай в сарай, и торопливо зашел за ним.
Конст развернулся : «Он, он,…я…», но старик прижал к его губам палец и увлек за собой в глубь помещения к противоположной стене, при этом аккуратно обойдя по краю раскрытый зев погреба. Стена была завешана какими-то пыльными тряпками и заставлена деревянными ящиками.
«Откидай шмотки и ящики – там дверь, в крольчатник вход. Забегай туда и сиди тихо.Снаружи почти не видно совсем. Но только тихо. Возьми вот ветошь чистую – вытри кровь. А я выйду - запру тебя снаружи на время.»
Конст спешно отшвыривал какие-то старые пальто, фартуки, сдвигал заплесневелые ящики и протискивался в небольшую ветхую дверь, ведущую в закуток бывшего крольчатника , пристроенного к тыльной стороне сарая в незапамятные времена. Присел и затаился , сдерживая рвущееся дыхание.
Вячеслав Сергеевич торопливо притворил потайную дверь, приладил снаружи несколько ящиков и уже совсем было собрался выйти, как снаружи раздался недвусмысленный топот, и дверь сарая резко распахнулась.
На него шагнула коренастая фигура.
-Э, дед, где этот виродок?
Вячеслав Сергеевич кашлянул, настраивая голос – о ком вы говорите?
-Э, не пирикидывайся! Он мне мащину изуродовал,с*ка!
-Я не знаю кого вы ищете, я дворник…в сарай вот за спичками ходил ,– он поспешно тряхнул коробком.
Кавказец недоверчиво порыскал глазами по стенам, перевел взгляд на Вячеслава Сергеевича – точно не видел? Старик покачал головой, улыбнулся и развел руки - так точно.
Кавказец резко развернулся и шагнул наружу. Вячеслав Сергеевич закурил новую сигарету. Кавказец на полушаге присел на одно колено и начал завязывать шнурок на кроссовке. Неожиданно он замер и мазнул пальцем по дощатому настилу. На пальце алела свежая капелька крови. Кавказец распрямился как пружина. Ноздри его раздулись , а глаза – напротив, сузились. У Вячеслава Сергеевича сердце подпрыгнуло в груди и застряло в горле. Он отпрянул на ватных ногах вглубь, но крепыш уже схватил его за воротник, подтянул к себе и коротко ударил в солнечное сплетение. Боль красной краской из опрокинувшейся банки разлилась по животу и груди. Вячеслав Сергеевич присел, хватая ртом воздух. Сигарета выпала из руки и дымилась возле стены.
- Где этот урод? – кавказец с размаху всадил мысок кроссовка в бок Вячеславу Сергеевичу. Тот вздрогнул, замычал от боли и повалился на бок.
«Я не думал что может быть так больно…главное чтобы до мальчишки не успел добраться…убьет ведь …бешеный…хоть бы кто милицию вызвал…эти сосунки испугались и не догадаются» - мысли роились в голове Вячеслава Сергеевича нестройным хороводом.
Коршуном опять подлетел кавказец и уже занес было вновь свой литой кулак, но Вячеслав Сергеевич вскинул навстречу ладонь – постой! Я покажу.
Кавказец рывком за шиворот поднял с пола легкое тело старика и развернул к входу.
Вячеслав Сергеевич сморщился, схватившись за левую сторону груди и выставил вперед ладонь – сейчас, сейчас, что-то сердце прихватило . Он согнулся в поясе, застонав.
Кавказец уже протянул было руку, чтобы опять схватить его за шиворот, как вдруг переломленный в поясе Вячеслав Сергеевич резко рванулся и изо всех своих сил впечатал свою голову в живот противника. Кавказец совсем не ожидал такого маневра и стоял достаточно расслабленно. Он коротко охнул, взмахнул руками и начал терять равновесие. Начал падать. А падал он прямехонько в алчный сырой зев раскрытого погреба. Короткий вскрик, глухой удар о бетонный пол. Вячеслав Сергеевич торопливо схватил крышку и водрузил ее на место – закрыл погреб. Затем, кряхтя дотащил из угла тяжелую бочку с известкой и поставил ее поверх крышки.
Когда он открыл дверь крольчатника, то первое что увидел - испуганные огромные глаза мальчика. Конст сидел вцепившись побелевшими пальцами в свои колени и почти не дышал. Он слышал все и совершенно не предполагал ,что человек, который отворил дверь в его последнее убежище будет не кавказской национальности.
- Вылезай, кролик. Теперь он до тебя не доберется.,- старик протянул парню руку, а другой ,поморщившись, потер ушибленный бок.
Конст взял сухую костистую ладонь старика и поднялся.
Они обошли бочку и вышли из сарая. Вячеслав Сергеевич по ходу нагнулся и поднял свою недокуренную, уже погасшую сигарету и присел на порог сарая. Рядом молча, неуверенно присел Конст. Вячеслав Сергеевич закурил , затем повернулся лицом к мальчишке и потрепал его по волосам – не переживай, парень, все в порядке. И неожиданно для себя Конст ощутил короткую судорогу в скулах , губы скривились, а подбородок мелко задрожал. Конст заплакал. Крупные слезы прочертили неровные дорожки по его перепачканному лицу. Он плакал, закрыв лицо ладонями и вздрагивая худыми плечами. И повторял одно : прости меня, Слава! Прости меня, Слава. Прости меня.
А Вячеслав Сергеевич неожиданно для себя засмеялся, и, даже закашлялся от дыма. И засмеялся он с каким-то явственно ощутимым облегчением, которого уже не ощущал так давно.
От беседки по направлению к ним торопливо шагали двое омоновцев в окружении всей молодежной компании недавних зрителей.
Вячеслав Сергеевич, все еще смеясь, приобнял плачущего мальчишку, уткнувшегося в свои колени : ну, будет тебе, прекращай , вон девочки идут, неудобно будет, ты же мужчина, а не плакса ! :-|-:


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 03 дек 2015, 21:51 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 1 месяц 22 дня
Аж мурашки по коже...


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 03 дек 2015, 22:16 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 1 месяц 22 дня
тихий мановар, я не сплю, потому что за 5 месяцев вынужденного тунеядства я уже перевыспалась. Сегодня проснулась, проводила домочадцев и спала до 12.00. Теперь на форуме гуляю... У нас 00.20 всего... :-)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 03 дек 2015, 22:17 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 1 месяц 22 дня
Вот скоро выйду на работу - буду в режиме. :-)


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 03 дек 2015, 22:20 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
2 года 6 месяцев 13 дней
Ирхен,  Ну тогда можешь себе позволить :-|-: Да блин. перечислял в посвящении всех, старался не забыть никого, кто ко мне заходил первыми, а тебя не отметил :sh_ok: Извини :smu:sche_nie: Персонально для Иришки также мой вышеиздоженный рассказ!


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 03 дек 2015, 22:24 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 1 месяц 22 дня
тихий мановар, спасибо огромное!!! :ki_ss:


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 04 дек 2015, 03:11 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 2 месяца 15 дней
тихий мановар написал(а):
OOПЛАКСА
:co_ol: h:iy:aeh


Наверх   В сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 04 дек 2015, 04:07 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
5 лет 4 месяца 2 дня
тихий мановар, Спасибо за хороший рассказ, очень понравился. h:iy:aeh
тихий мановар написал(а):
OOСидел вот , форум читал, он просто болью пронизан весь как приемное отделение травмопункта ночью в праздники. А я начал было какой то стеб спеифический армейский там пытаться выводить..
Пиши без оглядки, как воспримут тебя форумчане, не думай об этом. Просто пиши и всё.
Здесь каждый человек ценен своей неповторимостью, индивидуальностью, да и сравнивать, у кого проза или стихи хуже, у кого лучше - на мой взгляд, здесь не уместно. Тут не форум писателей, а мы, алклоголики, люди с оголёнными нервами, без кожи - помогаем себе и друг другу лечить души. Кто как может. :-):


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 04 дек 2015, 05:46 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
16 дней
тихий мановар, Андрей h:iy:aeh Хорошо пишешь, естественно, непринужденно. Фактурно жизненно. Респект. :co_ol:
Отмечу "изюминки":
тихий мановар написал(а):
OOзвенели гитары, трещали порой, зацепившись за гвоздь расклешенные брюки
тихий мановар написал(а):
OOлибо подростки молча вставали с насиженных ступенек и подоконников, и тихо огибали расставившего плечи и раскачивающегося с пятки на носок
тихий мановар написал(а):
OOИ даже ( он сегодня готов был бы побиться об заклад) солнце в окне кухни появлялось около полудня ( а то и раньше), а не как теперь – в пятом часу вечера.
тихий мановар написал(а):
OOПамять, как тактичный, все понимающий друг старательно прятала на самые свои пыльные полки толстые фолианты страданий
тихий мановар написал(а):
OO«…жизнь очень сложна и многогранна, что она не надеется на прощение, но рассчитывает на понимание, что у них ,в общем никогда толком не ладилось, они абсолютно разные люди, и что у него еще все будет хорошо»
тихий мановар написал(а):
OOГолову свою спасал он через руки.
тихий мановар написал(а):
OOДворником быть совсем другое дело – постоянно на ветру, слезы твои вполне оправданы
А насчет формата на фоне других - не комплексуй. Народ тусуется очень разный. Да, с общей проблемой, но на разных путях, и уровнях. В панике заходят по-всякому. Одни начитаются, ужаснутся историям, и сами себя уговаривают – «не, вроде не алкаш я пока». И других иногда читаешь, и сам думаешь – «да нет, не алкаш он ещё, мордой в дно не стучался». На самом деле это всё условности, и все границы размыты, и стены у местных палат тонкие, и коридор общий, и диагноз – под копирку. Единственное, что поймав себя за шкирятник, и почуяв неладное, суметь не падать дальше. На чужом опыте, и своих ошибках выровнять походку, и не заглядывать за угол. Пиши ещё! Это отличная терапия, и не только для самого себя. :a_g_a:


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 04 дек 2015, 06:07 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
3 года 1 месяц 22 дня
Lockwell, привет!!! p:r:i:v
Хорошо сказал! :co_ol:


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 04 дек 2015, 06:08 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
16 дней
Ирхен, Ирина p:r:i:v


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 04 дек 2015, 06:16 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
2 года 7 месяцев 30 дней
тихий мановар, прочитала,очень понравилось, спасибо за Плаксу.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 04 дек 2015, 08:38 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
2 года 6 месяцев 13 дней
LessNikp:r:i:v Спасибо!


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 04 дек 2015, 08:53 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
2 года 6 месяцев 13 дней
Лаэрт, Паша привет! Очень благодарен за слова поддержки и рад . что тебе понравилось. Рассказ написан 18 лет назад на основе собственных ощущений - термин абстинент мне был тогда не ведом. Видишь , прошло время - а знакомство с ним продолжается, к сожалению. Вообще было вчера как-то решил затыкаться что-ли, стало казаться мне что я тут на фоне ситуаций и переживаний других людей начинаю выглядеть этаким ярмарочным шутом-трубадуром, который пытается пиариться по дешевке и заигрывает со всеми встречными. На самом деле я вполне себе взрослый мужик с кучей нерешенных проблем, крахом бизнеса,огромными долгами и растерянностью. Потому что я привык быть лидером, локомотивом, за которым по проложенным мною же рельсам уверенно следуют прицепные вагончики - семья, близкие, сотрудники. И тут оп- рельсы кончились, нужно прокладывать заново - но нет ни сил больше, ни мотивации, ни настроя. И локомотив тихонько сползает на насыпь, оборачивается к своим вагончикам, прикладывает палец к губам и говорит : Т-сссс, подождите меня здесь , я скоро. Отовсюду голоса : эй, куда ты? постой? что нам делать? что будет дальше? А он через плечо отвечает только на один вопрос - я в запой, решил ситуацию поставить на паузу хе-хе, а на остальные ваши вопросы я ответа не знаю тра-ля-ля.... наливай!


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 04 дек 2015, 09:15 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
2 года 6 месяцев 13 дней
Lockwellp:r:i:v p:r:i:v p:r:i:v Женя привет! Очень рад, просто как-то по детски рад, что ты зашел и оценил мой опус. Я вчера долго был в твоих темах - читал тебя и проникся к тебе очень большим пиететом :-|-: Ты МАСТЕРСКИ владеешь словом. То как ты дополнил один из моих стихов выдает в тебе профи. Впрочем, я не льстец, просто действительно очень приятно встретить среди пестрой толпы человека в теме, сложно сейчас подобрать нужные слова, словом я очень хотел чтобы ты прочел. Да проклятая зависимость уродует нашу психику и обнажает там, где должно быть закрыто, а утолщает броню и закрывает обзор там, где напротив все должно быть легко и чисто. Мне в твоих темах показалось . что ты сейчас испытываешь схожие симптомы , что и я - по поводу невостребованности, отсутствия работы, и , как следствие, того душевного равновесия, к которому в нашем возрасте просто необходимо приходить. Нет , конечно существовали и существуют такие творческие личности как Довлатов или , например, Лимонов, которые возраст свой вообще не понимали как препятствие хоть чему то. Кстати не припомню чтобы например Лимонов хоть где-то всерьез загонялся по поводу своей зависимости :-) Ты знаешь, я правда вчера уже хотел по-тихоньку собираться. и не потому что я якобы оказался недостаточно обласкан вниманием или не понят, просто мне показалось , что кроме меня, для которого все эти стихи и рассказы являются именно терапией, это больше никому не интересно. Но ты мне ответил очень искренне и по существу - а не просто хлопнул по плечу - даа ладнаа тебее! А еще то, что ты заметил , что это терапия не только для меня одного. Все эти дни, что я на форуме- вот как есть, даже мысли ни одной выпить не было - настолько захватило. Даже только потому что кто-то на отходняке бессонной ночью в поту и депрессии будет читать меня и ему хоть пол-столь станет легче- я останусь и буду писать здесь. Это главное и первое. А второе, я правда здесь встретил нескольких очень интересных и приятных мне людей, общение с которыми доставляет мне большущее удовольствие. Ты, Жека, -оди из них. Рад буду с тобой продолжать общаться. На тему только одного Аквариума у меня есть масса вопросов как к ценителю. Спасибо тебе.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 04 дек 2015, 09:17 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
2 года 6 месяцев 13 дней
Тинаp:r:i:v Спасибо дорогая, я очень рад ,что ты заходишь и знакомишься с моими ...эээ... ну ты поняла! заходи почаще!


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 04 дек 2015, 09:57 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
16 дней
тихий мановар, Андрей, спасибо на добром слове.
Тот, кто живёт внутри нас, спасается как может от нас же - внешних, и часто бестолковых. В том числе и в печатном слове спасается.
тихий мановар написал(а):
OOДа проклятая зависимость уродует нашу психику и обнажает там, где должно быть закрыто, а утолщает броню и закрывает обзор там, где напротив все должно быть легко и чисто.
Поэтому иногда трудно нащупать грань откровенности. С одной стороны, освобождаешься, открываясь наружу, с другой - рискуешь усугубить свою ущербность, как человека с зависимостью.
тихий мановар написал(а):
OOиспытываешь схожие симптомы , что и я - по поводу невостребованности, отсутствия работы, и , как следствие, того душевного равновесия, к которому в нашем возрасте просто необходимо приходить. Нет , конечно существовали и существуют такие творческие личности как Довлатов или , например, Лимонов, которые возраст свой вообще не понимали как препятствие хоть чему то
Мне за своё место, и свой статус в жизни неловко перед ровесниками. Нет никто, и звать никак. Ну не вписался в большинство, не судьба значит. Довлатов и Лимонов не загоняются по возрасту из-за целостности, и завершённости натуры, миссионерам плевать на частности. Неистовство процесса не позволяет им отвлекаться на ерунду.
тихий мановар написал(а):
OOпросто мне показалось , что кроме меня, для которого все эти стихи и рассказы являются именно терапией, это больше никому не интересно
По сути каждый дневник-тема пишется для себя, и это правильно по общей теме форума, не стоит загоняться по реакциям, подавляющая доля реакций - внутри прочитавших, и оно - ко благу. Поэтому пиши, не заморачиваясь.
тихий мановар написал(а):
OOВсе эти дни, что я на форуме- вот как есть, даже мысли ни одной выпить не было - настолько захватило
Эта мысль ещё заглянет не раз, но это отдельный разговор.
тихий мановар написал(а):
OOкто-то на отходняке бессонной ночью в поту и депрессии будет читать меня и ему хоть пол-столь станет легче- я останусь и буду писать здесь
И это правильно. Ну и про призвание "Никто кроме нас!" тоже не забывай. :a_g_a:
тихий мановар написал(а):
OOНа тему только одного Аквариума у меня есть масса вопросов как к ценителю
Борисыч мне мозги и душу потревожил в нежном возрасте, у меня к нему особый счёт, бывало и ссорился с ним заочно. Но он, собака такая, умеет вовремя отмазаться. :-) Обсудим ещё.


Наверх   Не в сети   Вниз
  
СообщениеДобавлено: 04 дек 2015, 10:12 
Аватара пользователя

Я не пью уже:
2 года 9 месяцев 2 дня
гы, я как-то пообщалась лично Гребенщиковым в одной смешной стране


Наверх   Не в сети   Вниз
  
1 ... 3 4 5 6 7 8 9 ... 192


Сейчас этот раздел просматривают:

АНГАСОЛКА, CommonCrawl [Bot] (в этой теме), cvetl, DotNet [Bot], GreySkunk, Калдор Драйго, Катька, Валер17 и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Перейти: